Диллема Зеленского: почему любое решение по Цемаху не имеет правильной развязки

Украинцам пора начать дискуссию об основополагающих нормах и фундаментальных ценностях нашей Конституции.

Владимир Цемах
Владимир Цемах / twitter.com/MaryanKushnir

За последние дни наверняка только ленивый не упомянул имя Владимира Цемаха. Даже несколько десятков евродепутатов успели обратиться к Президенту Украины с официальным письмом, в котором выразили присущую европейским политикам "глубокую обеспокоенность" по поводу возможного обмена ключевого свидетелю по делу MH17, имя и фамилия которого они вероятно впервые в своей жизни услышали накануне.

Наверное Цемаха (вместе с другими) уже в этот уикенд обменяют на украинских заключенных Кремля. Многие критикуют такой "прогиб" Зеленского перед Путиным. Для такой критики немало серьезных оснований: потенциальный подрыв Западной коалиции в поддержку Украины (которая и так уже на ладан дышит - читайте недавнее выступление Макрона перед французскими дипломатами) фактическое освобождение от наказания военного преступника, которого подозревают в причастности к убийству почти 300 мирных граждан; обмен политических заключенных и незаконно удерживаемых военнопленных на военных преступников, является прямым побуждением для Кремля брать в плен новых и новых украинских заложников...

С другой стороны, когда мы вспоминаем наших сограждан, которые годами скитаются в российских лагерях и тюрьмах, кажется нет такой цены, которая будет велика за их освобождение и возвращение на родину.

Читайте такжеОсвобождение Цемаха - небольшая цена за жизнь украинских пленниковДилемма, перед которой встал украинский Президент, не имеет однозначно правильной развязки.

Так, когда под давлением международного сообщества в феврале 1985 президент ЮАР Питер Бота предложил Нельсону Манделе освобождение в обмен на "безоговорочный отказ от насилия в качестве политического оружия", Мандела отклонил предложение со словами: "Какую еще свободу мне предлагают, когда народная организация остается запретной? Только свободные люди могут вступить в переговоры. Заключенный не может заключать договоры". К тому времени он провел в заключении более 20 лет. После этого отказа - еще пять. В 1985 году ему было 67...

Но, с другой стороны, в 2011 году Израиль выпустил из тюрем 1000 палестинских боевиков, среди которых немало отбывали наказание за подготовку и осуществление террористических актов, в обмен на одного капрала - Гилада Шалита, которого за 5 лет до того палестинцы взяли в плен около сектора Газа.

Хорошо, скажете вы, вопрос действительно сложный и Зеленскому здесь не позавидуешь. Но при чем здесь Конституция Украины?

Если верить, что это не просто брошюрка, которую изучают студенты юридических факультетов и которая имеет минимальное отношение к реальной жизни, а является документом, фиксирующим иерархию ценностей, которую исповедует украинское общество, тогда Зеленский абсолютно прав.

Открываем ст. 3 Основного закона и читаем, что "человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью". Не свобода, и не самореализация ("стремление к счастью"), не украинская государственность, не международное право в конце концов является основной ценностью, которой служит украинское государство - согласно Конституции, это "человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность".

Читайте такжеОсвобождение Цемаха может "ударить" по УкраинеЕсли относиться к этим словам серьезно, тогда "гарант Конституции" конечно прав, что делает все, чтобы защитить "жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность" украинских пленников Кремля. Международные обязательства, избежание наказания военным преступником, уступки агрессору - это все вторично и должно служить главной цели - "человеку, его жизни и здоровью, чести и достоинства, неприкосновенности и безопасности". Здесь Зеленский - даже не подозревая того - действует в унисон и с буквой, и с духом действующей Конституции.

Вопрос в другом, выживет (и выжила бы) Украина, если будет действовать в соответствии с духом и буквой нашей гуманной Конституции - Основного закона мирного времени?

Или выстояли бы мы в 2014-м, если бы десятки тысяч украинцев не были - вопреки конституционному предписанию - убеждены, что свобода (причем не только личная, но и свобода Украины) дороже самой жизни? Не доказывает ли нам опыт оккупированных территорий, что с потерей суверенитета над ними там критически обесценивается человеческая жизнь, а право на честь, достоинство, здоровье, неприкосновенность и безопасность становятся пустыми декларациями, которые ничего не стоят и выглядят как издевательство над человеком, а не ее защита (кто в этом сомневается, настоятельно рекомендую посмотреть "Донбасс" Лозницы)?

Если Конституция вообще чего-то стоит, не пора хотя бы начать дискуссию о ее основополагающих нормах, о ее фундаментальных ценностях? Так как сейчас ее исполнение странным образом угрожает самому существованию украинского государства, без которой любой основной закон пылиться в исторических архивах чужих стран, напоминая о большой и трагической цене, которую платят народы за неумение и/или нежелание видеть мир таким, какой он есть, а не таким, каким бы кому-то хотелось.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять