Запасов экономике РФ хватит еще на 5 лет, но война закончится раньше - экономист Кущ

Дефолт в РФ - это не просто невыполнение финансовых обязательств, но и крах той роли, которую Россия играла на международном уровне.

Дефолт России, Алексей Кущ
Дефолт России, Алексей Кущ / Коллаж ua.deposiphotos.com, facebook.com

В России впервые за 100 лет произошел дефолт по внешнему долгу. Несмотря на то, что РФ не хочет официально этого признавать, ее экономика уже начала стремительное падение и рискует повторить "крутое пике", которое в свое время не смог пережить Советский Союз.

Экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ в интервью Главреду рассказал о том, как скоро кризис почувствуют на себе россияне, на что направлены санкции Запада, в чем сходство России с Ираном и сможет ли в будущем Запад пойти с РФ на мировую, как дефолт ухудшит способность России вести войну в Украине, а также как скоро Украина может получить репарации из средств РФ, которые заморожены на Западе.

В России впервые с 1918 года произошел дефолт по внешнему долгу. Что это означает на практике - на чем это скажется больше всего?

Тот дефолт, который произошёл в России, нельзя отнести к классическим дефолтам. Классический дефолт - это когда вследствие неплатежеспособности определённой страны она объявляется банкротом, то есть государством, которое не может выполнять свои финансовые обязательства. Соответственно, дефолт - это своеобразная "черная метка", которая выдается на мировом рынке капиталов неблагонадежным странам, которые не смогли вовремя погасить свои долги.

То, что сейчас произошло с Россией - это совершенно уникальный случай. Потому что дефолты, как я уже сказал, происходят вследствие отсутствия внутренних резервов и финансовых ресурсов, с помощью которых страна может расплатиться по долгам. Россия до начала войны против Украины обладала достаточным количеством финансовых ресурсов. Почему Россия не смогла расплатиться сейчас? Потому что она технически не может провести платёжные транзакции. То есть она технически не может расплатиться со своими кредиторами – деньги у неё как бы есть, но провести платёж в счёт погашения долгов она не может, потому что эти платежи блокируются в системе международного депозитария Euroclear. И это, можно сказать, один на сто или тысячу случаев, потому что аналогов ему найти сложно.

Если мы посмотрим на параметры России с точки зрения заемщика до начала войны против Украины, то мы увидим, что Россия обладала значительными валютными резервами – это сотни миллиардов долларов резервов Центробанка РФ, сотни миллиардов долларов США в других резервных фондах, в том числе в Фонде национального благосостояния и развития, относительно низкий уровень задолженности государства и погашение государственного долга в среднем на уровне 20% (при том что оптимальным считается 60%). Если считать по долговой нагрузке на бюджет, то, опять же, у неё были относительно низкие показатели расходов на обслуживание долга к расходным статьям бюджета. Ну и соотношение долга с валютными резервами также было в пользу финансовой стабильности.

Реноме России на рынке капиталов выстраивалось достаточно долго, в течение нескольких десятилетий. Если мы помним, внутренний дефолт в России был в 1997-м году, когда Россия не расплатилась по внутренним долговым обязательствам, так называемым ГКО. Ну тогда это был классический дефолт, потому что Россия не расплатилась вследствие того, что произошел бюджетный кризис и не было денег.

Сейчас ситуация диаметрально противоположная. С начала нулевых годов Россия выстраивала свой имидж как заемщика на международном рынке капиталов и в этом плане достаточно далеко продвинулась. Нельзя сказать, что все реформы в России были неудачными - было множество позитивных решений, которые принимались ещё 10-15 лет назад и в сравнении с Украиной она как заёмщик обладала более высоким рейтингом. Россия проводила консервативную долговую политику – не занимала много денег на международных рынках капитала и все размещения были ритуальными для того, чтобы не утратить тонус в международных долговых обязательствах.

Обладая профицитным торговым балансом за счёт экспорта углеводородов, который превышал отток импорта на различные потребительские товары, благодаря притоку валют от продажи газа, нефти, золота, угля, Россия сформировала большие внутренние резервы. И, кстати говоря, фискальный манёвр, который был проведён ещё министром финансов Кудриным (он был архитектором финансовой системы безопасности России и создал многоуровневую систему резервных фондов), при котором часть денег от продажи нефти и газа шла не на проедание в бюджет, а на пополнение Фонда национального благосостояния и развития.

Вся эта система привела к тому, что Россия за годы превратилась в консервативное капиталистическое государство с достаточно здоровой системой финансов. И вся эта конструкция, как карточный домик, была уничтожена в результате преступного решения начать войну против Украины.

Поэтому сейчас значительная часть резервов заблокирована, возможность получать валютную выручку в России также ограничена, потому что часть из этих денег может быть вновь заблокирована, а часть этих денег может не поступать, потому что часть российских банков и госкомпаний находятся под санкциями. Плюс на этом фоне есть технологическая неспособность проводить какие-либо операции в рамках глобализированного мирового рынка капиталов.

Нынешняя ситуация показала, что западные санкции практически выпилили Россию из общего рельефа. Россияне, естественно, говорят, что им рынок капитала особо и не нужен. Но на самом деле они лукавят, ведь последние 15 лет они проводили максимально активную политику, направленную на то, чтобы как можно глубже адаптироваться под мировой рынок капитала. Они очень много работали над своим инвестиционным имиджем и над своей инвестиционной привлекательностью - много внимания уделялось позиции России в рейтингах мирового банка по лёгкости ведению бизнеса, конкурентоспособности экономики Всемирного экономического форума и т.д. Сейчас все это уничтожено.

Тот дефолт, который произошёл, с практической точки зрения ничего не добавляет, потому что Россия предыдущим пакетом санкций практически была изолирована от возможности выходить на рынок капитала и занимать там деньги. Если ты не можешь выходить на рынок и одалживать там ресурс, какой смысл тогда какой у тебя рейтинг - это бессмысленная фишка.

Но он имеет большое символическое, я бы даже сказал - морально-психологическое значение. И я бы рассматривал это шире, чем финансовое банкротство – это некое геополитическое смысловое банкротство. Ведь это не просто дефолт по финансовым обязательствам, а дефолт геополитических смыслов – той роли, которую Россия играла на международном уровне, ее взаимоотношений с ближайшими соседями и ее роли на постсоветском пространстве. То есть это, можно сказать, исторический дефолт, но не в плане исторического события, а исторической роли России, потому что вследствие этой агрессии можно искать более глубокие смыслы и более глубокие факторы.

Россия, экономика, кризис в РФ
Реноме России на рынке капиталов выстраивалось в течение нескольких десятилетий, но разрушилось в один миг / Reuters

Насколько меняет ситуацию и сказывается ли как-то на последствиях то, что Россия официально не объявляет дефолт? В чем отличие технического дефолта от реального?

Как я уже сказал, с точки зрения технологий и воздействия на страну-заемщика нынешний дефолт ничего не добавляет, потому что дефолтные инструменты воздействия на должника намного слабее, чем санкционные механизмы воздействия на Россию, которые были до дефолта. Если стране объявляется дефолт, но в отношении нее не введены международные санкции, как, например, в Аргентине, которая прошла через цепочку дефолтов, это означает начало долгой и нудной судебной волокиты между государством и кредиторами. Как правило, эта волокита идет в Лондонском суде, потом в рамках этой волокиты подписываются некие протоколы и мировые соглашения. Если стороны не достигают взаимного согласия, арестовываются активы этой страны, но это происходит по решению судов и происходит очень долго. Таким образом процедура не имеет молниеносного воздействия.

В отношении России санкционные механизмы намного сильнее, чем дефолт. Ведь никто не идет судиться с Россией в Лондонский суд. Возможно, туда пойдут судиться после, но сейчас против РФ вводятся санкции. А санкции - это моментальный арест и блокировка значительной части валютных активов за рубежом, арест активов и имущества российских олигархов, политиков (их яхт, вилл и так далее), недвижимости, экономических активов. Потому в этом плане дефолт ничего не добавляет. В дальнейшем, естественно, против России будут поданы определенные судебные иски и она наверняка будет судиться с кредиторами в том же Лондонском суде, но это, с точки зрения последствий для России, будет значительно слабее, чем суды, например, в международном суде по вопросам ущерба, нанесенного Украине.

Существует ли вероятность того, что в случае дефолта Украине в будущем будет сложнее получить средства на репарации из тех активов РФ, которые в рамках санкций заморожены на Западе?

Опасность такая есть. Более того, у нас сейчас разрозненная политика исков и мы можем повторить те же ошибки, что и в 2014-2019 годах. Дело в том, что сейчас ряд финансово-промышленных групп начинают самостоятельно подавать иски против России. С учетом того, что у них международная юридическая поддержка сильнее, чем у обычных граждан, может сложиться такая ситуация, что обычные граждане в удовлетворении своих исков по разрушенной квартире или дому могут и не дождаться возмещения со стороны РФ. Условно говоря, все расхватают кредиторы, финансово-промышленные группы и т.д.

Потому уже сейчас должна быть консолидированная политика государства по подаче исков - нужно принимать отдельный закон, согласно которому иски против России как страны-агрессора сможет подавать исключительно Министерство юстиции Украины. То есть все иски, которые подаются внутри страны, должны аккумулироваться в Минюсте, и уже министерство должно подавать коллективный иск, а не так, что каждый в отдельности будет судиться с РФ. А уже потом Минюст должен распределять деньги, полученные от ареста российских активов согласно очередности. Как при банкротстве предприятий есть очередность по удовлетворению требований, так и здесь - например, в первую очередь удовлетворяются требования простых граждан, у которых разрушено жильё, во вторую - требования государства по разрушенной инфраструктуре и только потом - требования крупных ФПГ. Потому что иначе ситуация будет не в пользу простого украинца.

Читайте такжеДефолт для России может быть хуже нефтяного эмбаргоНадо понимать, что доступ к этим средствам для нас будет не таким простым, как нам кажется. Потому что эти деньги Запад будет беречь до момента прихода к власти в России более договороспособных политических элит, с которыми можно будет начать вести переговоры и с которыми эти заблокированные резервы будут использоваться как своеобразный козырь на переговорах. В этом плане Украина уже должна заявлять свою политическую позицию и говорить о том, что эти средства должны в первую очередь пойти на восстановление украинской экономики.

Вы сказали о том, что ввиду дефолта Россию выпилили из многих финансовых процессов и в принципе из финансового рынка. При каких условиях и когда Россия имеет шансы вернуться на мировые финансовые рынки?

Шанс у России есть - пример Ирана это показывает. И если есть подписание своеобразной иранской финансовой сделки, то почему не может быть российской, между западными странами и будущей российской властью?

Но в отличие от Ирана, России придётся очень многое исправить, потому что Иран все-таки ни на кого не нападал. Он просто пытался вести свою самостоятельную ядерную программу, создавать ядерное оружие и иранские политики время от времени допускали непозволительные высказывания в отношении Израиля и ряда западных стран, но не предпринимали никаких практических действий. Единственное - Иран позволял себе вмешиваться в сирийский конфликт и конфликт в Ливане.

Россия в этом плане допустила намного более страшное преступление - фактически она начала континентальную войну против Украины с колоссальным количеством жертв, разрушений, оккупированной территорией.

Территории можно вернуть, а уничтоженные жизни - нельзя. Потому подписание "российской сделки" будет намного более сложным и может происходить исключительно при участии Украины и удовлетворения ее интересов как государства.

Мы прекрасно понимаем, что в ближайшее время это невозможно. Условно говоря, чтобы вернуться в клуб прогнозируемых и цивилизованных стран, России придется многое сделать с точки зрения внутриполитической реформы и исправления допущенных преступлений. Прежде всего - провести полную деоккупацию украинских территорий. К сожалению, мы не видим на горизонте никаких российских сил (даже оппозиционных), которые готовы к деоккупации Крыма.

Украина никогда не пойдет на то, чтобы признать статус-кво по Крыму и с учетом того, какую роль Украина играет сейчас в геополитической карте мира, вряд ли кто-то станет торговать интересами Украины - после 24 февраля такого варианта просто нет. Потому что Европа настолько ужаснулась тем, что Россия совершила в Украине, что обратного пути нет - тут уже не просто "красные линии" пересечены, в Европе возник экзистенциальный ужас перед нынешней Россией и эпохой российских сумасшедших политических элит.

И эта эпоха просто так закончится не может - естественно, в дальнейшем в России будет, по аналогии со сталинским, некое "потепление", возможно придет какой-то коллективный орган управления страной, может быть состоится некая переоценка совершенного, как на известном съезде КПСС, когда был развенчан культ Сталина и будут говорить о перегибах, ошибках, допущенных в отношении Украины.

На системную перезагрузку своей внешней идеологии Россия в ближайшее время не пойдет. Скорее всего, она будет оставаться в формате нынешнего Ирана - закрытой автаркии, которая выстраивает свою идеологически отсталую экономику. Но отличие будет в том, что возможность подписания некой сделки с Западом практически равна нулю.

В принципе, уже сейчас в неофициальных блогах аналитики Центробанка РФ пишут о том, что Россию в ближайшее время ожидает колоссальный технологический упадок во всех отраслях экономики - так называемая обратная индустриализация. Это - переход в промышленном развитии к менее передовым отраслям экономики. Соответственно, это повышение затратности производства и снижение его эффективности. Примерно все то, что мы наблюдали на финальной стадии существования Советского Союза. Только там была обратная индустриализация в системе плановой экономики, а сейчас - в системе квазирыночной экономики.

Как много времени может уйти на то, чтобы в России началась обратная индустриализация - как надолго этот процесс может растянуться?

Обратная индустриализация в России уже стартовала. Мы видим, что если раньше в России говорили о том, что будут разрабатывать свои компьютерные процессоры (например, Байкал), то сейчас, вследствие блокировки поставок чипов и полупроводников со стороны Тайвани компания, которая занималась производством этих процессоров, заявила о его остановке. Соответственно, почти шесть миллиардов рублей, которые были потрачены на это производство, можно просто списать на эхо войны. Именно поэтому Россия заявила о переходе на так называемый параллельный импорт, когда государство не может напрямую закупать импортные товары вследствие санкционных ограничений и закупает их в тех странах, где есть филиалы тех или иных международных компаний.

Например, если на те же электрокотлы или гидроагрегаты Siemens наложены санкции, то в Казахстане есть представительство, у которого Россия может "выхватывать" в одиночных экземплярах эти агрегаты и завозить к себе.

Но мы прекрасно понимаем, что концепция параллельного импорта не может развиваться на системном уровне. То есть когда ты не можешь купить автоматическую коробку передач в количестве 100 000 штук для производства автомобилей, а можешь в чемодане дипломата незаконно привезти пять таких коробок, то на этом системную индустриальную политику не построить. То есть можно заменить коробки передач в ограниченном количестве автомобилей, чтобы те продолжали ездить по дорогам, но выстраивать на этом промышленную политику ни одна страна не сможет.

Запуск обратной индустриализации в России – это хорошая новость для нас. Но есть и плохая – не стоит рассчитывать на быстрый финансовый коллапс в России. Мы видим, что все санкционные модели имеют накопительный и долгосрочный характер влияния – они не работают по принципу рубильника. Нету "матери всех санкций", которая отключит Россию за пять минут.

Санкции - это методика мелких порезов. И каждый санкционный пакет – это мелкий порез на теле российской экономики. Нужно, чтобы количество этих порезов достигло критического уровня.

По тем же санкциям мы видим, что иногда на начальном этапе они имеют противоречивый характер. Например, нынешние ограничения в отношении российских углеводородов на мировых рынках привели к резкому росту цен на нефть и природный газ и Россия, наоборот, получает сверхприбыль, потому что она ещё обладает возможностью продавать свои углеводороды на мировых рынках. Это как при лечении болезни - иногда, чтобы вылечить хроническую болезнь, лекарствами переводят ее из хронической фазы в острую. В случае санкций принцип очень похожий - на начальном этапе перевода хронической болезни в острую будет обратный эффект.

То есть санкции будут приводить к тому, что Россия сначала будет получать даже больше доходов, чем она получала до введения санкций. Потому что, с одной стороны, блокировка российских углеводородов на мировых рынках, которые приводят к тому, что цены на них растут, а с другой стороны Россия ещё полностью не вытеснена с рынков Европы и других мировых рынков ресурсов и она ещё может продавать свои углеводороды и снимать ценовую "пену". Но без этого санкции не работают - нельзя оказаться сразу на финише, нужно ещё пройти мучительный и сложный этап.

Сейчас мы видим сложный этап структурной перестройки (прежде всего - в энергетике) в европейской экономике, ускоряя так называемый зелёный переход. Европа ищет заменители российских энергоресурсов, а США, наоборот, притормаживает "зелёную" политику для того, чтобы сохранить максимальный уровень добычи нефти, природного газа и сохранить свою профицитность с точки зрения энергоресурсов. То есть весь мир перестраивается под новую энергетическую модель, где Россия ранее занимала весомую позицию. Ведь Россия продавала примерно столько ресурсов, сколько Китай потребляет в течение года.

Понятно, что полностью демонтировать с мирового энергетического баланса такой блок в виде России очень сложно. Это - долгосрочная политика, которая имеет четкий алгоритм действия и работает по принципу бобслейного желоба. То есть если ты стартовал, то что бы ты не делал, ты все равно доедешь до финиша и не сможешь отклониться ни вправо, ни влево. Точно также и с санкционной политикой - сопротивление России или ее союзников из некоторых западных стран могут просто притормаживать движение, но результат уже очевиден.

Вы сказали, что процесс воздействия санкций - долгосрочный. Но хочу уточнить насколько он долгосрочный - год, два, пять, десять? Ведь чем дольше он будет длиться, тем больше у РФ будет возможностей для сопротивления и ведения войны в Украине.

Этот процесс растянется как минимум на ближайшие пять лет. С точки зрения влияния санкций на экономику, первые ростки экономического кризиса Россия почувствует в конце этого года. Они будут проявляться в падении ВВП, сокращении доходов населения, инфляции и так далее. Но за счёт внутренних резервов у России будет сохраняться возможность компенсировать эти кризисные явления. Первые серьезные проблемы технологического характера с точки зрения сбыта энергоресурса у России начнутся с 2027 года. Политика Запада заключается в следующем – с помощью максимальной военной помощи, которую он оказывает Украине, повысить нашу сопротивляемость в военном плане и заставить Россию ближе к осени перейти в состояние замороженного конфликта и потом пытаться удерживать ее в этой стадии ближайшие 5 лет. Ведь никто на Западе не питает иллюзий, что с Россией удастся подписать некое мирное соглашение.

Читайте такжеКорявый Третий Рим - импотент. О дефолте недоимперииНо через пять лет в России уже начнут ощущать необратимые экономические процессы, которые будут происходить там в результате санкций.

Естественно, что у многих это может вызвать пессимизм, но тут есть и нотка оптимизма. Она заключается в том, что каждый санкционный порез снижает возможность России агрессивно вести войну. Сейчас РФ пребывает в фазе, когда она может вести и агрессивную войну, и стабилизировать внутреннюю ситуацию.

К концу года ее возможности вести агрессивную войну в Украине будут резко снижаться и с каждым санкционным пакетом они будут все ниже и ниже. Поэтому не стоит ждать пять лет и думать, что только тогда она прекратит войну – эта возможность у России снизится до минимального значения в течение ближайшего года-двух и в течение этого периода будут происходить турбулентные процессы. А переход в третью фазу, когда уже нет ресурсов на поддержание внутреннего потенциала, начнётся в 2027-м.

Как состояние дефолта может отразиться на россиянах?

В первую очередь, они коснутся качества и стандартов жизни - возможности покупать те или иные товары, отдыха и так далее. То есть вначале санкции коснутся, в основном, верхней части общества - того, что у нас называют средним классом (но в РФ это достаточно условное понятие). По мере нарастания экономических проблем они будут проникать и в нижние слои населения - кроме качества жизни, будут обесцениваться и ее стандарты. Это произойдет в результате того, что у государства будет все меньше денег на патерналистскую социальную политику.

То есть воздействие санкций будет заключаться в том, что значительная часть российской экономики станет неконкурентоспособной вследствие утраты внешних рынков, распада глобальных логистических и технологических цепочек, невозможности закупать импортные комплектующие.

Впереди фаза снижения эффективности экономики. Возможности модернизации в глобальном смысле у России не будет, потому что в настоящее время невозможно добиться технологического развития изолированной страны. Те же КНДР, Иран могут развивать отдельные военные технологии, но в целом в условиях автаркии и сейчас, в глобальном мире, добиться такого развития невозможно. Потому что процессы развития технологий идут настолько динамично, что если ты отрезан от внешнего мира, ты не можешь выдумать их самостоятельно.

Россия,флаг
Впереди у России фаза снижения эффективности экономики / Reuters

Соответственно, если ты себя отрезаешь от возможности модернизации, у тебя остаётся единственный путь - так называемая искусственная модернизация. То есть блок экономически неэффективных предприятий можно будет поддерживать на плаву исключительно за счёт вливания государственных денег. Это примерно то же, что происходит сейчас в Беларуси. Когда есть завод, а его продукцию никто не покупает. Чтобы её покупали, нужно, чтобы продукция продавалась ниже себестоимости и государство покрывало разницу между себестоимостью и стоимостью продажи для того, чтобы завод не обанкротился. Или же государство через госзаказы закупает неэффективную продукцию, которую можно сбыть намного дешевле.

В России сейчас будет то же самое - будет целый блок неэффективной экономики, которую можно будет модернизировать за счёт государственных вливаний и по мере того, как Россия будет выдавливаться из мировых рынков сырья, финансовых ресурсов для их искусственной модернизации будет становиться все меньше. Соответственно, сначала эти предприятия будут останавливаться, потом – прекращать свое функционирование, далее будут попытки их как-то реанимировать через какие-то госпрограммы.

Но за один год банкротства экономической модели не произойдёт – это будет мучительно долгий период ослабления России. Но если сравнение пошло с с Ираном, то после событий Исламской революции, когда он вошёл в конфликт с рядом западных стран и оказался в международной изоляции, он не исчез с политической карты мира. Иранская экономика продолжает функционировать – по улицам ездят иранские автомобили, которые, как говорят, технологически гораздо хуже западных аналогов, в небе летают старые, ещё советские самолёты, которые периодически падают. Но при этом Иран сохраняет возможность вести свою ракетную программу, создавать ракеты, пытается проводить ядерную программу, но в целом страна утратила полностью способность технологически модернизации.

В такой модели Иран пребывает уже десятки лет - на начальном этапе этих санкций он, в принципе, обладал возможностью вести внешние войны (например, с Ираком, которая длилась в восемь лет) и у него были амбиции регионального лидерства. Но по мере санкционного давления, способность вести агрессивную внешнюю политику с каждым годом становилась все слабее.

Если отбросить всю шумиху вокруг Ирана, сейчас он представляет собой относительно безобидное государство, потому что он не может ни на кого напасть. Даже если вспомнить убийство во время президентства Трампа одного из стражников Исламской революции, то все ожидали, что Иран нанесет массированный удар по американским базам в Ираке, но он практически никак не отреагировал на это политическое убийство и нарушение своего суверенитета. Кроме того, уже и не припомнить, когда иранские политики допускали резкие заявления в отношении Израиля - хотя раньше их можно было слышать чуть ли не каждый месяц.

Мы видим, что Иран практически созрел до подписания уже второго мирного соглашения. Первое соглашение было подписано при Обаме, но Трамп его аннулировал, теперь Байден снова пытается его подписать и оно уже практически согласовано. Это говорит о том, что иранские политические элиты стали договороспособными. И это - прямой результат действия санкций.

Такая же политика выстраивается у Запада и в отношении России. Ведь если говорить прагматично, все понимают, что никакого распада России в ближайшие десятилетия не будет - мы можем себя этим подбадривать, но объективно этого не случится.

Вся стратегия Запада заключается в том, чтобы с помощью санкций закуклить российскую экономику, как гусеницу в коконе, но никто не ожидает, что из этого кокона вылупится бабочка. Все понимают, что она как была гусеницей, так ею и останется.

Главное - чтобы она не поедала окружающие листья вокруг кокона. И главная способность автаркии России - снизить способность к внешней агрессии, то есть сделать из неё современный православный Иран. Даже если там будет внутренняя политическая диктатура, роль патриарха будет ролью своеобразного аятоллы. Но главное, чтобы Россия варилась в собственном котле и не вела внешних полномасштабных континентальных войн.

Как дефолт в России может помочь Украине?

Помочь это нам может только в информационном и идеологическом плане - то есть мы должны этот факт максимально тиражировать. Россияне могут не признавать дефолта, но они не признают и факта войны в Украине - они не признают, что их ракеты попадают в торговый центр, отрицая очевидное. Но с информационной точки зрения - это сильный информационный повод, чтобы показывать, к чему приводят диктаторские решения, когда в результате решений одного человека аннулируется результат развития 140-миллионной страны за 20 лет.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять