Почему Москва так боится переименования УПЦ МП

Сегодня именно название УПЦ является тем, что позволяет абсолютному большинству верующих украинцев по-прежнему ходить в церкви Московского патриархата.

Кирилл, Онуфрий
Глава УПЦ МП Онуфрий и патриарх Московский Кирилл

УПЦ МП противится переименованию в РПЦ не менее, чем самой автокефалии. Что же произойдет, когда УПЦ МП будет переименована и как может развиваться ситуация?

К примеру, государство может решить, что церковь с иностранным представительством не может в своем названии содержать слово "украинская", а должна в названии содержать указание на ту церковь, с которой она канонически связана. К примеру, Украинская греко-католическая церковь является католической и признает это. Точно так же в Украине действует Греческая православная церковь, Румынская православная церковь, Болгарская православная церковь – у них есть свои приходы, но в своем названии они содержат указание на церковь другой страны. Точно так же должна действовать российская церковь.

Читайте такжеПерспективы "филиала РПЦ в Украине": что ждет Московский патриархатВ России есть большие надежды на то, что решение о переименовании УПЦ МП не будет принято до президентских выборов в Украине. Если у нас будут медлить с этим, а президентские выборы пройдут по российскому сценарию, это будет значить, что переименования МП точно не будет, это решение будет заблокировано. Это, в свою очередь, будет значить, что распад российской церкви в Украине замедлится, а потом, возможно, и произойдет какой-то реванш. Расчет – на это.

Кроме того, нужно понимать, что те украинцы, которые четко сказали, что идентифицируют себя с Московским патриархатом, на самом деле больше привязаны к названию – Украинская православная церковь. Согласно украинскому законодательству, не епископ, не президент Украины, не митрополит и не патриарх, а местное население решает, к какой конфессии будет принадлежать их церковь. То есть люди, например, жители села, должны будут признать, что теперь они являются российской церковью в Украине. Как думаете, что произойдет? Да такая церковь очень быстро, за считанные недели, перейдет в единую украинскую поместную православную церковь! И таких случаев будет очень много.

Потому, если удастся провести Объединительный собор до конца ноября, если после этого удастся получить Томос до конца года, если до президентских выборов получится провести закон о переименовании церкви и урегулировании церковных отношений, то я думаю, через год-два будет существовать РПЦ в Украине, которая будет иметь около 5% прихожан – это их приблизительный рубеж.

Читайте такжеЧем Москва ответит на автокефалию УкраиныИ единственное, что тут может сделать Россия, дабы препятствовать этому – это прибегнуть к действиям силового характера, но не церковного.

Почему УПЦ МП сегодня так противится переименованию в РПЦ? Прежде всего, они боятся потерять прихожан. Сегодня именно название – УПЦ – является тем, что позволяет абсолютному большинству верующих по-прежнему ходить в эти церкви. К тому же, в самом Московском патриархате постоянно подчеркивают, что УПЦ МП – это украинская церковь, а не филиал московской, мол, УПЦ МП и РПЦ просто в каноническом единстве. Но УПЦ КП сейчас в каноническом единстве с Константинополем, а не с Москвой. То есть кто-то с кем-то непременно в каноническом единстве… Пока МП остается УПЦ, а государство, пусть по умолчанию, но признает их статус, как украинской церкви, а не как представительства российской церкви, до тех пор против них нельзя применить никакие законопроекты, которые бы носили ограничительный характер, например, в тех же финансовых вопросах.

Церковное законодательство не предполагает вмешательства государства в церковную жизнь (например, решать, кто будет епископом), но такие вещи, как перетекание средств через границу, были прописаны. И существуют прецеденты, когда государство, не вмешиваясь напрямую, может в отношении определенных иностранных церквей ввести некоторые ограничения.

Например, когда создавалась Албанская православная церковь (на сегодняшний день самая младшая из православных церквей), четко было прописано, что епископами и священниками в ней могут быть только албанские граждане. И все, до свидания грекам. Ведь, по сути, в Албании была греческая церковь с албанским языком богослужений. Эту практику албанцы прекратили, приняв соответствующий закон. Часть священников и монахов повозмущалась, но потом приняли албанское гражданство и начали действовать по албанским законам, а другая часть вынуждена была уехать в Грецию.

Читайте такжеУкраина отдала Крым в обмен на автокефалию?Вот и УПЦ МП, опасаясь такого сценария развития событий, цепляется за название, которое, как они считают, подтверждает статус именно украинской церкви.

Что в данном случае может сделать украинское государство, чтобы переименовать МП и назвать вещи своими именами? Безусловно, сначала должны высказаться конституционалисты – они должны расшифровать, что значит "отделение церкви от государства". Государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела церкви: не выбирает епископов, не решает, в какой руке дьякон должен держать кадило, как священник должен креститься, какой рукой и т.д. Однако при этом именно государство задает основные правила сосуществования церкви и государства и некоторых внешних атрибутов церкви. То есть отделение церкви от государства вовсе не означает, что государство не может даже подступиться к церкви. Оно, к примеру, определяет имущественные права церквей. Это регулируется только государственными законами. Так что существует достаточно много вопросов, по которым государство может вмешиваться в дела церкви.

Теперь вопрос – как может быть сформулирован закон, которым бы определялись все нюансы относительно названия. Ведь прописать, что "УПЦ, которая находится в каноническом единстве с РПЦ, переименовывается в "Российскую православную церковь в Украине", вряд ли можно. Однако могут приняты изменения к действующему законодательству с приблизительно такими формулировками: "церкви, которые представляют национальные образования и имеют свои центры управления за пределами украинского государства носят название…". А дальше должна быть заложена формальная составляющая этого названия, которая будет одинаковой и для греческой церкви в Украине, и для сербской, и для болгарской, и для российской. Все это должны выписывать юристы.

То есть, закон должен быть сделан для всех церквей, центры управления которых находятся в других странах, а не в Украине. Просто все церкви у нас, кроме МП, уже и так живут по этим нормам. Также закон должен содержать обязательство перерегистрироваться таким церквям. Я думаю, что ни греческая, ни болгарская, ни сербская особо не будут против.

Читайте такжеУдар кадилом по башке: почему Москва так боится автокефалии УПЦНу, а если МП не перерегистрируется, то кому она сделает хуже? Никто их не запретит и не закроет, но они будут лишены возможности открывать банковские счета, и у них будут возникать другие проблемы. Никто, конечно, не будет лезть на рожон. Но в государственных документах МП будут называть только так – РПЦ в Украине, будет запрещено использование любых документов, которые используют неправомерное название, будут время от времени приходить какие-то финансовые инспекции и фискальные службы из-за незаконного оборота средств в наличной форме, будут немножечко штрафовать. Конечно же, МП никто не ликвидирует. Но у государства есть столько методов, которыми оно может испортить жизнь кому угодно. Была бы политическая воля, а создать такие условия, при которых любой конфессии будет себе же дороже играть с государством в такие игры, очень легко.

Тарас Чорновил, политический аналитик, бывший народный депутат Украины, специально для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять
telegram
Подписывайтесь на наш
канал в Telegram
Узнавайте первыми все
самое важное и интересное
Подписаться