Вы не представляете, как это - пережить свое убийство

Не дай Бог вам представить через какой ад мне пришлось протащить своих близких.

Самое смешное, что они пишут все это на полном серьезе. Вот на полном серьезе садятся, надувают щеки, и начинают изливать свою высокую мораль на экран. Грозят пальцем и размазывают тебя с говном. И это все невероятно важно. 

А ты приходишь такой из морга, от тебя за километр прет кровью и вонью разделочной, не спавший сутки, переживший свое убийство, месяц ходивший с мишенью на лбу и ждавший, как пуля будет ломать твои кости, месяц проживший с осознанием того, что твоя смерть уже оплачена - твоя смерть оплачена! Эта мысль пригвождает, конечно - обнимаешь жену, которая уже даже не в истерике, стадия истерики закончилась несколько дней назад, а теперь уже полное, абсолютное опустошение, мертвенное бесчувствие, все выжато напрочь, не осталось уже вообще никаких эмоций.

Несколько дней живешь, как просто оболочка, внутри нет ничего, только пустота, жизнь твоя сломана в очередной раз и в очередной раз надо начинать все сначала, не понятно где, совершенно не понятно как. Ты не знаешь, сколько проживешь, не знаешь сколько месяцев, лет, тебе ходить с охраной, не знаешь, когда тебе можно будет хотя бы просто жить с незадернутыми шторами и подходить к окнам, а твоей дочери просто играть на улице с другими детьми.

Читайте также: Дело Бабченко - история о столкновении амбициозных дебилов

Все, что было, отчеркнуто чертой, отрезано напрочь, и ничего уже не важно, ничего уже не имеет значения, тебя с семьей сажают в тонированный минивэн, везут на одну конспиративную квартиру, потом перевозят на вторую, на третью, корвалол и валерьянка уже не берут, и вы пьете их горстями, сделав ближайшей аптеке годовую выручку.

А потом тебя начинает отпускать, и возвращаются чувства, и руки начинает трясти так, что хоть отбойным молотком работай. Потом проходит и это, и ты впервые за несколько дней уже не хочешь блевать и даже можешь что-то запихнуть в себя из еды. И жена твоя тоже уже может поесть. Вы сидите и что-то клюете, какие-то крошки, чисто механически, а потом отходняк проходит и ты уже можешь улыбаться.

И вот, наконец, почти ожив, ты открываешь Фейсбук и читаешь, как Сережа, или Саша, или Маша грозят пальчиком, надувают щеки, с умным видом учат тебя морали и размазывают с говном, и так это всё им кажется важным, и - читаешь, читаешь, и улыбаешься. Ух, вы, милые мои, ух, вы, хорошие, как же я обожаю эти ваши высокоумные срачи в Фейсбуке. В Фейсбуке вы можете меня хоть убить, но, пожалуйста, можно это будет теперь только в Фейсбуке, а в реальности не будет больше никогда, потому что вы, бл*дь, вообще них*я не представляете! Через какой ад мне пришлось протащить своих близких и не дай Бог вам это представить и пережить!

Так что пишите, пишите, а ты только что вернулся из такой тьмы, из такой пропасти вылез, и ты читаешь, и улыбаешься, и обнимаешь дочку, открываешь пиво, закуриваешь, и тебе хорошо, и небо, и солнце, и зелень деревьев, и птицы, и тебе так до балды, и ты улыбаешься, улыбаешься…

Аркадий Бабченко, журналист

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять