Уроки мобилизации: почему Украина не знает всех своих погибших героев поименно

Многие готовы идти защищать Родину, участвовать в активных действиях, а не сидеть годами в блиндажах.

Отмены призыва ждать не надо, но процент контрактников будет увеличен. Об этом в своей речи во время "Марша Независимости" на Крещатике сказал Президент Петр Порошенко.

…Когда события в Крыму только начинались, мало кто верил, что они всерьез, а тем более надолго. Тогда речь не шла о частичной мобилизации и серьезной военной подготовке учителей, финансистов, юристов, журналистов. Тогда те, кто имел боевой опыт сами пошли в военкоматы. Многих встречали военкомы, записывали их данные и отправляли домой, мол, необходимости в добровольцах пока нет. Но добровольцы не сдавались. Они стали организовывать добровольческие батальоны. И вот 2 марта 2014 года Андрей Парубий написал в Facebook о решении СНБО о мобилизации по всей стране. Стартовала первая волна. Всего в 2014-м таковых было три. Еще три после были запланированы на 2015 год. Последняя, шестая, завершилась 17 августа.

Мобилизация в Украине — явление странное и засекреченное. Каждую новую волну военкоматам выдают планы — кому и сколько гражданских надо переодеть в военную форму. Официальные точные цифры, разумеется, за семью замками. Округленные — вложены в уста Президента: 210 тысяч.

Еще в начале весны наш коллега — журналист Дмитрий Лыховий, мобилизованный в свое время, писал: "Оказывается, чтобы призвать тысячу человек, необходимо разослать чуть ли не 40 тысяч повесток". Так что объяснимо, когда при официально мобилизованных за все шесть волн 210 тысячах, повестки получал чуть ли не каждый второй мужчина в стране. По данным Дмитрия, если в марте-апреле 2014 года в военкоматы приходили 70% военнообязанных, то во время третей волны только 10%.

Почему так происходит?

Наверное, потому что, во-первых, за полтора года (!) украинцы не увидели результатов. Не один раз приходилось слышать от военных, которые на фронт пошли добровольцами, что война затягивается. В Украине многие готовы идти защищать Родину, участвовать в активных действиях, но не сидеть в блиндажах годами, участвуя в ложном перемирии, наблюдая за врагом. "Когда вражеская колона выходила из Славянска летом прошлого года, нам было сказано сидеть тихо и не стрелять, — вспоминает боец батальона "Донбасс" Дмитрий Кулиш. — А если бы мы их тогда разбили, возможно, и война бы уже закончилась".

"Такие как я сидят дома и ждут активных боевых действий с целью отобрать свои территории", — сказал он в интервью "Главреду".

Во-вторых, государство не гарантирует пожизненное достойное содержание семей погибшего или получившего тяжелые увечья героя.

В-третьих, военкоматы пытались выполнить план мобилизации всеми доступными и недоступными способами — вручали повестки в поездах, на вокзалах, в автобусах. Такие действия у многих вызывают, мягко сказать, возмущение.

К Александру представители военкомата пришли с повесткой на работу — по словам военных, по месту жительства вручить не удалось. Он документ взял. И тут же позвонил матери, мол, почему та не сказала, что приносили повестку домой?! Мама была крайне удивлена и заверила, что обязательно сказала бы сыну, если бы такова была. Тем более еще в советское время Александр служил в Севастополе во флоте. Как же мужчина был удивлен, когда, явившись в военкомат, узнал, что к нему домой "приходили" с повесткой семь раз, два из которых с милицией. В итоге медкомиссия признала Александра негодным, а тот высказал военкомам все, что он думает о такой мобилизации с семью неизвестно откуда взявшимися повестками.

Конечно, у военкомов не хватало рук заполнять, а тем более, разносить такое количество официальных документов. Поэтому они перепоручали работу работникам местных ЖЭКов. Тогда по квартирам пошли дворники и управдомы.

В селах раздачей повесток занялись сельсоветы. И если в городах дворникам все равно, кому вручать листочки с корешками, то в селах, мелким чиновникам — нет. Сельские головы в открытую заявляли, что накануне местных выборов они не будут гоняться за мужчинами призывного возраста, таким образом снижая себе рейтинг.

Затем появилась история с "липовыми" повестками. Одну из таких на своей странице в соцсети обнародовал советник Президента Юрий Бирюков. Он привел пример Вадима Ш. из Днепровского района Киева, который обнаружил такую подделку в своем почтовом ящике. В ней отмечалось, что он совершил правонарушение, предусмотренное 336 статьей Уголовного кодекса: путем бездействия уклоняется от призыва к мобилизации, без уважительных причин не прибывает в установленные военкоматом сроки и не предоставляет документов, которые подтвердили бы невозможность прибытия. Санкция — от 2 до 5 лет тюрьмы. При этом, заметил Бирюков, человек ни разу не получал повестку. В то же время в "документе" Вадима Ш. призвали явиться в военкомат для разъяснений. "Гражданин Вадим Ш. идет в военкомат с криками шотакоеянепонял, а там встречает еще десяток таких же, с повестками", — написал Бирюков в Facebook. Военный комиссар объяснил Вадиму Ш., он получил ложную повестку на поддельном бланке с напечатанной типографским способом печатью и подписью.

Но такие "листовки" получали не только в Днепровском районе столице, но и в других.

Тамара — мать аспиранта, обучающегося ныне в Германии, также получила подобное письмо — без конверта и даты. И позвонила по указанным в нем телефонам. Когда женщина представилась, военком ей сходу сказал: "У нас с вами будет долгий разговор". Но долгого не получилось. В нескольких словах Тамара объяснила суть вопроса. Сошлись на том, что немецкий вуз должен предоставить справку о том, что сын Тамары в нем обучается.

Но в любом случае выходит, что эти названные ранее "липовыми" письма не являются таковыми — военкомы о них знают, просто пишутся эти фактически угрозы не их рукой. И военкомов понять можно — главнокомандующий поставил перед ними цель — выполнить план: пополнить армейские ряды.

Когда в ноябре 2013 года мы шли на Майдан, то руководствовались исключительно собственными порывами. Когда начались события на востоке, первыми туда поехали вчерашние майдановцы. А как только наши "высшие лица страны" взялись воевать, наступил хаос. Государству понадобились волонтерская форма, канадские аптечки, американские средства защиты и люди — дешевая военная сила… Только представьте себе, каким был бы Майдан если бы на него привели тех, кто не хотел или не верил в возможность победить и все изменить.

Еще недавно министр МВД Арсен Аваков и политтехнолог Сергей Гайдай с разницей в один день написали о необходимости создания контрактной армии. Эксперты стали сразу комментировать, мол, это слишком дорогая затея. Да и из уст Президента прозвучала фраза: "В условиях агрессии полностью контрактной армии быть не может в принципе". Получается: значительно дешевле в срочном порядке вырывать из семей отцов, одевать их, обувать, обучать, платить им зарплату в несколько тысяч.

Раз так, возможно, было бы разумно дать шанс добровольцам. Без принуждения к службе на целый год, а на самом деле, еще дольше, и при условии реальных перспектив активной работы, направленной на победу — как в полях, так и дипломатическом фланге и гарантий социальной поддержки от государства.

Еще один наш коллега — Илларион Павлюк — в своем посте в Facebook "Пять причин пойти воевать за Украину" озвучил слова инструктора по стрельбе: "Вам ничего не приходится повторять дважды. Вы — добровольцы, — сказал он. — Вы знаете, зачем сюда пришли, и делаете все, чтобы научиться. Я помню, в начале один из ваших, стреляя, допустил сразу четыре грубых ошибки. То есть, он делал неправильно почти все. Я объяснял ему эти ошибки, не особо рассчитывая, что он хотя бы запомнит их все, а не то, что исправит. Но он стал попадать в цель сразу же! Мы, если честно, на это и рассчитывали, согласившись вас тренировать. Добровольцы всегда могут намного больше".

Добровольцами на три месяца, полгода, даже год становились бы многие. И у военкомов и дворников не было бы работы.

"Министерство обороны предлагает контракты на три или пять лет. И его расторгнуть невозможно. Но я как офицер не могу себе позволить служить так долго — я не хочу связывать свою жизнь профессионально с армией", — говорит офицер добровольческого батальона "Карпатская Сечь" Николай Тихонов.

…Почему всегда мирная Украина сегодня так на долго втянута в конфликт и вынуждена организовывать все новые и новые волны мобилизации? Возможно, эта война выгодна. На войне можно хорошо зарабатывать. Кто-то зарабатывает на контрабанде, кто-то на продаже военного снаряжения, кто-то на откупе от военкоматов, кто-то на солдатской каше. Есть и те, кто получает политические дивиденды. Вспомните, как перед президентскими выборами в мае 2014 года многие как мантру повторяли: "Надо выбрать Порошенко в первом туре, чтобы прекратить войну". И что? Выбрали. А потом был сбитый над Луганским аэропортом самолет с десантниками, Boeing-777, Иловайск, Донецкий аэропорт, Дебальцево…

Знаете, что меня поразило в выступлении Петра Порошенко в День Независимости на Крещатике? Одна лишь цифра. Очень приблизительная. И одно лишь слово. Из пяти букв. Они вот в этом предложении: "В целом же, агрессия со стороны соседнего государства унесла жизни почти 2100 наших воинов". Вдумайтесь: ПОЧТИ 2100! Жизнью больше, жизнью меньше. Так получается?! В то время как имя каждого героя погибшего за целостность и суверенитет Украины должно быть написано золотыми буквами на стене славы, наш Президент говорит о "почти 2100".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять