Визы vs наркотрафик, или Не превращайте украинцев-заробитчан в заложников Путина

Ни один украинец в здравом уме не поменяет свой синий паспорт на российский красный.

Путин, злость
Владимир Путин Reuters
В конце прошлой недели сразу две новости, практически на одну и ту же тему всколыхнули общественность. Верховная Рада заговорила о введении виз для россиян, а депутат Верховной Рады Владимир Парасюк посоветовал согражданам, отправляющимся в Россию на заработки, ехать с вещами "и больше не возвращаться". Можно подумать, что Украина страдает от переизбытка населения и поэтому пара миллионов собственных граждан, между прочим, работоспособных, — это так, фигня на палочке.

Ладно, малообразованный нардеп, каким бы заслуженным бойцом-ветераном АТО он ни был — все-таки еще не политик, а все тот же сотник, ставший "главным драчуном" новоизбранной Рады. Но более опытные политики, как тот же Андрей Парубий, или карьерный дипломат Владимир Огрызко дуют в ту же дуду. На сайте "Главреда" по этому поводу уже и так много дискутировали представители украинской общественности. Мне же хочется пофилософствовать на ту же тему, но уже с точки зрения украинца, много лет живущего в России. Как говорится, взгляд с другой стороны.

Сейчас в Россию из Украины на заработки выезжает (по разным данным) от одного до 4-х млн человек. Правда, после аннексии Крыма весной 2014 года число украинских трудовых мигрантов в России стало сокращаться, о чем красноречиво свидетельствует статистика. По данным Украинского аналитического центра (УАЦ), в 2013 году украинские граждане пересекали границу с Россией 6 млн раз. 2013 год вообще стал рекордным по числу посещений РФ украинскими гражданами. Глава Федеральной миграционной службы РФ (служба была упразднена 5 апреля 2016 года) Константин Ромодановский сообщал в 2014 году, что всего в 2013 году в России трудились 2,9 млн украинских граждан. С 2014 года поток иностранных трудовых мигрантов в Россию стал сокращаться — уже за первые два месяца года он упал на 5 процентов. Виной тому послужил экономический кризис — работу в РФ стало находить труднее, а заработки снизились. Сократился и поток из Украины. По сообщению президента УАЦ Александра Охрименко, после Майдана количество украинских гастарбайтеров в России уменьшилось как минимум на 30 процентов.

Правда, почти одновременно начался новый процесс — с юго-востока Украины в Россию потянулись беженцы. В начале 2016 года в Федеральной миграционной службе РФ заявили, что с начала конфликта в Донбассе в РФ осело около миллиона украинских граждан. На сегодняшний день, по данным Главного управления по вопросам миграции МВД, в России находятся 2,5 млн украинских граждан, из них трудоспособного возраста (от 18 до 59 лет) — 1,9 млн человек.

Если с беженцами все понятно — люди бежали с семьями от войны (к сожалению, далеко не все в западную сторону, поскольку многие на Донбассе, да и в целом в Украине, полностью одурманены путинской пропагандой по зомбоящику), то с "гастарбайтерами", или "заробитчанами" все не так просто. Они едут туда работать, зарабатывать деньги, которые не могут заработать по той или иной причине у себя на Родине.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Зомбоящик от Путина. Почему украинцы считают русских братьями, а не врагами

В последнее время, правда, особенно среди молодежи, появилась новая тенденция — смена приоритетов при выборе страны для трудоустройства. Теперь украинцы больше стремятся в Евросоюз и не только (многие едут, например, в Израиль). Особенно привлекательными в этом смысле являются наиболее развитые из стран Центральной Европы — Польша и Чехия. Так, на первом месте по числу украинских мигрантов среди европейских стран находится Польша: по данным посольства Украины в этой стране, с 2014 года польские консульские учреждения выдают ежегодно на 30 процентов больше виз для украинцев, чем ранее. Чтобы это было более понятно: в цифрах это чуть больше 1 млн человек. То есть, в какой-то степени сопоставимо с российскими цифрами

Но это направление не является для меня сейчас темой статьи. Это просто к вопросу о "плаче" некоторых депутатов, почему украинцы едут в страну-агрессор, неужели, мол, не могут найти работу на Родине, или хотя бы в странах Евросоюза.

Вероятно, на Родине они работу, соответствующую их профессиональному и потребительскому уровню, и в самом деле, найти не могут. И нардепам, вместо того, чтобы печалиться о путешествующих в Россию "заробитчанах", следует не кричать с трибун и не драться друг с другом на посмешище всего мира, а, в первую очередь, принимать такие законы, которые бы позволили украинцам оставаться в Украине и работать на благо Родины. А во вторую очередь, заставить полицию следить за разного рода объявлениями в бумажных и электронных СМИ, в подъездах домов, на стенах переходов, в метро и т.п., в которых, по сути, в Россию украинцы приглашаются поработать "наркокурьерами" (разумеется, об этом не говорится открытым текстом). Да, это большая проблема. Но, например, в маленькой Молдове эту проблему практически решили.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Осторожно, реклама. Как украинцы становятся наркокурьерами в России

 

 Теперь, собственно, о том, что побудило меня включиться в эту дискуссию. Об экономической составляющей украинских гастарбайтеров.

На российском телевидении некоторое время назад гуляла такая шутка: американцы удивляются, почему в их стране становится все меньше наличных долларов, да потому что все они перекочевали в Россию.

Так, может, нужно еще больше украинцев-заробитчан отправлять в Россию, чтобы лишить агрессора лишней наличности (ведь, в основном, русский работодатель расплачивается с гастарбайтерами "черным налом").

2013 год стал рекордным не только по числу посещений украинскими гражданами России, но и по объему денежных переводов, осуществленных физическими лицами из РФ в Украину. Затем, в 2015-2016 годах динамика объемов переводимых ими на Родину средств резко снизилась. По словам экспертов, одна из причин заключается в том, что украинские граждане стали реже выбирать в качестве места работы Россию. Так, по итогам I квартала нынешнего года объем переводов в Украину сократился, по сравнению с I кварталом 2013 года, в 3 раза, в рублевом эквиваленте — примерно на 10 процентов.

По данным Центрального банка России, из РФ в Украину в 2013 году физическими лицами по всем системам денежных переводов было отправлено почти 3,5 млрд долларов (вдумайтесь: 3,5 миллиарда не рублей, не гривен, а долларов!); в 2015-м — 1,2 млрд долларов. Казалось бы, трехкратное уменьшение! Но при этом нужно учитывать, что в 2013 году доллар в России стоил около 30 руб., а в 2015-м — порядка 60. Разница получается не такой уж и большой (посчитайте сами). При этом еще раз подчеркну: речь идет о наличных долларах.

Вернитесь чуть назад и еще раз перечитайте шутку про обескураженных отсутствием наличных долларов американцев.

А, учитывая международные санкции в отношении России и тяжелую экономическую ситуацию внутри страны, каждый миллиард долларов, вывезенный за пределы России (причем, не его дружбанами из кооператива "Озеро", а гражданами другого государства) больно бьет по плешивой голове Пахана Всея Руси.

Теперь снова поговорим о политике. Многие рассуждают таким образом, что введение Украиной визового режима для граждан России будет правильным, хотя и запоздалым решением киевских властей, и должно помочь правоохранителям контролировать тех, кто приезжает в Украину с недобрыми намерениями. Особенно поддерживает эту точку зрения уже упоминавшийся выше бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко, прокомментировавший "Главреду" эту ситуацию таким образом: "Я говорил уже давно о том, что Украине необходимо ввести визовый режим с Россией, разорвать с ней дипломатические отношения, прекратить имитацию участия в несуществующем СНГ, денонсировать Договор о дружбе и сотрудничестве, в одной из статей которого закреплено то, что Украина и Россия являются стратегическими партнерами. Об этом я говорил еще с начала российской агрессии. Потому — эта позиция не является конъюнктурной. С Россией можно разговаривать только на одном языке — на языке силы и принуждения к выполнению обязательств". И дальше: "Часто говорят, что у нас миллион граждан работают в России. У меня возникает вопрос — а что для каждого конкретного человека, который работает где-то, например, в Сибири, изменится, если сейчас будет введен визовый режим? Разве от этого изменится его разрешение на работу в России? Сократится или не будет продлеваться? Нет. Он будет точно так же работать там до того момента, пока это разрешение будет действовать. После этого его просто нужно будет продлить... Но если этот человек захочет уехать в РФ, то ему, действительно, придется оформлять некоторые документы. Но в связи с этим возникает другой вопрос — должны ли мы говорить о помощи тем, кто помогает сегодня агрессору? Этот вопрос необходимо совершенно открыто поставить перед теми, кто считает, что другой работы, кроме как в РФ, они не смогут найти. Разве нет работы в Украине или же в Польше, Венгрии, Чехии и Словакии или других европейских странах?"

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Геть від Москви!". Чому візовий режим із РФ — не безпека у воєнний час, а логіка війни

А в чем, собственно, они помогают агрессору? Тем, что зарабатывая в России на стройках и т.п. предприятиях, привозят на Родину, в Украину, миллиарды российских рублей, ослабляя, тем самым, и без того на ладан дышащий бюджет государства-агрессора? Может быть, благодаря этим сотням миллиардам рублей, украинцы, работающие в России, спасут хоть несколько жизней солдат ВСУ тем, что Путину уже скоро нечем будет платить своим наемникам (не из-за перебоев ли с финансированием, в том числе, увеличилось дезертирство российских военнослужащих и их донецко-луганских бандитов-приспешников)?

Я сам несколько раз напрямую сталкивался с заробитчанами: одни помогали мне строить дачу, с другими просто общался. Причем, практически все, с кем я общался, приехали на заработки с Западной Украины. Они были весьма довольны этим заработком, и собирались по истечении 90 дней, после некоторого перерыва вновь вернуться в Россию. Их работодатель (в отличие от гастарбайтеров из Средней Азии) не обижает, платит нормально. На мой же вопрос, неужели они не могли найти такой работы в Украине, они честно отвечали: такой и с такой оплатой — нет! А у нас семьи, по два-три ребенка, их же кормить надо.

Здесь, разве что, можно говорить о некоем моральном компоненте. Но мораль не всегда перекрывает экономическую выгоду. Потому что рассуждать о морали может только сытый, а голодный, в первую очередь, думает о еде. Да и что делать украинцам, русским и татарам в Крыму, не желающим порывать связи с Родиной, а визы эти связи, естественно, порвут? То же касается и жителей оккупированных территорий на Востоке Украины.

При этом не стоит забывать, что давно живущий в нереальном мире (по словам Ангелы Меркель) и будучи в полном неадеквате, Путин вполне способен после такого решительного шага с украинской стороны сделать эти миллионы украинских гастарбайтеров и беженцев своими заложниками, как он это уже показал всему миру в  случаях с Савченко, Сенцовым, а теперь еще и с журналистом Сущенко, тем более, что говорящая усатая путинская голова (Песков) уже заявил, что в случае введения визового режима Украиной Россия примет решение в "своих интересах". И тогда уже не выйдет обмена "всех на всех", а получится элементарно переселение народов (опять же, как и в столыпинские и в сталинские времена — вполне себе насильственное).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Крым vs Косово: двойные стандарты или очередная "лапша" от Путина

Страх же о том, что в случае принятия визового закона, миллионы украинцев тут же побегут менять свои паспорта на российские, вполне могли сбыться еще года три-четыре назад. Сейчас же, когда, во-первых, Путин превратил Россию в страну-изгоя, а русских — во всемирное посмешище, а, во-вторых, когда Украина стоит на пороге отмены виз со странами Европы и европейская интеграция все более усиливается, ни один уважающий себя украинец, находящийся в здравом уме, не поменяет свой синий паспорт на российский красный. Наконец, в-третьих, когда украинцы видят, что творят "правоохранительные органы" России в Крыму, что происходит с некоторыми украинскими заробитчанами в самой России (многих и так уже берут в заложники, объявляя их наркоторговцами, шпионами и т.п.), неужели они захотят на своей шкуре испытать все прелести путинского режима?

Более того, я считаю, что ехать на заработки в Россию становится все более опасным приключением не только для публичных личностей, но и для обычных людей. Примеров тому масса.

Так, летом 2015 года упраздненная ныне в России ФСКН (Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков) несколько раз сообщала о задержании граждан Украины в связи с подозрением в распространении синтетических наркотиков, а в то время глава службы Виктор Иванов заявлял о росте в 1,5 раза количества украинцев, которые задерживаются в России в связи с распространением спайсов. В декабре 2015 года российские силовые ведомства сообщили о задержании только в течение одного месяца 335 граждан Украины и возбуждения против них 117 уголовных дел, связанных именно с незаконным оборотом наркотиков. К началу 2016 года оказалось, что "украинцы стабильно занимают второе место после таджиков среди представителей иностранных государств, осуществивших наркопреступления в России".

Кстати, в апреле 2015 года глава ФСКН России озвучил довольно экзотическую версию о "тоталитарных сектах", которые "подсадили на метадон" участников Евромайдана в Украине, а полученные средства направили на финансирование так называемых "цветных революций". Причем, эти оригинальные объяснения событий в Украине Виктор Иванов выражал вполне официально, более того, на международном уровне ‒ во время встречи глав антинаркотических ведомств ШОС. Иванов также намекнул на "диверсионную деятельность" украинцев, заявив об особой роли синтетических курительных смесей ‒ тех самых спайсов как "боевого ядовитого вещества против россиян". Они, по его словам, разрабатываются в специальных научных центрах, по совместительству готовящих и "цветные революции" в разных странах.

За полгода, в декабре 2015 года вместе с информацией о задержанных в течение месяца 335 гражданах Украины, появилось еще одно заявление, соответствующее духу времени: несколько условно-досрочно освобожденных наркоторговцев, которые заехали в Крым из других украинских областей, а также из России, осуществляя торговлю наркотиками, "продолжают свое сотрудничество с СБУ".

"Очевидно, что такая криминальная активность наших соседей не только и не столько (объясняется) перспективами получения сверхприбылей от поставок в Россию, но и политическими предпочтениями Украины в целом", ‒ заявлял первый заместитель председателя оперативно-розыскного департамента ФСКН Сергей Москалев. Он уверенно утверждал, что наркобизнес в России поддерживается "украинскими спецслужбами, которые курируются Западом" и "проводят спланированную антироссийскую деятельность с использованием уголовной матрицы наркобизнеса".

Эти заявления делались в том числе с определенным политическим прицелом, но поводов не доверять статистике — нет. Тем более, она совпадает с той информацией, которую мы получаем от родственников арестованных и осужденных.

Министерство иностранных дел Украины в последнее время делало несколько заявлений (в том числе, в апреле и июле) относительно рисков для граждан Украины, путешествующих в Россию, в том числе, связанные с подбрасыванием наркотических веществ.

Но точной информации о количестве задержанных или осужденных по 228 статье МИД не обладает. На сегодняшний день Департаменту консульской службы удалось установить около 300 граждан Украины, но это далеко не полный перечень.

То, что именно сейчас украинцы поднялась на вторую позицию по количеству задержанных, может объясняться элементарно, а именно — экономическим кризисом. Именно финансовое объяснение является ключевым и в известных нам случаях.

Разумеется, среди украинцев, живущих в России, есть люди (как я уже писал выше) одурманенные российским телевидением, и они начинают смотреть на страну, из которой приехали, глазами большинства жителей страны, в которой сейчас живут. И, таким образом, они уже стали заложниками Путина. Но стоит ли давать последнему повод для еще большей радости (а можно и через букву "г" написать)?

Поэтому совершенно прав  министр иностранных дел Украины  Павел Климкин, высказавшийся по этому поводу следующим образом: "Вопрос не в том, визовый режим или невизовый. Я, например, не исключаю, что нам будут нужны даже более жесткие мероприятия, чем визовый режим. Вопрос в том, что это нам даст, как мы это сделаем, в какие сроки, как это на самом деле будет влиять на наших граждан, наших граждан в оккупированном Крыму, граждан, которые находятся в России, давайте честно скажем, у нас, когда мы имеем российскую агрессию, миллионы украинцев находятся в России. ИТ вопрос, почему и как они находятся, и как мы можем достать их оттуда — это вопрос. И мы прекрасно понимаем, что Россия сразу начнет бешеную кампанию, будет усложнять получение виз, будет предлагать гражданство и много вещей".

ПО МАТЕРИАЛАМ: