Почему Путин не спешит ввязываться в конфликт в Нагорном Карабахе

Россия осторожничает с реакцией на конфликт в Нагорном Карабахе, так как не уверена в том, как именно отреагирует Турция.

путин пашинян
Владимир Путин и Никол Пашинян / сайт президента России

Реакция России на вооруженный конфликт между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе на данный момент ограничивается лишь жестким заявлением о том, что стороны должны немедленно прекратить огонь и сесть за стол переговоров.

Такая позиция России, которая со стороны выглядит несколько отстраненной, связана с тем, что она взяла выжидательную паузу, чтобы посмотреть, что будет делать Турция. В воскресенье глава МИД России Сергей Лавров звонил в Анкару Мевлюту Чавушоглу, главным образом для того, чтобы прозондировать почву и узнать степень вовлеченности Турции в эскалацию, а также то, какую роль Турция выбрала для себя в этом конфликте – будут ли они поддерживать Азербайджан военно-технически или же у них есть планы напрямую вмешаться в конфликт. Потому позиция России будет оформляться по мере эволюции позиций Турции с точки зрения практических действий, особенно c учетом того, что Турция имеет ограниченный военный контингент – авиацию и бронетехнику – которые стоят в регионе Нахичевани, прилегающему к границе с Арменией.

Если Турция ввяжется в конфликт, это поставит Россию перед дилеммой – она должна будет либо выступить в защиту Армении как своего союзника или она не будет ввязываться в бои, что поставит российско-армянские отношения под угрозу.

Читайте такжеНагорный Карабах в огне: три сценария развития ситуаци

Вмешательство Турции, как и вся эта эскалация для России, с одной стороны, возможности, потому что тогда появляется шанс двустороннего урегулирования конфликта с Турцией, отодвинув при этом всех остальных, в том числе, многосторонние механизмы в рамках минской группы ОБСЕ, которые в последнее находятся практически в замороженном состоянии. Собственно, это возможность урегулировать все так, как это происходит в Ливии и Сирии. С другой стороны, для РФ это вызов, потому что эскалация проверяет на прочность:

  • Отношения России с Арменией
  • Способности РФ по контролю ситуации на Кавказе и расширенной периферии, потому что для РФ Южный Кавказ – настолько же ценное направление с точки зрения стратегии, как и Беларусь, Казахстан и Украина).
  • Возможности, которые есть у Российской Федерации в рамках региональной организации ОДКБ, которую многие называют недееспособной. Сейчас Армения прямым текстом заявила о том, что у нее нет причин для обращения в ОДКБ - организацию, которая без заявки ничего делать не будет. Но есть если будет обращение Армении в случае, например, нападения Турции или если Азербайджан начнет наступление уже со стороны границы – у РФ появится возможность для проверки своих сил.

При этом Армения навряд ли станет просить помощи у стран Запада. Собственно, в этом заключается главная геополитическая проблема Армении и лично Никола Пашиняна, так как Армения зажата со всех сторон. Со стороны Турции, где закрыта граница, со стороны Азербайджана, где также закрыта граница и полузамороженный конфликт в Нагорном Карабахе, у них непростые отношения с Грузией. И поскольку за последнее время армянские элиты так и не смогли вырваться из этого тупика, сейчас у них уже нет времени разрабатывать альтернативные векторы внешней политики. На момент военной эскалация все еще зависима от России и кроме как к ней Армении не к кому обращаться, что объясняет недавний звонок Пашиняна в Москву Путину.

Читайте такжеКому выгоден и чем опасен конфликт Армении и АзербайджанаКроме того, само западное сообщество, судя по его первичной реакции, не готово к тому, чтобы вмешиваться в дела на Южном Кавказе, не говоря уже о защите какой-то из сторон конфликта – заявления США были максимально бессмысленными, так как Дональд Трамп лишь заявил о "слежении за ситуацией", Майкл Помпео и вовсе сконцентрирован на конфликте в Восточном Средиземноморье. Потому позиция Штатов на данный момент остается неизвестной.

Что касается Европейского Союза, который хоть и призвал к прекращению огня, но вряд ли станет идти на какие-то радикальные шаги. Исключением может стать разве что Франция, потому что Армения входит в сферу интересов Парижа. Для Франции противостояние с Турцией – это серьезный вопрос и потому она рассматривает конфликт на армянском направлении как одну из частей конфликта с Турцией, наряду с проблемами в Восточном Средиземноморье и борьбой за влияние в Ливане и Африке.

Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего, специально для Главреда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Популярное
Байден загнал Путина в ловушкуБайден загнал Путина в ловушку В шаге от горячей войны: что ждет Украину в случае вторжения РоссииВ шаге от горячей войны: что ждет Украину в случае вторжения России Россия пустит в ход Калибры и Искандеры: к чему готовиться «ЛДНР»Россия пустит в ход Калибры и Искандеры: к чему готовиться "ЛДНР" Два парадокса путинской РоссииДва парадокса путинской России Как Запад может остановить Путина от нападения на УкраинуКак Запад может остановить Путина от нападения на Украину

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять