Украину ждет новый коронавирусный марафон, так как коллективного иммунитета достичь нереально – врач Амосова

Новых случаев заражения ковидом в Украине станет меньше ближе к июню, правда, передышку мы получим только до осени, считает врач.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

На сайте Главред состоялся чат с врачом терапевтом-кардиологом, доктором медицинских наук, профессором, основателем Медицинского центра Амосовой Екатериной Амосовой. Общаясь с читателями, она рассказала, когда нынешняя волна эпидемии коронавируса пойдет на спад, ждет ли нас новый виток эпидемии осенью, стоит ли украинцам надеяться на появление коллективного иммунитета к лету, является ли британский штамм Covid-19 более убийственным, и почему в Украине увеличилось число смертей от "короны", а также стоит ли делать прививки вакцинами 2020 года, несмотря на появление новых штаммов, будут ли "старые" вакцины действенными в отношении их.

О декоративных украинских локдаунах, смертельной жатве ковида и новых волнах эпидемии – читайте в стенограмме чата с Екатериной Амосовой.

Скептик: Степанов сообщал, что эпидемия начинает идти на спад, что мы выдержали очередной скачок заболеваемости Covid-19, и что постепенно ситуация начала улучшаться. Согласны ли вы с такой оптимистичной оценкой, которая прозвучала на фоне продолжения локдауна в Киеве и перехода в красную зону очередной области (Полтавской)?

Екатерина Амосова: Этот оптимизм преждевременный. Эпидемическая ситуация существенно отличается в зависимости от региона Украины. На западе страны волна эпидемии действительно пошла на спад. Это связано с тем, что там она началась раньше: большое количество людей переболело, и, соответственно, даже без вакцинации уменьшилось количество уязвимого населения.

Ежедневная статистика новых выявленных случаев заболевания ковидом является не слишком надежным показателем динамики эпидемии, так как на эту цифру влияет человеческий фактор, доступность тестов и ряд других факторов. Например, если болеет вся семья, то тестируется, как правило, кто-то один из членов семьи. Или, если человек делает тест в частной лаборатории, этот положительный результат не попадает ни в одну статистику. Кроме того, подтягивается количество новых выявленных случаев за предыдущие дни, а иногда и недели.

Читайте такжеКонец близко: когда в Украине закончится коронавирусный кошмарПо моему мнению, лучше анализировать количество занятых коек и новых госпитализаций. Но здесь есть одно "но": в течение последних десяти дней мы наблюдаем отсутствие и даже уменьшение прироста, но это происходит не потому, что у нас все так замечательно и "мы справились", а потому что все кровати с кислородом уже заняты. Таким образом, отсутствие коек лимитирует количество госпитализаций.

Судя по сообщениям в Фейсбук волонтерских организаций, которые занимаются концентраторами (в частности, Киев – Литвинова, Одесса м Ножевникова, Харьков – Титова), и количеству людей, которые к ним обращаются, рано говорить об уменьшении количества госпитализаций из-за того, что стало меньше новых случаев.

Нам рапортуют, что в Киеве занято 70-80% коек, а не 100%. Но детские койки и койки для беременных в роддомах не занимают, а их резерв велик. Именно за счет этих коек создается видимость, что вроде как еще остаются места для больных Covid-19.

Еще один показатель, который стоит учитывать, чтобы оценить реальную ситуацию – процент позитивных результатов ПЦР-тестов из всей массы сделанных ежедневно. Здесь действительно есть положительная динамика. О стабилизации ситуации и окончании волны можно говорить тогда, когда эта цифра становится меньше 10%. Две недели назад в некоторых регионах Украины было под 50% положительных результатов! Сейчас наблюдается некоторое уменьшение, но не стоит раньше времени радоваться, ведь увеличилось количество людей, которые путешествуют, и они разбавляют статистику своим очевидно отрицательным ПЦР-тестом, который им нужен для поездки.

Впрочем, есть основания ожидать определенного уменьшения новых случаев и госпитализаций ближе к июню. Правда, это уменьшение будет временным. Передышку, вероятнее всего, мы получим только до осени.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Василий: В последние дни количество новых случаев заражения коронавирусом, которые выявляются ежедневно, начало уменьшаться означает ли это, что эпидемия пошла на спад, по крайней мере, эта волна? Когда, по-вашему, можно будет снять жесткие ограничения? Прогнозируете ли вы новую волну осенью?

Екатерина Амосова: Вполне логичный вопрос – если у нас становится меньше новых случаев, то зачем нам продолжать ограничения? Локдаун, то есть ограничение передвижения и изоляция людей в домах, вводится, когда наступает или приближается коллапс медицинской системы (ситуация, когда не хватает коек с кислородом). Гораздо эффективнее его вводить предварительно, когда система еще не "легла".

Показания к госпитализации в течение последнего месяца стали гораздо более строгими, чем раньше. Вообще, по международным и украинскими протоколами, следует госпитализировать человека, у которого насыщение крови кислородом (сатурация) менее 93%, или если он относится к группе риска (декомпенсированный сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания и прочее). Но сейчас положить такого больного в больницу нереально. Негласным критерием для госпитализации сегодня является насыщение крови кислородом значительно меньше, чем 90%, порой у нас даже людей с сатурацией 70% невозможно положить в больницу.

Когда завершается локдаун, люди начинают очень активно коммуницировать, в результате чего снова начинается стремительный прирост новых случаев. Особенно это характерно для жестких и "правильных" локдаунів, как в западноевропейских странах. При наличии политической воли в жесткий локдаун легко войти, но из него очень трудно выйти. Именно поэтому Западная Европа, несмотря на уменьшение количества новых случаев, пролонгирует локдаун, параллельно активно проводя вакцинацию.

В Украине в большинстве городов довольно декоративный локдаун, soft-версия. Следует отдать должное Кличко, потому что в Киеве, в отличие от многих других городов Украины, где был именно декоративный локдаун, определенные ограничения все-таки работают. В частности, введены строгие ограничения по пользованию общественным транспортом, но при этом организована система специальных пропусков. Конечно, с этими пропусками коррупции куча, аж гай гудит. При этом такси с первого дня локдауна существенно подняли цены. Но давайте будем откровенны: у нас всегда множество людей передвигались чрезмерно, даже пенсионеры искали себе занятий в течение дня. Теперь же немалое количество людей благодаря тому, что пропуск не достанут, а такси дорогое, все-таки посидят больше дома и в магазин будут ходить только в пределах своего района.

Вследствие того, что в Украине локдауны в основном не были слишком жесткими, когда их начнут смягчать или снимать, не будет такого рикошета, как в Британии или Германии. Так, например, пару недель назад Ангела Меркель была вынуждена извиниться перед гражданами и объявить продление карантина до июня.

С вакцинацией при этом в Украине сплошной фейл, поэтому мы не сможем использовать локдаун так же эффективно, как западные страны.

Читайте такжеУкраине светит национальный локдаун при одном условииРяд украинских иммунологов и эпидемиологов, которые занимаются вакцинацией, в частности, профессор Волянский из Харькова, прогнозируют спад ближе к лету за счет тех, кто переболел, но осенью при отсутствии вакцинации нас ждет новая волна.

В долгосрочной перспективе (даже при условии вакцинации) Covid-19 никуда не денется и станет эндемичным, как грипп. Пожалуй, он будет не таким убийственным и, возможно, не таким массовым, но, тем не менее, вирус никуда не исчезнет. Поэтому, скорее всего, в течение следующих нескольких лет будет потребность в вакцинации раз в год.

Кроме того, не стоит расслабляться еще и потому, что специалисты ВОЗ и наши инфекционисты прогнозируют, что пандемия коронавируса – далеко не последняя. Мы уже видели пандемию SARS в 2003 году, позже – вспышку MERS, поэтому высока вероятность, что будут и следующие пандемии. Следовательно, тот вклад, который была вынуждена сделать наша власть в медицину (оборудование больниц кислородом, увеличение количества коек для инфекционных больных, увеличение финансирования медицины), не пропадет, потому что это – вклад в будущее.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Борис: Насколько объективна наша статистика, отражает ли она реальное положение дел? Сколько нужно добавить к тем цифрам, которые мы видим?

Екатерина Амосова: Точно сказать, сколько прибавлять или на сколько умножать официальные цифры статистики, трудно. Со статистикой, в том числе и смертей от коронавируса, все непросто во всем мире, не только у нас. Большинство людей, умерших от ковида – это люди пожилого возраста, которые имеют кучу хронических заболеваний.

Есть одно объективное, но неспецифическое мерило – процент избыточных смертей за месяц по сравнению с показателями за аналогичный период года до пандемии. Но следует учитывать, что есть также случаи недиагностированного коронавируса, когда человек умирает дома без подтверждения заражения. Плюс – есть дополнительные смерти, не связанные с Covid-19, от хронических заболеваний (онкологических, сердечно-сосудистых и тому подобное): эти больные были резко ограничены в доступе к медицинской помощи из-за пандемии. В частности, я как врач терапевт-кардиолог часто сталкиваюсь с проблемой невозможности госпитализировать человека, который в этом нуждается (например, у пациента свежая аритмия, что требует быстрого реагирования и, возможно, электроимпульсной терапии).

Так происходит не только в Украине, а во всем мире.

Статистика США показала, что за предыдущий год дополнительных смертей было более 20%. В Украине в ноябре-декабре прошлого года смертей было больше на 30-35%. Весной прошлого года, в апреле-мае, когда у нас был профилактический локдаун, и люди реально сидели дома и были очень напуганы, а ковида были лишь единичные случаи, смертность даже уменьшилась в сравнении с 2019 годом. То есть мы сможем оценить эту смертельную жатву, когда Госстат предоставит статистику за прошлый год.

Впрочем, динамика, которую показывает официальная статистика, дает определенные ориентиры. Судя по тому, что происходило и происходит в украинских больницах, у нас будет плюс 50% в марте и примерно плюс столько же в феврале и апреле.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Nelli: Было ли правильным, с вашей точки зрения, решение киевских властей продлить локдаун до 30 апреля, и почему? Есть ли смысл потом оставить локдаун еще и на майские, чтобы минимизировать передвижение людей, или даже на дольше?

Екатерина Амосова: Решение киевских властей о продлении локдауна до 30 апреля можно только приветствовать, ведь в столичных больницах сохраняется дефицит коек с кислородом. Вполне вероятно, что 30 апреля – это не окончательная дата, и локдаун оставят до 9 мая включительно. Несмотря на "перемешивание" людей в течение длительных майских праздников они все-таки не ходят на работу, меньше бывают в магазинах и тому подобное, поэтому на майские заболеваемость начнет спадать по сравнению с периодом до праздников.

Тамара (Житомир): С чем связана столь высокая смертность от Covid-19, что наблюдается во время этой волны? Это более агрессивный штамм, или люди истощены?

Екатерина Амосова: У нас циркулирует британский штамм, который в 2-3 раза заразнее, чем предыдущие – китайский и испанский штаммы. То есть большее количество смертей связано с тем, что большее количество больных.

Является ли этот "британец" более убийственным – научные данные разнятся. Из-за того, что у сопоставимых по факторам риска категорий пациентов, болевших осенью прошлого года и сейчас, процент умерших стал больше, начали говорить о том, что от британского штамма чаще умирают. Однако несколько дней назад появилась научная публикация, где утверждается, что этот штамм не является таким убийственным. Точный ответ зарубежные ученые дадут ближе к лету.

Впрочем, выяснение этого момента ничего не даст для лечения и ведения пациентов. Мы имеем дело с очень тяжелым респираторным заболеванием, при котором у значительного числа пациентов поражаются нижние дыхательные пути, возникает двусторонняя пневмония, возникают серьезные осложнения, а его летальность в 10 раз выше, чем у гриппа.

Поэтому, не зависимо от штамма, самое важное – беречь себя и своих близких. У молодежи, у которой нет серьезных заболеваний, очень незначительный риск умереть от коронавируса. Но молодые люди могут принести вирус домой своим пожилым членам семьи или тем, кто серьезно болеет (например, онкопациентам, которые лечатся иммуносупрессивными препаратами). Поэтому социальная дистанция, маски, вентиляция – это самые простые, но и самые важные вещи, о которых мы должны помнить. Радует то, что западные ученые доказали: можно не заниматься постоянным протиранием телефона, дверных ручек, поверхностей, поскольку вероятность заболеть из-за вируса на поверхностях очень-очень низкая. Поэтому можно не выливать на себя санитайзер и не портить руки. К тому же, не составляет проблемы ограничить свою социализацию и не посещать вечеринок, баров, кафе и пр. – без этого легко обойтись.

Читайте такжеУказ о вакцинации - очередная имитация бурной деятельностиНесмотря на то, что вероятность реинфекции (повторного заражения) является довольно низкой – примерно 1%, не известно, какие еще вирусы-мутанты к нам могут попасть. При этом все вакцины, которые были созданы в 2020 году к "британцу" и сейчас используются, эффективно защищают от этого штамма и от тяжелого, потенциально смертельного ковида. Однако уже известно, что два новых штамма – южноафриканский и бразильский – больше уклоняются от природной иммунной защиты и от вакцин, что представляет серьезную угрозу. Еще нет статистики по частоте реинфекции тех, кто переболел или вакцинировался, но эти новые штаммы уже зашли и в Северную Америку, и в Западную Европу. Пока широкого распространения нет, но эти случаи будут накапливаться, и не факт, что месяца через три мы не получим серьезного роста снова.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Тарас, Киев: Поделитесь, пожалуйста, вашей субъективной оценкой борьбы власти с эпидемией коронавируса. Наблюдалась ли еще хотя бы в какой-то стране мира такая бездарная и вялая реакция государства на новый эпидемический вызов?

Екатерина Амосова: За неадекватную реакцию на вызов пандемии коронавируса власть ругают не только украинцы. Например, британцы ругают за это своего премьера Бориса Джонсона, который сам едва не умер от этого вируса. Американцы обвиняют Трампа. В целом, кейс Америки очень показателен: ведущая, очень богатая и развитая страна стала лузером в борьбе с Covid-19.

Победителями в борьбе с инфекцией стали Китай, Сингапур, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Филиппины – там мало тех, кто заболел, и мало смертей.

Если даже американцы и британцы не смогли отреагировать на эпидемию должным образом, то, скажите, чего мы могли ожидать от нашей власти? Фейл с вакцинами – серьезный. Но как могла страна "третьего мира" получить вакцину одновременно с ведущими странами?

dim-dim: Почему украинцы так легкомысленно отнеслись к запретам и соблюдению карантина? Наверное, ни в одной стране мира локдаун так весело и многолюдно не выглядит, как у нас... Откуда это пренебрежение элементарными правилами и предупреждениям об опасности инфекции на втором году пандемии?

Екатерина Амосова: Украинцы действительно легкомысленно относятся к этой ситуации. Во-первых, срабатывает низкое доверие к власти. Если сравнить доверие населения к власти в Британии, Германии, Швеции и в Украине, то разница очевидна.

Во-вторых, отсутствует надлежащая информационная кампания, которую бы проводили не Ляшко и другие чиновники, а авторитетные и известные врачи, которые работают с больными ковидом (а их не слишком выпускают на экраны). Наверное, чтобы не потерять электоральную поддержку, власти не показывают переполненные пациентами отделения и трупы, как это показывали в других странах.

В-третьих, в других странах сработал страх перед серьезными штрафами за нарушение карантина. У нас же жестко не требовали соблюдать карантин, потому что это также не добавляет власти рейтингов.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

qwerty123: Как часто придется делать прививку от "короны", учитывая, что иммунитет живет всего три месяца?

Екатерина Амосова: Доподлинно не известно, сколько сохраняется иммунитет. Западные исследования говорят, что по крайней мере 6-7 месяцев у 90% тех людей, которые переболели ковидом, антитела остаются.

По предварительным прогнозам западных ученых, вероятнее всего, придется делать прививки раз в год, как от гриппа. Сейчас идут дискуссии, как пролонгировать действие прививки, когда вводить вторую дозу, есть ли смысл использовать две разные вакцины (векторную и РНК) и тому подобное. Поэтому сейчас еще рано говорить, как часто придется вакцинироваться от ковида – давайте доживем до осени или даже до нового года.

Якубчик Ю.: Есть ли смысл в вакцинации от этой напасти, учитывая, что коронавирус быстро мутирует? Поможет ли "старая" вакцина от новых штаммов?

Екатерина Амосова: Исследования в пробирке показывают, что, когда сыворотка крови человека, который был вакцинирован "старой" вакциной, добавляется к культуре вирусов новых штаммов, ее эффективность в нейтрализации вируса становится меньше. Причем эффективность сыворотки крови человека, вакцинованого "старыми" вакцинами, в отношении новых штаммов снижается в разы.

Впрочем, ученые утверждают, что у большинства пациентов вакцинация вызывает настолько мощный иммунный ответ, что антител, которые появляются, хватит, чтобы защитить организм и от новых штаммов. Окончательный ответ на этот вопрос дадут только клинические наблюдения за вакцинированными людьми, что проживают в странах, которые сейчас являются эпицентрами распространения вируса, это позволит определить, какой процент из них заболеет.

Вирус постоянно мутирует, поэтому вполне вероятно появление новых мутаций, которые будут давать вирусу преимущество в виде увеличения способности инфицировать людей и способности уклоняться от иммунитета.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Лилия Тимченко: Поделитесь, пожалуйста, вашим прогнозом, когда мы сможем считать, что Украина получила коллективный иммунтитет? Некоторые украинские вирусологи, в частности, Алла Мироненко, утверждают, что большинство населения страны будет иммунным уже к лету, а, значит, этот локдаун может оказаться последним – согласны ли вы с этим?

Екатерина Амосова: Я была бы более осторожной в таких оптимистичных прогнозах. Британский штамм является более заразным, и коллективный иммунитет от него – это иммунитет 80% населения. У меня есть большие сомнения относительно того, что 80% населения Украины переболеет к лету.

Кроме того, естественный иммунитет, вероятнее всего, будет сохраняться около года или даже меньше. У части тех, кто переболел раньше, иммунитет к лету может уже исчезнуть.

Поэтому я бы не рассчитывала на то, что летом мы будем защищены от ковида, тем более учитывая новые штаммы. Стоит настраиваться не на спринт, а на марафон, а также планировать свою жизнь соответственно. В частности, стоит подумать о том, как перевести свою работу на дистанционную.

Важный нюанс относительно вакцинации. Израиль дал важный для человечества кейс: вакцинировано почти 90% взрослых, но при этом детей не вакцинируют, а прослойка детей в популяции – около 15-20% населения. Поэтому ученые задаются вопросом: а реалистично ли вообще достижение коллективного иммунитета даже с помощью вакцинации? И из-за детского населения, и из-за непродолжительности иммунитета…

Официальным спикерам в Украине следует прекратить повторять мантру о том, что Украина движется к коллективному иммунитету. Это – абсолютно нереально: и вакцин нет, и желающих вакцинироваться всего 40%, и плюс дети. Поэтому нашей целью должна быть защита уязвимых людей, людей из групп риска, чтобы предупредить смерти и сохранить жизнь. Надо прекратить прививать молодых и здоровых "диванных экспертов", а заниматься стариками. Это был бы государственнический подход.

Так что расслабляться рано. История с коронавирусом у нас надолго.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Виктор: Если верить различным исследованиям, ковид оставляет по себе малоприятные последствия для тех, кто им переболел: проблемы с сосудами, психикой, усталость и тому подобное. Если мы получим коллективный иммунитет, то есть 60-80% переболеет коронавирусом, то означает ли это, что у нас подавляющее большинство населения будет ослаблено, а если да, то какими могут быть социальные последствия всего этого? Как это может отразиться на жизни общества?

Екатерина Амосова: Очень интересный и глобальный вопрос. Пациенты на Западе даже изобрели понятие "long covid". "Долгий ковид" – это когда остаются жалобы на самочувствие после перенесенного коронавируса, или когда появляются новые симптомы, не позволяющие человеку ощущать себя здоровым через месяц и более после заболевания.

Впрочем, по мнению врачей, здесь больше внушений относительно рисков и тяжести постковидного синдрома, а также относительно того, насколько он делает человека нетрудоспособным.

По моим наблюдениям, у подавляющего большинства пациентов, которые переболели коронавирусом, но не попали в больницу, жалобы на дисфункцию вегетативной нервной системы, общую слабость, туман в голове, истощение являются следствием не столько перенесенной болезни, сколько результатом чисто психологических факторов. Ведь люди больше года живут в страхе, их истощают ожидания и напряжение. Это все – клиенты медицинского психолога.

Когда обращается пациент с такими жалобами, задача врача, в частности, кардиолога – выяснить, есть ли послековидное органическое поражение сердца или ухудшение течения хронического сердечно-сосудистого заболевания. Если это исключается, то все остальное (одышка, сердцебиение, слабость) является вегетативной дисфункцией, которая пройдет сама. От этого не умирают.

Читайте такжеЛокдаун для лохов: Тищенко попал в новый скандал не случайноХорошо, если человек сможет платить за психолога и реабилитолога. Но и без психолога остаются простые вещи, доступные всем – это здоровый образ жизни: не меньше 7 часов сна ночью, прогулки и движение, здоровое питание. И все пройдет само по себе.

Другое дело – пациенты с тяжелым течением ковида, которые выписались из больницы, потеряли большой процент легких и нуждаются в кислородной поддержке. Вот об их дыхательной и не только реабилитации нужно позаботиться.

Лично я как врач не вижу проблемы "долгого ковида". Кто может себе позволить не работать и ищет повод для этого, тот и говорит про "долгий ковид". А кто понимает, что должен встать и идти работать, начинает действовать, тренировать мозг и уменьшать страхи.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

mister x: Как вы относитесь к конспирологической теории о том, что коронавирус был запущен специально, чтобы "проредить" старшее население, снять пенсионную нагрузку и частично решить проблему перенаселения планеты?

Екатерина Амосова: Не очень в это верю. Конечно, подливает масла в огонь тот факт, что комиссии ВОЗ, которая поехала в Китай изучать ситуацию, там далеко не все показали. Даже американские врачи и лидеры общественного мнения заявляли, что такой вариант нельзя исключать.

Но давайте вспомним и первый SARS, и потом MERS, то есть все это уже было. Поэтому не стоит искать конспирологии. Да и что это нам даст, как поможет в борьбе с коронавирусом?

Если бы Китай действительно всю эту историю спланировал, у него бы уже давно была вакцина, которую бы он продавал всему миру, зарабатывая бешеные деньги. Но китайская вакцина – далеко не в лидерах по эффективности, не говоря уже о доверии.

Артем: В Турции какой-то коронавирусный ад, власти планируют ввести жесткие меры, специалисты сообщают о куче новых штаммов вируса в стране. А украинцы массово отправляются на отдых в Турцию, а после того, как Россия прекратила авиасообщение с Турцией, наши поедут еще активнее. Вопрос: ждать ли в Украине нового всплеска эпидемии и появления новых штаммов после возвращения наших "граждан отдыхающих" с турецких курортов? Насколько катастрофической может быть ситуация у нас после этого?

Екатерина Амосова: Теоретически такая вспышка возможна, вы правы. Но новых штаммов мы можем ожидать не только из Турции – к нам приезжают люди отовсюду, в том числе из Бразилии и Южной Африки.

Хотя у нас продолжает действовать Закон Украины о санитарно-эпидемическом благополучии родом из СССР, который предусматривал, что в случае, когда объявлена пандемия особо опасной инфекции, все, даже те, кто болеет легко, обязательно изолируются на 10 дней, а не ездят в поликлинику и не ходят к стоматологу. Такой закон у нас де-юре существует, а де-факто не действует.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Инна Киев: Сегодня много говорят о тромбозе как одном из возможных негативных последствий перенесенного ковида. А как распознать у себя признаки тромбоза?

Екатерина Амосова: Западными научными исследованиями доказано, что риск тромбозов повышается у пациентов с тяжелым течением болезни, которые требуют госпитализации и кислородной поддержки. При легком течении риск тромбозов низкий. Сейчас сложилась ужасная ситуация: врачи, что лечат пациентов амбулаторно, широкой рекой назначают препараты для разжижения крови – от аспирина (легкий вариант) до антикоагулянтов в таблетках (жесткий вариант). Таким образом, пациент подвергается угрозе кровотечений, потому что все препараты, предупреждающие тромбоз и разжижающие кровь, имеют обратную сторону медали в виде кровотечений.

Итак, тем, у кого ковид протекает в легкой форме (одышки нет, сатурация не падает, нет сверхвысокой температуры с интоксикацией и судорогами), следует просто сидеть дома, пить много воды, сбивать температуру парацетамолом, если она больше 38 градусов. Потратиться нужно только на пульсоксиметр, чтобы постоянно держать под контролем сатурацию. При этом следует учитывать, что на пике температуры сатурация снижается, а потому следует сбить температуру, укрыть пациента и ориентироваться на показатель сатурации в этот момент.

У пациентов, у которых нарушено насыщение крови кислородом и которые нуждаются в госпитализации, действительно возникает риск тромбозов, преимущественно венозных. Исследования говорят о том, что склонность к образованию тромбов при ковиде выше, чем при гипертоническом кризе. Именно поэтому пациентам, нуждающимся в кислородной поддержке, назначают антикоагулянты, потому что доказана их эффективность по уменьшению и частоты тромбозов, и риска попадания в реанимацию, и смерти.

Читайте такжеУкраинцам стоит бояться не полетов в Турцию, а бардака по возвращении домойТакие пациенты выписываются на антикоагулянтах. И остается еще не исследованным вопрос, как долго после выписки пациентам надо продолжать профилактическую терапию антикоагулянтами. Пока что все решает врач, который учитывает факторы риска, в частности, тромбов глубоких вен и легочной артерии: если пациент преклонного возраста или имеет ожирение, ведет малоподвижный образ жизни (будет в основном лежать или сидеть с ногами вниз), имеет сердечно-сосудистые заболевания, для него риск повышенный. Поэтому пока пациент не стабилизируется и не расходится, ему показана антикоагулянтная терапия.

А как распознать тромбоз? Не надо самим пытаться это распознать. Для этого люди обучаются медицине и становятся врачами. Ведь тромбоз может иметь очень разные локализации.

Наиболее распространенный при тяжелом ковиде – венозный тромбоэмболизм, когда тромбы возникают в глубоких венах, отрываются и с током крови попадают в легочную артерию. Это проявляется в виде боли в конечности, отека одной из голеней, резкого приступа одышки, сердцебиения, кровохарканья. С этим обязательно следует обращаться к врачу.

В очень редких случаях тромбозов после вакцинации векторными вакцинами локализация атипичная – в венах головного мозга. При этом возможна резкая головная боль, головокружение, нарушение координации движений и речи. Если тромб возникает в венах органов брюшной полости, это сопровождается непонятной болью в животе, вздутием живота.

Резюме такое: самолечение здесь не работает, но при появлении резких и непонятных симптомов стоит обратиться к врачу. Особенно внимательными следует быть тем, кто принадлежит к группам риска, то есть людям старшего возраста (более 65 лет), людям с букетом хронических заболеваний и ожирением.

Екатерина Амосова
Екатерина Амосова / УНИАН

Игорь, Днепр: Добавил Ли коронавирус работы специалистам-медикам вашей сферы кардиологам? Как корона бьет по сердцу?

Екатерина Амосова: Увеличилось число пациентов, обращающихся с кардиологическими жалобами. Часть из них – это пациенты, перенесшие ковид, и у них остались сердечные симптомы (сердцебиение, нехватка воздуха, слабость, низкое артериальное давление). Впрочем, пациентов с миокардитом, у которых я подтверждаю поражение сердечной мышцы, вижу немного. С тяжелым миокардитом и сердечной недостаточностью после ковида была только одна пациентка. То есть это не массово, к счастью.

Cfyz: Лечится ли брадикардия терапевтическими методами? Влияет ли она на артериальное давление?

Екатерина Амосова: Брадикардия – это низкая частота сердечных сокращений. Практически не лечится терапевтическими методами. За такими пациентами мы наблюдаем, чтобы определить, когда потребуется направлять их на имплантацию постоянного водителя ритма сердца. Поскольку, кроме брадикардии, обычно есть еще и повышение артериального давления, приходится среди антигипертензивных препаратов выбрать те, которые не уменьшают частоту сердечных сокращений.

Обычно склонность к брадикардии возникает в почтенном возрасте, и это способствует более высокому уровню артериального давления. Многие пациенты боятся искусственного водителя сердца, затягивают до последнего, а так делать не стоит. Современные двухкамерные электрокардиостимуляторы фактически воспроизводят физиологическую работу сердца, после чего снижается давление, появляется уверенность в себе, исчезает риск временной остановки сердца.

Лечение серьезной брадикардии – это только стимулятор.

Михайленко Валентина: У меня к вам вопрос именно как к кардиологу. По вашим личным наблюдениям, из собственной практики, не могли бы вы назвать хотя бы пять продуктов питания, которые наиболее полезны для сердечно-сосудистой системы, а какие пять – наоборот, убивают сердце и сосуды человека?

Екатерина Амосова: Начнем с неполезных продуктов:

  • соль (но не надо есть кашу без соли – достаточно не пользоваться солонкой на столе, не употреблять колбасы, сосисок, консерв с лишней солью);
  • сахар (плюс различные пирожные, то есть углеводы, которые легко усваиваются; заменять нужно не фруктозой, а стевией);
  • фастфуд (трансжиры, которые повышают риск атеросклероза и онкологии);
  • мясные субпродукты и красное мясо;
  • жир животного происхождения.

Полезные продукты:

  • семь порций различных свежих овощей и фруктов в день (порция – это среднее яблоко; там содержатся пектины, пищевые волокна, которые абсорбируют в себя холестерин и являются очень важными для нормальной работы микробиоты кишечника; поэтому не сок и даже не фреш, а лучше целое яблоко);
  • природные омега-3, полиненасыщенные кислоты, которые содержатся в жирной морской рыбе (следует устраивать несколько рыбных дней в неделю);
  • углеводы – пасты из твердых сортов пшеницы, причем с необдертых зерен (у них низкий гликемический индекс, и они дают ощущение сытости);
  • оливковое масло, но его не стоит лить рекой, потому что оно на самом деле достаточно калорийное, еще и дорогое;
  • молочка, но не с нулевой жирностью, а с умеренной (например, греческий йогурт без подсластителей).

Главное – не переедать. Чем меньше есть, тем лучше.

Многие люди любят витамины в баночках. Но было проведено множество плацебо-контролируемых научных исследований эффективности поливитаминов и микроэлементов в отношении сердечно-сосудистых заболеваний и рака – польза нулевая. Если овощи и фрукты реально работают, то продукты синтеза необязательно дают такой эффект, как пищевые волокна. Поэтому не стоит на это тратить деньги – лучше сделать салат и жевать.

Надежда Майная

Фото: Вячеслава Ратинского, УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Популярное
Певец Дзидзьо сказал, что оставит жене Славе после разводаПевец Дзидзьо сказал, что оставит жене Славе после развода Нож в спину: как РФ ответит Украине на участие США в Крымской платформеНож в спину: как РФ ответит Украине на участие США в Крымской платформе В Чернигове умерли двое детей, которых мать накормила супом с грибамиВ Чернигове умерли двое детей, которых мать накормила супом с грибами Отвод российских войск от Украины: Блинкен сделал заявлениеОтвод российских войск от Украины: Блинкен сделал заявление Минздрав обновил список регионов красной зоны карантинаМинздрав обновил список регионов красной зоны карантина

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять