Режиссер Станислав Гуренко: в Украине есть документалистика, причем очень сильная

"Зарубежная аудитория всегда с интересом смотрит наше документальное кино", — говорит режиссер.

Станислав Гуренко

На сайте "Главред" состоялся чат с режиссером, совладельцем киностудии Red Glass Рroduction, автором документального фильма "Dustards" Станиславом Гуренко. Именно об этой картине в основном и шла речь в ходе общения с читателями. "Dustards" — полнометражный документальный фильм о мотопутешествии четверых друзей по Западной Украине. Пять дней путешествия охватывают живописные места: Каменец-Подольский, Бакота, Меджибож, Буковель, Синевир и т.д. "Dustards" — это дебютная работа Станислава в жанре полнометражного документального кино. Однако первый блин не стал комом, и на сегодняшний день фильм уже завоевал три награды на международных кинофестивалях: International Independent Film Awards — Platinum Award, London Independent Film Awards — Best Documentary, Worldfest-Houston International Film Festival — Remi winner. И вот после того, как картину имела шанс увидеть и оценить зарубежная аудитория, ее увидели и в Украине: в апреле 2017 года фильм вышел в широкий прокат в сети кинотеатров "Мультиплекс". А в мае "Dustards" будут представлены на Marche du Film в рамках Каннского кинофестиваля.

Общаясь с читателями, Станислав рассказал, как проходили съемки "Dustards", почему для мотопутешествия была выбрана именно Западная Украина, как местные жители реагировали на съемочную группу на карпатских дорогах (частично фильм приходилось снимать на скорости 100 км/ч из открытого багажника пикапа), а также сложно ли было добиться того, чтобы картину взяла в прокат сеть кинотеатров. Кроме того, гость "Главреда", который также имеет богатый опыт сотрудничества с украинскими артистами, которым снимает клипы, о том, насколько сложно мириться с капризами звезд на съемочной площадке, как оценивает проморолики, отснятые для "Евровидения-2017", а также как он как режиссер оценивает номер участника от Украины в этом году — группы O.Torvald.

Представляем стенограмму чата со Станиславом Гуренко.

Rika: Что значит "Dustards"? Почему такое название?

Станислав Гуренко: "Dustards" — сочетание двух английских слов: "dust" и "bastards". Дословно название можно перевести как "пыльные ублюдки". :) Но "ублюдки" не в понимании "нехорошие люди", а люди, которые не совсем вписываются в окружающее их общество или среду.

Станислав Гуренко

Rika: Что сподвигло вас снять документальный фильм именно о мотопутешествии?

Станислав Гуренко: Изначально не планировалось снимать фильм. Была задумка снять что-то вроде клипа о мотопоездке. С этой идеей ко мне пришел товарищ моего друга Саша Попко. У него была компания, маршрут и мысль сделать красивое видео. Я же, воспользовавшись такой возможностью, подумал, почему бы не сделать документальный фильм, рассказать о самих героях, вложить в это больший замысел, чем просто красивая картинка.

Marichka: Станіславе, Ваша стрічка в прокаті вже тиждень. Які відгуки? Які перші результати, як глядач іде на таке кіно?

Станислав Гуренко: На самом деле, еще в ноябре 2016 года был большой допремьерный показ, на котором мы собрали больше 400 человек. И уже тогда мы получали огромное количество позитивных отзывов. Но если после той премьеры об этом писали в основном друзья и отдаленно знакомые люди, то сейчас такие же хорошие отзывы мы слышим от незаангажированной аудитории. Мы все это отслеживаем, и реакция на фильм, можно с уверенностью сказать, только позитивная.

Хотя идут люди на фильм не в такому количестве, как хотелось бы. Но здесь нужно сказать, что вся промокампания фильма и прокат его в сети "Мультиплекс" — это довольно спонтанная акция, на которую мы пошли, имея на руках готовый фильм. Если бы мы занимались продвижением и организовали выход на широкие экраны раньше, еще на этапе производства, то, конечно же, посещаемость была бы намного выше. Мы постоянно, уже на протяжении года, получаем вопросы, где, когда и как можно будет увидеть фильм. Фильм уже показывали в сети "Мультиплекс": в трех кинотеатрах Киева и в других городах — Харькове, Львове и других.

Станислав Гуренко

Marichka: Розкажіть, будь ласка, "Dustards" — це Ваша перша документальна повнометражна робота, чи Ви вже знімали документальні картини? Взагалі, скільки років Ви вже займаєтеся режисурою?

Станислав Гуренко: Режиссурой профессионально я занимаюсь уже шесть лет в своей компании Red Glass Production. Фильм "Dustards" — это, в принципе, первая работа как в формате документального кино, так и в полнометражном формате. Потому что до этого я раньше снимал только малые формы: рекламы, клипы.

Marichka: Наскільки, за Вашими оцінками, в Україні затребуваний жанр документального кіно? Чи є у нас, так би мовити, мода та культура на це? Яким чином можна популяризувати цей жанр, зробити його більш затребуваним?

Станислав Гуренко: Точно можно сказать, что жанр нон-фикшн (от англ. non-fiction, букв. "невымысел" — особый литературный жанр, для которого характерно построение сюжетной линии исключительно на реальных событиях. —  Ред.) набирает популярность и в Украине, и во всем мире. Сложно рассуждать о спросе на документальное кино именно в Украине, так как показателем спроса является количество зрителей в зале. А посчитать зрителей невозможно, ведь единицы документальных фильмов выходят в прокат, тем более, за пределами столицы. Но те, которые показывают, собирают большое количество заинтересованных людей, что говорит о росте интереса. Документалистика — это такой "плавающий" жанр, который перетекал из художественных фильмов в телепередачи, в кинохронику и т.д. и т.п. Поэтому "мода" на документальное кино была всегда.

Fedor: Стас, сложно ли было добиться того, чтобы "Dustards" взяли в прокат на большой экран в известной сети кинотеатров? Учитывая, что это: а) отечественное кино, б) документальное, в) с нераскрученными именами в творческой команде... Или у нас в стране что-то меняется к лучшему, и даже новичкам всячески способствуют и помогают? Спасибо за ответ.

Станислав Гуренко: Выход фильма в прокат — это результат работы продюсерской команды, которая чисто на своем энтузиазме проделала огромное количество работы. Только благодаря их желанию и вере в этот фильм и в меня лично вся эта затея вообще реализовалась. В частности, наш сопродюсер Дима Карпенко первым пришел ко мне с предложением пойти на эту авантюру и попробовать вывести фильм на широкий экран. Далее к этому подключились Александр Каменец и Яна Алтухова. Все это лишний раз подтверждает, что упорная и грамотно спланированная работа творят такие чудеса как выход авторского кино в прокат. :)

Действительно, одним из сложных факторов можно назвать то, что в фильме не было ни известных личностей, ни скандальных расследований, ни тематики "на злобу дня". Но все-таки тот посыл, который мы закладывали в фильм, тот визуальный ряд вдохновляют зрителей и дарят им час отдыха и приятных эмоций.

Станислав Гуренко

Terri: Для вас документальне кіно — це робота суто за сценарієм та планом чи здебільшого імпровізація, зйомка "як воно є", причому початковий задум цілком може видозмінюватися, навіть суттєво?

Станислав Гуренко: Любая работа должна быть спланирована, даже если это импровизация. Начинался фильм как импровизация, но, когда мы ушли в хронометраж полного метра и начали развивать историю, то, конечно же, дальнейшие съемки были запланированы и продуманы. В первую очередь, это необходимо, чтобы грамотно вложить и донести идею до зрителя. Точно могу сказать, посыл самого фильма пришел только в процессе.

Nemo: Чи існує взагалі українська документалістика, чи вона в зародковому стані? Що їй заважає розвиватися?

Станислав Гуренко: В Украине существует документалистика, причем очень сильная. В частности, это такие режиссеры как Сергей Буковский и Виталий Манский (да, его можно назвать украинским режиссером). Просто ее сложно увидеть широкой аудитории. Развиваться любому жанру кино обычно мешают проблемы с финансированием. Но сейчас эта тенденция меняется опять-таки из-за роста популярности жанра нон-фикшн.

Станислав Гуренко

Vega: "Dustards" уже завоевали не одну награду на международных фестивалях. Чем, на ваш взгляд, это кино "цепляет" заграничную аудиторию?

Станислав Гуренко: В первую очередь, как мне кажется, тем, что это фильм из Восточной Европы, не говорящий о злободневности. У него довольно (не побоюсь этого слова) европейские вид и форма. Тематика бегпекерства (путешествия только с рюкзаком) и мотоциклов в последнее время в моде. Кроме того, колоритный гуцульский голос за кадром приятен уху зрителя из любой страны. Но если серьезно, то фильм рассказывает о вопросах и проблемах не конкретной территориальной единицы, не о локальных особенностях, а об общечеловеческих ценностях, которые имеют значения в любой точке земли.

Vega: Чего ожидаете от показа "Dustards" на Каннском фестивале? Насколько амбициозные задачи ставите перед собой, подавая заявку на участие в этом киносостязании?

Станислав Гуренко: Здесь нужно внести ясность. Фильм участвует не в конкурсной программе, а в международном кинорынке Marche du Filme. Это — профессиональная секция в рамках фестиваля, где собираются продюсеры, дистрибьютеры, представители продакшнов, режиссеры и т.д. с целью налаживания связей, поиска партнеров для копродакшнов, поиска дистрибьютеров для своих фильмов и т.д. Мы едем туда, в первую очередь, чтобы заявить о себе на украинском кинопространстве и, конечно же, вывести фильм на международную аудиторию. 23 мая у нас состоится скриннинг (показ) фильма непосредственно в Каннах в рамках Doc Corner.

Станислав Гуренко

Rudyj: Каков бюджет фильма, и за чей счет он снимался? Съемка документального кино — затратное дело?

Станислав Гуренко: Большая часть бюджета идет именно на продвижение фильма и всю его дальнейшую судьбу после непосредственных съемок. Бюджет на производство состоял из дорожных расходов: бензин, еда и т.д. Поскольку у меня есть ресурс в виде собственной студии, то процесс монтажа, постпродакшна и т.д. был сделан условно за свой счет. А все, что происходит далее, делается за счет средств, вложенных нашей студией.

Rudyj: Почему фильм был снят в 2015 году, а в прокат вышел только сейчас?

Станислав Гуренко: Год у нас ушел на монтаж и весь постпродакшн. Плюс — только через год после самой поездки я смог проехаться по тому же маршруту и доснять необходимый материал. Потом нужно было всем рассказать о том, что есть такой фильм, создать интерес к нему, а это процесс довольно длительный. Также по требованиям некоторых фестивалей, на которые мы подавались, нельзя было, чтобы фильм был в прокате. Плюс — время на переговоры, промо и т.д.

Sonita: Расскажите о съемочном процессе "Dustards". Сколько занял процесс съемок, монтажа и т.д.? Что давалось сложнее всего в работе над фильмом? Сколько человек было задействовано? Случались ли какие-либо курьезы в ходе съемок?

Станислав Гуренко: Сложнее всего давался монтаж, так как на момент его начала у нас насчитывалось 8 тысяч файлов — это 14 дней съемок в две камеры, часть из которых шли почти круглосуточно. Наша съемочная группа состояла из трех человек. В самой поездке был я и оператор Саша Бойко, в Киеве к нам присоединился Сережа Пивненко и звукорежиссер Никита Будаш. Как видите, довольно компактной командой можно сделать целое кино.

Самый большой курьез произошел на досъемке спустя год после путешествия, когда я писал интервью с настоящим гуцулом для закадрового голоса. После того, как мы закончили писать интервью, выключили камеры, микрофоны и начали собираться, дед начал рассказ о его участии в съемках "Теней забытых предков". И начал он с фразы: "От коли я Миколайчуку самогон приносив...". Было желание его чем-то огреть! Особенно учитывая, что жители Закарпатья не сильно открыты незнакомцам и приезжим, то разговорить его было довольно тяжело.

Станислав Гуренко

Kondor: Почему местом съемок были выбраны именно Карпаты, Западная Украина?

Станислав Гуренко: Это же одни из живописнейших мест нашей страны! Я лично впервые побывал в таком месте, как Бакота. Я не знал, что в нашей стране есть подобные впечатляющие виды, и уверен, что любого зрителя это впечатлит так же, как и меня.

Kondor: Существуют ли для вас в творчестве какие-либо табу (темы, приемы, что-то другое)?

Станислав Гуренко: Честно говоря, пока не доводилось сталкиваться с какими-то ситуациями, когда приходилось бы идти на сделки с совестью. Когда я снимал клипы, то, конечно же, отказывался от проектов, где мне откровенно не нравилась песня. Кто-то назвал бы это непрофессионализмом, но я считаю, что в таких ситуациях невозможно сделать чего-то стоящего без собственного эмоционального вовлечения.

Kondor: У вас не возникало желания снять документальный фильм о нынешней войне? Если да, то — о чем именно вы хотели бы рассказать картиной?

Станислав Гуренко: Пока что не возникало в силу того, что у меня самого есть очень много вопросов, на которые я не могу найти ответы. Это касается и войны, и всех событий не только последних трех лет, но и всей нашей страны в целом. В тот момент, когда я смогу для себя сформулировать четкие ответы, я смогу задать нужные вопросы в фильме. Поэтому сейчас я не готов взяться за такой фильм и нести ответственность за посыл в нем.

Станислав Гуренко

gf_43: У Вікіпедії говориться: "Фільм виготовила та запустила компанія Red Glass Production, відома рекламними зйомками для вiдомих брендiв та співпрацею з такими артистами, як Pianoбой, O.Torvald, Loboda та іншими". Запитання: 1) наскільки комфортно вам працюється із зірками, наскільки примхливі і складні вони у спільній роботі? 2) наскільки вдалими ви вважаєте рекламні і промо матеріали "Євробачення" в Києві? 3) як ви, як режисер, оцінюєте номер O.Torvald на "Євробаченні", принаймні чорновий варіант, який ми бачили на нацвідборі? Дякую.

Станислав Гуренко: 1) Работа со звездами — это всегда столкновение амбиций, так как у большинства артистов есть свое видение практически любого аспекта съемки, начиная со сценария, заканчивая чуть ли не камерами. Однозначно с кем-то процесс проходит очень увлекательно, и это становится сотворчеством. Так работать однозначно интересно.

А когда работа превращается в удовлетворение капризов какой-либо звезды, то здесь даже большой гонорар не поможет. Я абсолютно точно могу сказать, что все проекты для артистов мы делали только тогда, когда нам лично было интересно.

2) Ничего ужасного и плохого я еще не видел. За это отвечают довольно компетентные и творчески одаренные люди, поэтому тут я пока спокоен.

3) К сожалению, я видел его только кусками. Но то, что я увидел, однозначно подходит конкурсу и имеет правильное направление, а именно — создание шоу. Мне выпадала возможность поработать с Женей, и я точно могу сказать, что он очень усердный парень и сможет "прогрызть" любой камень, чтобы добиться своего. Искренне болею за него.

Станислав Гуренко

Hunter: Над чем сейчас работаете? Будете ли продолжать снимать документалистику?

Станислав Гуренко: Однозначно буду продолжать снимать. Я всегда хотел попробовать себя в этом жанре и сейчас понимаю, что это посильно, и что следующий фильм точно будет документальным. В данный момент я нахожусь в поиске темы, на которую будет снят фильм. А пока что занимаюсь основным профилем деятельности — рекламной съемкой. Только вчера у нас с 5 утра и до ночи был большой проект, и приехал я сюда, слегка выспавшись. 

Booklia: Станіславе, на які теми документального кіно в українському суспільстві є найбільший запит, за вашими спостереженнями? І чи цікаво вам про таке знімати? Якщо судити саме за реакцією на "Dustards", наскільки за своїми інтересами та ментальністю відмінна українська та закордонна аудиторія в цьому плані?

Станислав Гуренко: Сложно сказать, какой спрос в обществе существует на фильмы. Но тенденция и обстоятельства таковы, что основной темой документалистики последних лет являются либо вопросы войны, либо вопросы жизни на периферии. По крайней мере, таких фильмов подавляющее большинство. При этом, к примеру, вышел фильм "Главная роль" Сергея Буковского, где он, если говорить коротко, рассказал о своей матери. Зарубежная аудитория всегда с интересом смотрит украинское документальное кино, нам всегда было что рассказать и что показать. И я очень хочу, чтобы все больше фильмов пытались вдохновлять, а не только рассуждать о проблемах.

Panianka: Зараз, коли ви переглядаєте "Dustards", чи виникає бажання щось змінити в цьому кіно, переробити, вдосконалити чи прибрати? Що саме?

Станислав Гуренко: Ни один режиссер не считает свой фильм завершенным. Каждый раз, когда ты смотришь фильм — всегда видишь что-то, что можно было бы поменять, добавить или сделать по-другому. Например, режиссер монтажа Маргарет Сиксел, получившая "Оскар" за "Безумного Макса. Дорогой ярости", сказала хорошую фразу: "Ты никогда не заканчиваешь монтаж. У тебя его просто в какой-то момент забирают". Так происходит с любым творческим проектом: либо тебе говорят "остановись!", либо ты сам настолько просветлен, что можешь сказать себе "хватит!". Поэтому, конечно же, я бы хотел поменять многое в фильме. Но могу точно сказать, что фильм превзошел даже мои ожидания.

dim-dim: Наскільки складно було знімати кіно саме про мотоподорож, мотопригоду? Адже, очевидно, що багато доводилося працювати "з коліс", у дорозі, на швидкості... на наших, вітчизняних дорогах для витривалих...

Станислав Гуренко: Снимать было не тяжело — скорее, увлекательно. Мы снимали с багажника грузовика на ходу, под дождем — и это было весело. Мы открывали багажник пикапа, привязывались  и снимали на скорости 100 км/ч на радость проезжающим машинам.

Сложнее всего было находиться в состоянии постоянной концентрации на съемке. Во время поездки мы с Сашей Бойко брали камеры, как только просыпались, и убирали их только перед сном. В какие-то моменты хотелось просто посидеть, насладиться видом, природой. Но в такие моменты приходилось себя одергивать и напоминать, что ты здесь для фильма, а не на отдыхе.

Станислав Гуренко

Dinka: Як місцеві жителі на Західній України сприймали знімальну команду, камери, незвичайні мотоцикли? Як реагували?

Станислав Гуренко: Смотрели, как на дичь.

Dinka: А як ви по життю ставитеся до подорожей із наплічником, палаткою, ночівлею у спальнику та відсутності комфортних умов відпочинку? У яких умовах жили, коли знімали кіно? Вдень такі брутальні й романтичні байкери, а на ночівлю — в готель?:)

Станислав Гуренко: В кино всё — правда. Сами герои и съемочная группа ночевали в палатках. Мылись в реках. Ели еду, приготовленную на костре. Потому что нет смысла ночевать в каком-то отеле, когда есть прекрасная возможность провести время на природе. Я всегда был большим поклонником туризма, палаток, костров и всегда с удовольствием провожу время на природе. Я иногда даже дома в спальнике сплю. В этом есть свой какой-то определенный уют.

Lili: Інколи письменники пишуть "у стіл", і їхні твори чекають свого часу тривалий період... А у Вас так буває, що відзнята робота лежить у столі і чекає, доки стане затребуваною?

Станислав Гуренко: В силу рода деятельности — рекламные съемки — ни один проект не уходил в стол. Это просто противоречит всей сути рекламных проектов. И сам фильм, как вы можете видеть, тоже не ушел "в стол", так как это слишком большой труд, чтобы его сделать и просто ждать, когда с ним что-то произойдет само по себе.

Ігор Тимофєєв: Стас, вы говорите, что "в Украине существует документалистика, причем очень сильная", однако ДП "Українська студія хронікально-документальних фільмів" почила в бозе, кто хранит традиции?

Станислав Гуренко: Традиции хранят только энтузиасты и фанаты этого дела. Вопрос вымирания студий — это вопрос, в первую очередь, к государству. А документалистика хранится не в студиях, а в людях, которые ее создают. Украинская документалистика сильная благодаря украинским режиссерам, операторам и всем, кто ее снимает. Сейчас, с последними изменениями, которые вводит Госкино, ситуация меняется только к лучшему.

Фото Александра Синицы 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять