Лилия Шевцова: Путинский преемник будет танцевать на могиле своего предшественника

"Прагматики в Кремле понимают, что потеряли Украину. Но они еще верят, что могут превратить Украину в государство-развалину", – считает российский политолог.

Лилия Шевцова
Лилия Шевцова

На сайте "Главред" состоялся чат с российским политологом, доктором исторических наук, исследователем Chatham House Лилией Шевцовой. Общаясь с читателями, она рассказала, какой удар по российской державности нанесет автокефалия украинской православной церкви, похоронена ли идея построения "русского мира", к каким последствиям для России приведет широкомасштабная война против Украины, почему Москва опасается думать об экспансионистской угрозе со стороны Китая, что стоит за словами Путина о ядерной войне, почему Россия не может смириться с "бегством" Украины, от каких стереотипов должна избавиться РФ, чтобы стали возможны партнерские отношения между ею и Украиной, каким будет преемник Путина, готовы ли россияне терпеть нынешнего "хозяина Кремля" пожизненно, а также потеснит ли Ленина в Мавзолее нынешний российский лидер.

Представляем стенограмму чата с Лилией Шевцовой.

Жуков: Как вы полагаете, можно ли сейчас – после того, как Украина наконец получила собственную поместную церковь, независимую от Москвы – считать, что идея "русского мира" окончательно провалилась? Как теперь в России могут начать перекраивать идеологию, историю и так далее?

Лилия Шевцова: То, что идея "русского мира" провалилась – это однозначно. Но пока не вижу попыток российской интеллектуальной среды пересмотреть наши традиционные аксиомы. Видимо, еще нужно время для того, чтобы осмыслить, что произошло с нами в последние несколько лет, когда Украина решила вырваться из наших объятий… И когда Россия отказалась от интеграции в Запад. Не все пока к этому готовы.

Роман: Какой мести ждать Украине от России за победу в борьбе за независимость Украинской православной церкви? Какова вероятность того, что Москва будет пытаться организовать провокации, захваты храмов, столкновение или даже кровопролитие, под прикрытием церковного противостояния в Украине? Что тут есть в арсенале у российских спецслужб?

Лилия Шевцова: Конечно, автокефалия украинской православной церкви – это исторический и цивилизационный перелом. Мы этот факт еще не ощутили полностью. Это удар и по российской державности. И по глобализму российского православия. И по старой русской идентичности. И по политическим амбициям Кремля.

Смирится ли старая империя с таким ударом? Не думаю. Но любые способы вмешательства извне могут сработать только тогда, когда есть неустойчивость внутри…

Максименко Тоня: Хотела бы задать Вам два "околорелигиозных" вопроса. Во-первых... Как думаете, Кремль и Кирилл уже смирились с потерей украинской церкви? Какие возможны действия с их стороны, направленные на возвращение прежнего положения дел? Во-вторых... Почему Константинополь только сейчас, через больше чем 20 лет борьбы украинской церкви за независимость от российской, пошел навстречу Украины? Насколько на Константинополь повлияла политическая обстановка вокруг России, отношение международного сообщества к политике Кремля, война в Украине?

Лилия Шевцова: Мне нужно больше "внедриться" в эту тему, чтобы отвечать профессионально. Судя по тому, что я вижу, Кремль и руководство Российской православной церкви все еще не освоились с новой ситуацией.  Думаю, что Кирилл будет пытаться препятствовать переходу подчиненных ему приходов в лоно Православной церкви Украины.

Почему Константинополь пошел навстречу Киеву? Видимо, учел и потребность Украины в своей церкви. И потому, что российский патриархат вел себя удивительно глупо и агрессивно в этом вопросе. Будь наши иерархи умные, сами бы предоставили бы украинской церкви автокефалию.

Odessit: Как Вы лично относитесь к созданию в Украине автокефальной православной церкви? Почему Россия так болезненно воспринимает это создание?

Лилия Шевцова: Я считаю, что создание автокефалии в Украине – важный шаг на пути укрепления украинской государственности. Отсюда и болезненное отношение к этому факту в официальной России.

west-e: Чем опасны спекуляции политиков на исторических, языков, религиозных и других подобных болезненных для того или иного народа вопросах? Без привязки к Украине...

Лилия Шевцова: Эти спекуляции всегда появляются, когда возникает неясность траектории страны, появляются страхи за будущее. Возникает проблема лидерства и ответственности элит.

polit_ua: А як би ви оцінили поступ у розв’язанні російсько-українського конфлікту за 2018 рік? Є хоч незначні просування вперед, до вирішення проблеми, чи, навпаки, ми ще більше занурюємося в кризу стосунків, або все залишилося, як було?

Лилия Шевцова: Я, честно, говоря, не вижу никакого прогресса в разрешении конфликта между Россией и Украиной. А вернее – в выходе из необъявленной войны между двумя странами. Некоторую надежду создала идея миротворческих сил и согласие Путина (в разговоре с Меркель) ее обсуждать. Но оказалось, что Россия все еще воспринимает идею миротворческих сил, как охрану миссии ОБСЕ без расширения их полномочий на границу России и Украины. В этом случае сама идея теряет смысл. 

Но после президентских выборов в Украине можно ожидать оживления двустороннего диалога по вопросам умиротворения.

Ветвицкий М.: Поясните, пожалуйста, какими могут быть последствия прекращения действия "Договора о дружбе" между РФ и Украиной? Каким образом отсутствие этого договора Россия может использовать в собственных целях?

Лилия Шевцова: Существование этого Договора, когда две страны находятся в состоянии войны, пусть и необъявленной, было весьма странным. Договор о дружбе в момент войны – шизофрения! Конечно, Москва попытается использовать этот факт для оправдания своих действий в отношении Украины. Но ведь существование Договора не остановило Кремль ни от аннексии Крыма, ни от войны в Донбассе! Впрочем, наступает время, когда и другие игроки, включая и Америку, перестают обращать внимание на договоры и прежние условности…

Читайте такжеВиктор Суслов: Все надежды Украины – на "дядю с Запада", только вот этому "дяде" придется отдать всю странуВетвицкий М.: Спасибо за ответ. Но в дополнении к своему вопросу о "Договоре о дружбе" хочу уточнить следующее. Не раз указывалось на то, что без этого договора между нашими странами, выходит, не ни единого другого документа, подтверждающего границ Украины Российской Федерацией. И разрыв договора будет на руку России, в частности, из-за того же Крыма. Так ли все это? И какие границы тогда Москва может еще попытаться "передвинуть", отщипнув еще украинской земли?

Лилия Шевцова: Договорная база между Россией и Украиной многообразна и детальна. Нас связывает масса договоренностей более частного характера.   Так, экономические отношения регулирует более 40 договоров. Но вы правы, указывая на один элемент "Договора о дружбе" – он подтверждает нерушимость границ. Теперь этот вопрос еще больше подвешивается. Но ведь этот Договор не предотвратил Крым!

Теперь придется смотреть, как отказ от этого Договора повлияет на экономические отношения между двумя странами, на права украинских граждан в России. Даже на такие вопросы, как обоюдное признание дипломов в обеих странах.

В любом случае конфликт между Россией и Украиной заставит пересматривать договорную базу их отношений.

Сергей_36: Чем можно объяснить, что власти Украины и России так упорно продолжают держаться за Минские соглашения, минские переговоры, если все стороны уже признают, что все это нежизнеспособно? Как, на ваш взгляд, следовало бы трансформировать переговорный процесс по урегулированию ситуации на Донбассе?

Лилия Шевцова: Возникло почти единство в отношении минского процесса. Самые разные силы считают этот процесс неработающим. Впрочем, это было ясно с самого начала – не мог "Минск" заработать. Ибо Украина и Россия использовали его для несовместимых целей. Но отказ от "минского процесса" чреват новой эскалацией. Нет иных форматов, которые бы гарантировали мирное решение, пока Россия не отказалась от своей цели – внедрить ОРДЛО в "тело" Украины, но на своих условиях.

Что может принести "нормандский формат" или даже "будапештский формат" при сохранении этой цели? Кстати, последний вообще невозможен, ибо Россия не согласится стать формальной стороной соглашения.

Inga: Як ви ставитеся до ідеї прямих переговорів між Путіним і Трампом (про це неодноразово висловлювався сам Трамп)? Про що вони можуть домовитися віч-на-віч за спиною в Києва? А також чи доцільні прямі переговори між Путіним і українським президентом? Щодо Порошенка Путін уже чітко сказав, що з ним не говоритиме, а як щодо нового президента?

Лилия Шевцова: Думаю, что Трамп и Путин ни о чем не могут теперь договориться. Ни по Украине, ни по другим вопросам. Все, о чем они могут договориться, будет рассматриваться под лупой в администрации Трампа и в Конгрессе. И если эти договоренности будут противоречить курсу на сдерживание России, они будут отвергаться. А Трамп будет обвинен в сделке с Кремлем. Вот ведь какая ирония: самый пророссийский президент США проводит самую антироссийскую политику.

Что касается переговоров между Путиным и Порошенко, в них есть смысл, когда есть возможность договориться. А когда нет? Что касается переговоров между Путиным и новым президентом Украины, почему нет. Если Кремль уверен, что есть возможность договориться.

Tarass: Глава МИД РФ Лавров заявил, что украинский режим имеет все черты неонацистского. Вы, как политолог и как историк, можете согласиться с такой оценкой? Да/нет – почему?

Лилия Шевцова: Мне стыдно и читать, и слушать российского министра иностранных дел. Видимо, ему уже наплевать на свою репутацию. Где он увидел у украинской власти расизм, антисемитизм, стремление к порабощению либо ликвидации других рас и наций?  

Понятно, почему Лавров и вся кремлевская рать прибегают к таким наклейкам. Это попытка использовать прошлое и победу СССР над нацизмом для обоснования антиукраинской истерии… Но мне кажется, что российская аудитория уже устала от этой жвачки…

Ольга Р.: Вчера Лавров объяснил, почему Россия не признает "ЛНР" и "ДНР" – чтобы "не потерять всю Украину". Что значит "не потерять Украину" в понимании российской верхушки? Неужели в Кремле до сих пор не осознают, что Украина уже потеряна для них, что клин, который они вбили между народами, не на одно поколение?!

Лилия Шевцова: Интервью Сергея Лаврова таблоиду "КП" предлагает нам пример кремлевского лицемерия. И одновременно равнодушия к тому, как ложь воспринимается аудиторией. Впрочем, Лавров, видимо, еще верит, что в России немало тех, кому можно на уши вешать лапшу. Комментировать этот кремлевский нарратив постоянного вранья бессмысленно. Думаю, что прагматики в Кремле понимают, что потеряли Украину. Хоть им с этим и трудно примириться. Но они еще верят, что могут превратить Украину в государство-развалину.

К сожалению, вы правы. Вне зависимости от смены власти в России, перешагнуть через кровь, которая пролилась по нашей вине между нашими странами, будет очень трудно…

Fazil: Нужна ли сейчас РФ широкомасштабная война с Украиной, выгодна ли? Или такой сценарий можно полностью исключить?

Лилия Шевцова: Широкомасштабная война с Украиной невыгодна ни России, ни Кремлю. Ибо она будет означать полную изоляцию России на мировой сцене. Как же в изоляции претендовать на статус великой державы? К изоляции не готова подавляющая часть элиты. Общество устало от военной мобилизации. Но постоянное поддержание напряженности и ее искусственное провоцирование – это сценарий, который Кремль будет осуществлять, по крайней мере, до конца путинского правления. Кремль выбрал Украину в качестве оптимального для себя источника легитимации военного времени.

В ситуации, когда Кремль использует шантаж войной, нельзя исключать и открытого военного конфликта с использованием тяжелого вооружения.  Достаточно искры, чтобы вспыхнуло пламя. Для чего шантаж? Способ создать нервную атмосферу в Украине перед президентскими выборами.

Кстати, некоторые наблюдатели верят в то, что такой конфликт неизбежен, когда Запад пойдет праздновать свое Рождество. Впрочем, подобных предсказаний в эту осень было уж несколько…

Odessit: Неужели Путин действительно может оккупировать всю Украину и развязать ядерную войну? У него есть хоть кто-то, кто может его остановить?

Лилия Шевцова: Не думаю, что президент Путин абсолютно потерял способность мыслить. Или стал камикадзе. Даже в 2014 году Кремль не был готов оккупировать всю Украину.

Но существует серьезная проблема – российская "партия войны". Эта "партия" говорит: мы все равно будем конфронтировать с Западом; нужно загнать Запад в угол, и они примут наши условия игры. Будем "эскалировать", пока не запугаем! Ядерная боеголовка – лучшее средство шантажа.

В этом контексте Украина оказывается плацдармом для эскалации. Все дело в том, что шантаж может плохо кончиться…

Sonik: Говоря о "партии войны" в России, кого вы подразумеваете? Кто для вас является типичным представителем "ястребов" среди российских деятелей?

Лилия Шевцова: "Партия войны" – это наши силовые ведомства. Это наш МИД, который активно лает на окружающий мир. Это наше придворное экспертное сообщество, которое пытается быть более агрессивным, чем Кремль. Это наша российская пропаганда – на всех каналах. Включите наши телеканалы, и вы увидите массу депутатов и сенаторов, которые соревнуются в агрессии и ненависти. Даже трудно назвать по фамилиям.  Пытаюсь не запоминать, чтобы не мусорить память.

Читайте такжеТарас Чорновіл: Автокефалія української церкви – це осиковий кілок у груди "русского міра"Авесалом: Скажите, а вот если бы Украина отказалась от Донбасса и Крыма, Россия бы оставила ее в покое?

Лилия Шевцова: Не думаю, что даже при этом условии путинская Россия спокойно взирала бы на Украину, которая бы вступала в ЕС или НАТО. Это ведь почти потеря части российского "тела".

Odessit: Как долго будет длиться это российско-украинское противостояние и с чего Россия должна начать нормализацию отношений с Украиной? Ведь понятно, что Украина никогда не откажется от Крыма и Севастополя, сколько бы Путин ни говорил, что эта тема закрыта. Какой выход из этой ситуации?

Лилия Шевцова: Вряд ли после конца путинского правления мы можем надеяться на нормализацию отношений между нашими странами. "Крым" стал критерием российского патриотизма и лояльности. Собственно, государственной скрепой. Но даже и после ухода Путина проблема нормализации будет мучительной. Ведь возникшие стереотипы не так легко искоренять. Не ясно, в какой степени сам Крым с его новой политической и социальной конфигурацией будет готов к возвращению в Украину. Мне кажется, Украина может стать для Крыма вожделенной мечтой при условии ее успеха! Или я ошибаюсь?

Скептик: Вот вы говорите: "…что будут думать, глядя на Украину, которая превратится, скажем, в новую Испанию". Простите, но вы и вправду, глядя на происходящее в Украине сегодня, считаете, что она станет "новой Испанией"? С трудом верится.

Лилия Шевцова: Украина начала первой пытаться выйти из посткоммунизма. Никто пока из него не выходил. Восточная Европа выходила из коммунизма, но при огромной помощи Европы.

Украина начала эксперимент. Как он завершится, никто не знает. Но есть объективные обстоятельства, включая ваше гражданское общество и стремление вырваться из российских объятий, которые заставляют Украину двигаться. Двигаться только в одном направлении.

Считаете, что не получится достичь уровня Испании? Испанцы тоже не верили, что у них получится этот уровень… Все зависит от драйва нации. А вот если вообще не верить, это значит не иметь драйва.

Жуков: Как вы считаете, что в будущем позволит Украине и России все же как-то выстраивать взаимосвязи, сотрудничество, партнерство? Есть какие-то факторы, которые делают все это неизбежным?

Лилия Шевцова: Все зависит от того, избавится ли Россия от стереотипов в отношении Украины – "наша окраина", "братский народ". Короче, все зависит от того, когда Россия излечится от своей державности, которая заставляет унижать и подавлять окружающий мир. Когда Россия поймет ценность человеческой жизни и выйдет из исторического тупика.   Отношение к Украине для нас будет важным критерием того, что мы излечились.

Но сам процесс излечения будет для нас трудным и мучительным. И Украина будет мучительно искать новый формат отношений с Россией. Но ведь мы обречены жить рядом. И нас связывает многое – не только нынешняя драма.  Но неизбежность новых отношений не означает, что мы их найдем быстро и стремительно.

Odessit: Российская интеллигенция как относится к следующим передачам на федеральных телеканалах: "Время покажет", "60 минут", "Место встречи"? Ведь это же сплошной идиотизм! Люди в России хоть понимают это? Нормальный человек может это смотреть?

Лилия Шевцова: Нормальные люди "это" и не смотрят. Но в малых городах, в провинции именно телевидение все еще остается основным источником информации. Хотя постепенно желудок начинает вытеснять телевизор. Люди начинают размышлять: зачем нам эта песня, если наш уровень жизни падает?!

Любопытная Варвара: Киселев, Соловьев, Скабеева... Они вправду верят в то, что несут с экранов телевизоров или просто отрабатывают рубль?

Лилия Шевцова: Думаю, они отрабатывают свои гонорары.

Odessit: Допустимы ли на государственном телеканале, каковым является "Россия-1" оскорбительные высказывания в адрес президента Порошенко, которые допускают ведущие Ольга Скабеева и Евгений Попов? Почему они так ополчились на президента Украины? Ведь это явный признак того, что Порошенко правильно защищает украинские интересы!

Лилия Шевцова: "Ведущие", которых вы назвали, – пехота кремлевской пропаганды. Ее бойцовские псы. Они давно уже вызывают отторжение у всех, у кого еще в России не отсохли мозги. Их риторика и поведение говорят о том, каков сегодня инструмент оболванивая населения. Коммунистическая пропаганда была, пожалуй, более пристойна.

Рагнеда Карповна: Восхищаюсь Вашей интеллигентностью и терпеливостью – Вы, несмотря на частое злорадство украинцев по поводу бед и трагедий в России, несмотря на их гнусных пожелания всем без разбору – и Путину, и рядовому россиянину, находите в себе силы спокойно и без обид общаться с украинской аудиторией. Как вам только это удается…

Лилия Шевцова: Я пока не вижу никакого злорадства со стороны украинской аудитории. Наоборот, есть понимание, что, если у нас в России будет совсем плохо, это аукнется и у соседей. Даже удивительно, что украинцы относятся к россиянам, несмотря ни на что (!), гораздо лучше, чем россияне к украинцам. Это – результаты недавних опросов. Видимо, мы действительно уже разные нации – эмоционально и нравственно.

Katarina: Лилия Федоровна, как часто вы бываете в Украине? Рассказываете ли вы после в Москве, что тут не ходят по улицам "кровожадные бандеровцы", люди не едят снегирей и не распинают "русскоговорящих младенцев"? Как на это реагируют ваши соотечественники, или им проще поверить телевизору, нежели очевидцу? Или вы предпочитаете не говорить, что изредка бываете во Львове?

Лилия Шевцова: О том, что я часто бываю и во Львове, и в Киеве все знают. Хотя бы потому, что я выступаю в Украине публично. В моем российском кругу, конечно, никто не верит в пропагандистскую "лапшу" об Украине. Но, судя по тому, что почти половина опрошенных россиян все еще относится к Украине отрицательно, пропаганда работает.

Гульнара: А в чем для Вас заключается любовь к Родине?

Лилия Шевцова: Гульнара, у каждого может быть свой ответ. Для одного "Родина" – это власть и система. Для другого – история и традиции. Очень близко к системе. Для меня в России важны язык, литература, театр и музыка, друзья, семья, могилы родителей. И невозможность отсюда уехать в силу невозможности все это иметь в другом месте.

Читайте такжеЮрий Касьянов: Когда мы отправим в Россию поток гробов с наемниками, война тут же закончитсяКорниенко С.В.: Генассамблея ООН поддержала резолюцию о милитаризации Россией Крыма, Черного и Азовского морей. В резолюции выражается настойчивый призыв к России вывести ее вооруженные силы из Крыма и прекратить оккупацию украинских территорий. В связи с этим пара вопросов. Во-первых, какой смысл в подобных резолюциях? Их уже было предостаточно, однако это не возымело никакого действия на Россию. Во-вторых, что позволяет Москве вести себя настолько нагло и пренебрегать единым мнением цивилизованного мира, не обращать внимания на призывы и осуждения действий Кремля, не обращать внимания на санкции? В-третьих, какую реакцию Кремля можно ожидать после данной резолюции ГА ООН, есть ли основания ожидать, что Москва в этот раз вдруг прислушается? Спасибо

Лилия Шевцова: Во-первых, и Генассамблея, и Совет Безопасности не являются органами, которые имеют потенциал для того, чтобы заставить то или иное государство подчиниться своей воле. У них нет средств для того, чтобы свои решения сделать обязательными для выполнения. А тем более навязать свою волю ядерному государству и члену Совбеза, который парализует его решения.

Во-вторых, в вопросе Украины Кремль не может отступить. Несмотря на санкции и их расширение. Прежде всего, потому, что согласие на свободный дрейф Украины в сторону Европы будет отказом от державности, которая является становым хребтом российского самовластия. Державность означает, прежде всего, сферы влияния. Бегство Украины воспринимается, как бегство российской периферии – ибо украинцы все еще воспринимаются, как часть российского народа.

Вторая причина – Путин не может позволить себе признать поражение. Это удар по его легитимации, как суверена.

В-третьих, Кремль проигнорирует и эту резолюцию Генассамблеи. И тем не менее, эта резолюция важна, как тест, который определил позицию развитого мира. И она может служить предупреждением для российской "партии войны".

danylo_kruk: Якщо судити по тих країнах, які проголосували проти українського проекту резолюції ООН по Криму, а це – Вірменія, Білорусь, Болівія, Бурунді, Камбоджа, Куба, КНДР, Іран, Лаос, М’янма, Нікарагуа, Росія, Сербія, Південний Судан, Судан, Сирія, Узбекистан, Венесуела та Зімбабве, то чи означає, що в переліку цих країн ми побачили істинних друзів путінського режиму?

Лилия Шевцова: Конечно, это список стран, которые по разным причинам поддерживают политику Кремля. Но в какой степени они верные союзники Москвы? На этот вопрос ответить трудно. Вот даже член Союзного государства с Россией Беларусь, и та начинает фрондировать с Москвой. Несмотря на огромную материальную зависимость от России.

Наталья, Чернигов: Лилия, Вы сами не раз заявляли, что решение вопроса Крыма, его возвращение Украине при Путине однозначно невозможно. Почему? По каким причинам Путин настолько "прикипел" к Крыму? Чем полуостров так важен для него?

Лилия Шевцова: Крым стал для президента Путина его вкладом в российскую историю. Новым фактором его личной легитимации.  Подтверждением патриотизма путинской эпохи. "Значком" на путинском пиджаке. Он, видимо, искренне верит в "историческую справедливость" и "возвращение земель". Даже если Россия дорого платит за эту веру. Даже если россияне уже не хотят платить своим жизненным уровнем за Крым.

Кроме того, Крым стал подтверждением державности России и ее права играть на мировом поле, нарушая правила.

Так что президент Путин никогда не согласится с возвращением Крыма и даже с подозрением в правомерности его аннексии. Это будет аннигиляция его лидерства.

Василько: Есть ли в России политик, способный вернуть Крым Украине? Или даже те, кто осуждают политику Путина, возвращение Крыма "в родную гавань" считают восстановлением исторической справедливости?

Лилия Шевцова: Даже те российские политики, которые оппонируют Путину, предпочитают искать "гибкие" решения проблемы Крыма. Почему?  Да потому что не хотят терять поддержку населения, которое в массе все еще поддерживает приватизацию Крыма. Хотя и не хочет за нее платить. Сейчас "Крым" – это российский национальный интерес.

Крымчанин: Для чего российская власть меняет этнический состав Крыма, вытесняя крымских татар и проукраински настроенную часть населения и заселяя туда россиян? Какие проблемы это может создать в будущем?

Лилия Шевцова: Я не знаю о физическом вытеснении крымских татар и проукраинского населения из Крыма. Я вижу, что они подвергаются политической изоляции. Задача Кремля – сделать Крым опорой нынешнего курса. Отсюда, с одной стороны, репрессии для думающих по-другому. С другой – огромные вливания из российского бюджета.

Крымчанин: Может ли Крым в перспективе стать не российским или украинским, а турецким? А еще – возможна ли крымскотатарская республика, автономная, независимая?

Лилия Шевцова: В будущем возможно все, даже невозможное! Но давайте думать о том, что вероятно в следующие два-три года. У нас нет возможности ощутить новые тренды. Во многом судьба Крыма будет зависеть от успехов Украины. Вы представляете, что будут думать крымчане, гладя на Украину, которая превращается, скажем, в новую Испанию? Судьба Крыма и Донбасса во многом будет зависеть от успеха новой Украины.

MistF: Лилия Федоровна, на ваш взгляд, что целесообразнее сделать Украине с Крымским мостом после того, как Крым вернется под юрисдикцию Киева? Демонтировать, использовать в каких-то целях, ждать, пока природа его разрушит?

Лилия Шевцова: Я пытаюсь избежать двух вещей: размышлять о том, что может произойти за пределами короткой дистанции, и советовать украинцам, что делать. У нас в Москве и без меня хватает любителей вам что-то присоветовать.

Odessit: Возможно ли лишить права вето постоянного члена СБ ООН государства-агрессора? Ведь это нонсенс. Нет эффективности Совета безопасности при таком раскладе.

Лилия Шевцова: Совет Безопасности, который был создан при участии СССР, должен был регулировать совсем иную историческую ситуацию. Совбез формировался для гарантий интересов государств-победителей во Второй мировой войне. Сегодня Совбез уже не отвечает и новой расстановке сил, и новым вызовам. Как он может быть адекватным без Германии, как постоянного члена?! Но и реформировать его невозможно без желания всех членов. Полный паралич.

Тамара Федоровна, Киев: Путин уже заявлял, что не будет разговаривать с Порошенко – будет уже с новым президентом. Как вы считаете, а будет ли Путин говорить с Владимиром Зеленским или Святославом Вакарчуком в случае победы кого-то из них на выборах в Украине? Этих шоуменов, имеющих неплохие рейтинги, можно назвать "договороспособными" в понимании российского президента кандидатами?

Лилия Шевцова: Путин не хочет разговаривать с Порошенко потому, что у него нет ответа на вопросы, которые ему захочет задать Порошенко. В первую очередь, на вопрос: когда отпустите наших моряков и наши корабли?  Путину нечего сказать в ответ – Москва не собирается отпускать своих заложников. Только в обмен на уступки. А чего хочет Москва от Киева? Невозможного. В частности, признания "ДНР" и "ЛНР".

Сергей: Какой политический курс выберет Юлия Тимошенко в случае победы на президентских выборах, и отменит ли она евроинтеграцию вместе с курсом Украины в НАТО?

Лилия Шевцова: Этот вопрос должна задать вам я. Я не эксперт по украинской политике. И вообще считаю, что мы, россияне, не имеем права комментировать украинскую жизнь и политику.

Дмитрий: Как Вы считаете, стоит ли Украине стремиться к союзным межправительственным отношениям с Беларусью или лучше воспринимать ее как сторонника политики Кремля? Как известно, во времена Киевской Руси Украина с Беларусью была одним государственным образованием, с братскими славянскими племенами, со схожим языком. И на встрече украинских писателей со Сталиным в 1929 году, последний подтверждал, что раньше не отличали украинцев от белорусов.

Лилия Шевцова: Дмитрий, вынуждена повторить. Ваш вопрос интересный. Но он касается внутренней украинской политики. Как российский гражданин, я эту политику не могу обсуждать. Вот если бы я была украинской гражданкой...

dim-dim: Довольно часто эксперты высказываются о том, что Путин может напасть на Беларусь, захватить ее территорию. Только не часть ее, как это было в случае Украины, когда аннексирован был Крым, а полностью. Можете ли вы согласиться с таким мнением? Есть ли смысл России захватывать Беларусь, учитывая очень послушного Лукашенко?

Лилия Шевцова: У нас в Москве белорусский "сюжет", как вариант для экспансионистских аппетитов Кремля и для продления лидерства Путина, сейчас очень популярен. В этой связи даже Лукашенко выступил с предупреждением. Он ведь своеобразный человек: умеет вытряхивать из России три-четыре миллиарда долларов в год, но не готов уйти со сцены и стать кремлевским пуделем. Я думаю, что захват Беларуси – это повод побазарить для пикейных жилетов. Не верю в возможность такой авантюры.  Кремль не готов к такому сумасшествию. Не готово и российское население.

Читайте такжеПутин остался в одиночествеТимченко В.К.: Как вам видится со стороны, нынешний конфликт между Украиной и Венгрией возник по объективным причинам? Или в этой истории не обошлось без вмешательства России? Понятно, что в Украине преувеличивают роль Москвы, когда винят ее во всех спорах, противоречиях и непонимании в отношениях с нашими странами-соседями - наши тоже допускают немало ошибок, провоцирующих раздоры. Но все же как вам кажется, есть ли заслуга России, хотя бы отчасти, в том, что Украина оказывается сегодня в поясе не совсем дружественных стран?

Лилия Шевцова: Я слежу за пограничным конфликтом между Украиной и Венгрией. Думаю, что в обеих странах есть свои причины для непонимания. Не везде нужно видеть "руку Москвы". Но, учитывая дружеские отношения Орбана и Кремля, можно предположить, что он был бы рад услужить Москве.

Лив: Возможны ли в современном мире попытки России и Польши или Венгрии поделить Украину по Днепру?

Лилия Шевцова: Не нужно нас пугать! Даже при тесных отношениях Венгрии и России и при нынешней "правой" Польше расчленение Украины невозможно! Никогда и ни при каких обстоятельствах. Это будет крах ЕС. Это будет крах Запада. При всех дефектах либеральная цивилизация этого уже не позволит. Кроме того, скоро произойдет возвращение Америки к своей регулирующей роли. Америка будет вынуждена это сделать, чтобы не дать Китаю заполнить вакуум. Америка будет дополнительным гарантом территориальной целостности Украины.

Анатоль: Чем для Макрона могут закончиться "желтые жилеты"? И не перебросится ли эта волна протестов на другие европейские страны?

Лилия Шевцова: Я полагаю, Макрон выберется. Но в потрепанном виде. А это плохо для Европы, так как только Макрон сегодня, в момент, когда Меркель уходит, пытается вернуть Европу к ее принципам и нормам.  Макрон хочет возродить Европейский Союз – великий Проект. Теперь, имея такую кашу в Париже, он будет вынужден заниматься больше внутренними делами.

В других европейских столицах тоже есть почва для протеста. Но не столь мощного, как во Франции.

Анатоль: Может ли быть "российский след" в акциях протеста "желтых жилетов", на предмет чего сейчас ведутся расследования? Кремлю выгодно, чтобы Макрон сосредоточился больше на внутренних проблемах, чем на общеевропейских?

Лилия Шевцова: Не думаю, что в бунте "желтых жилетов" можно найти существенное влияние Кремля. Это значило бы, что Россия обладает огромными финансовыми и технологическими возможностями. Это далеко не так. У этого бунта есть свои системные причины.

Хотя конечно, Кремлю было бы выгодно, чтобы все европейские страны занялись своей внутренней повесткой. Это бы позволило Кремлю играть на пустой европейской сцене.

Но не будем преувеличивать импотенцию Европы. Брюссель и НАТО продолжают функционировать.

Bohdan: Может ли сотрудничество России и Германии, направленное на реализацию "Северного потока-2", перерасти в более мощный союз, когда эти страны будут действовать сообща и по политическим вопросам?

Лилия Шевцова: "Мощный союз" между Германией и Россией невозможен. Даже если вдруг к власти в Берлине придут социал-демократы, которые всегда относились к Москве более лояльно, чем христианские демократы. Прежняя Остполитик себя изжила. Запад и Россия все же находятся в состоянии взаимного отчуждения. Но в этом состоянии возможно выборочное сотрудничество. Так, в последние месяцы несмотря на санкции растет торговый оборот между Европой и Россией.

Но эпоха Меркель заканчивается и характер отношений между Берлином и Москвой во многом будет зависеть от нового поколения немецких политиков. В частности, от преемницы Меркель на посту лидера христианских демократов Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Она же, если судить по ее первоначальным заявлениям, готова продолжать линию Меркель. Это линия умеренного сдерживания России и одновременно диалога с ней.  

Terentij: Два вопроса, если позволите: 1) Какова вероятность на сегодняшний день импичмента Трампа, и будет ли это на руку Москве? 2) Меркель заявила, что она последний срок на должности канцлера – для России уход фрау Меркель с политической арены будет выгоден или наоборот?

Лилия Шевцова: По поводу импичмента Трампа гадает вся Америка. Я пока не вижу неизбежности его импичмента. Республиканцы пока не готовы сдать своего президента. Но мы должны подождать окончательного доклада комиссии прокурора Мюллера – найдет ли он убедительные доказательства сделки между Трампом и Кремлем. Еще предстоит увидеть. Но Трамп уже практически не имеет шансов на переизбрание.

Вне зависимости от судьбы Трампа, политику в отношении России осуществляет его администрация и Конгресс. А эти две инстанции объединены одним стремленым – сдержать Россию. Правда, сделаем замечание: Вашингтон, даже самая жесткая в отношении России его часть, вовсе не готов принимать решения, которые бы обрушили российскую экономику и вызвали новую стадию конфронтации.

А теперь по поводу канцлера Меркель. С одной стороны, Меркель была очень неуступчивым партнером для Москвы. С другой – Меркель и Путин умели найти общий язык и, видимо, уважали друг друга. Думаю, что Кремль хотел бы ослабления Меркель, которая консолидировала санкционное единство Европы. Но, видимо, Кремль обеспокоен ее уходом. Ведь какой будет политика ее наследников, пока неясно.

Reshka: С чем, на ваш взгляд, связана растущая поддержка националистических сил в европейских странах? Почему в той же Польше, Венгрии и т.д. стал возможен приход к власти таких сил? Довольно мощные позиции националистов и во Франции. Примеров немало.

Лилия Шевцова: Страх, опасения, непонимание – вот те причины, которые ведут к росту национализма и поддержке праворадикальных сил. Попытки в своих проблемах винить "чужих" – мигрантов, представителей другой расы. Неуверенность в завтрашнем дне подняла наверх и новые, совсем не либеральные режимы. Как в Венгрии, так и в Польше. Сегодня право-радикалы стали элементом политического пейзажа в Германии и Франции. Но в то же время нигде они не сумели захватить власть. Их время пройдет. Но когда Запад реформирует свою модель государства.

Bob-rob: О будущем Евросоюза хочу спросить у вас. По вашим прогнозам, возможен ли распад ЕС? Могут ли примеру Великобритании последовать другие страны? Какие трансформации может претерпеть ЕС?

Лилия Шевцова: Распада ЕС не произойдет. Ни в коем случае и никогда. Слишком спаяна Европа общими структурами. И выгодой, прежде всего.  Уход Великобритании только усилит действия ЕС по укреплению своей целостности. Но, конечно, сама модель Евросоюза будет меняться, как и внутренние правила и взаимосвязи. Многое зависит от того, какую модель Союза поддержат два гиганта – Германия и Франция.

Но вот осторожность в приеме новых членов, пока ЕС будет разбираться со своими проблемами, является очевидной.

Петр А.: Если позволите, хотел бы задать Вам глобальный вопрос и несколько философский. Как Вы считаете, грозит ли в обозримом будущем смена миропорядка? Могут ли Соединенные Штаты утратить лидерские позиции в мире? Какие страны могут существенно нарастить свое влияние, и как это скажется на всех остальных? Возможно, Вы прогнозируете какие-либо еще глобальные трансформации в мировом укладе жизни, о которых я даже не догадался спросить.

Лилия Шевцова: Сами западные эксперты говорят о кризисе либерального миропорядка, о стремлении США уйти в свою раковину. Действительно возникает мировой вакуум, который стремится заполнить новая сверхдержава – Китай. Но у нас не должно быть апокалиптической реакции на этот процесс. Кризис – естественное и нормальное явление. Запад уже дважды на нашей памяти проходил через кризисы – в 30-е и в 70-е годы прошлого века. И каждый раз кризис был толчком к возрождению либеральной цивилизации. Проблема в том, что всем приходится платить цену, пока не придет к власти новое поколение западной элиты, которая ответит на новые вызовы. А когда это произойдет, пока не ясно.

gf_43: Многие эксперты считают, что мир как никогда близко подошел к черте, когда может случиться ядерная война. Как бы вы оценили вероятность такого сценария? Что может спровоцировать обмен ядерными ударами, который, вероятнее всего, повлечет за собой гибель всего на планете?

Лилия Шевцова: Да, многие эксперты так полагают. Другие хотят попугать. Народ любит читать про катастрофы. Если речь идет о механизме контроля за ядерными вооружениями, то, действительно, происходит его развал. И нужны новые договоренности. Но они должны включать и Китай, который гораздо больше, чем США и Россия, может раскачивать ядерный статус-кво.

Читайте такжеВ ситуации во Франции виноват Путин. Но не только онXxxyyyzzz: Глобализация тормозится межгосударственными противоречиями. Растет угроза глобальной (химической/ядерной/биологической/кибернетической) войны. Международные организации/договоры и антивоенные движения неэффективны. Между тем, религии уже 1000 лет успешно поддерживают полезные/смешные/вредные запреты (например, браки родственников/ряд моментов шабата/портретную живопись). Они довели идеологическую обработку и жесткие наказания (вплоть до изгнания/сожжения) до каждого – это вместо партсобраний и митингов за мир. Такого рода "воинствующий пацифизм" мог бы остановить угрозу глобальной войны, технологические возможности держать под колпаком всех и каждого сейчас появляются. Или свободное человечество таки дождется глобальной катастрофы?

Лилия Шевцова: Мир сегодня в кризисе. Запад потерял траекторию. Поэтому страх перед глобальной катастрофой (или приходом Антихриста) стал повседневным опасением. К сожалению… Современная мировая элита оказывается не способной предложить ответы на новые вызовы. Мир ходит оп острию. У меня нет аргументов, которые бы могли вас успокоить.

Зінченко Сергій: Як слід сприймати слова Путіна, сказані на Валдаї, про застосування ядерної зброї та росіян, які, як мученики, потраплять до раю? Кому і які сигнали він доносив цими заявами? А головне – чи всі у Кремлі хочуть "до раю" разом із Путіним?

Лилия Шевцова: Это путинское заявление стало самым обсуждаемым. Многие пытались уловить в нем какой-либо смысл. Я думаю, он просто троллил публику и издевался над ней. Чего публика не заметила. Хотя видно, что у нашего президента шутки весьма специфические.

Добродій: Як ви гадаєте, чи можна вважати ядерну загрозу, яку становила світові Північна Корея, остаточно знятою? Чи Кім Чен Ин ще може "потішити" всіх сюрпризами? А також якою була роль Росії у ядерних розробках північних корейців?

Лилия Шевцова: Северная Корея при династии Кимов нашла способ выживания – шантаж ядерной угрозой взамен за получение помощи и кредитов. Шантаж работает. Сюрпризы будут продолжаться. Ведь кормить страну нужно.

Были материалы о роли российских экспертов в разработке северокорейской ядерной программы. Я до сих пор не уверена в их достоверности. Ведь России ядерная Корея на границе совсем не нужна. А вот Пакистан реально помог Киму сделать бомбу.

Павел D: Буквально на днях Путин похвастался новыми ракетами воздушного базирования (или как-то так). 1) Что этим он хотел сказать Западу? Мол, "повременим пока с ядерной войной, глядите лучше, чем мы можем шандарахнуть по вам и вашим союзничкам"? 2) Если в РФ так плохи дела в экономике, как их малюют, то – "за чей счет этот банкет", новые разработки и ракеты?!

Лилия Шевцова: Я не спец по вооружениям. Потому сморю, что говорят наши эксперты. Вот, что сказал Вадим Лукашевич, наш уважаемый эксперт: "Идет просто эволюционная замена современными системами старых выбывающих. Каких-то прорывов нет — это просто нормальная работа по перевооружению армии". Хотя не исключено, что в российскую армию поступают и новые образцы.

Важнее то, что всегда, а не только сегодня, милитаристская риторика была важнейшим подтверждением российской державности. А когда возникают проблемы на международном поле, либо внутри страны, градус такой риторики усиливается. Тем более, если принята установка "Будем эскалировать!".

Бандеровец: Может ли Россия утратить часть своих территорий, например, Сибирь, которую заполоняют китайцы? Или это надуманная угроза?

Лилия Шевцова: Китай сегодня – сверхдержава, которая теснит Америку.  Китаю тесно в его географическом ареале. В Москве опасаются экспансионизма Китая. Но пытаются скрывать свои страхи и опасения.  Конечно, "нависание" гиганта над российской Сибирью и Дальним Востоком означает потенциальную угрозу территориальной целостности для России.  Уже сейчас происходит экономическая экспансия китайцев на этих территориях. Но Кремль предпочитает думать об американской угрозе.  Думать об угрозе со стороны Китая – просто страшно.

Gorin: Лилия Федоровна, скажите откровенно: а Путин – хороший глава государства для самой России и россиян...? Можно ли считать, что, присоединяя территории, отстаивая собственную позицию в спорах с Западом, даже идя на рожон, он действует во благо России?

Лилия Шевцова: Либералы-западники никогда не считали Путина эффективным лидером. Но важнее то, что о Путине думает большинство общества. На протяжении последних шести месяцев Путин потерял до 15% поддержки. Люди начинают сомневаться в его лидерских качествах. Около 61% считает, что именно Путин несет ответственность за российские проблемы. А около двух третей респондентов полагает, что российское общество устроено несправедливо. 79% говорит, что власть полностью или частично коррумпирована. Более 54% говорит, что Россия должна нормализовать отношения с Западом. Только 29% говорит, что нужно дистанцироваться от Запада. Видите, что люди начинают проявлять недовольство и политикой, и тем, как устроена российская система.

Вы скажите, а почему они тогда голосовали за Путина? Почему не выходят на улицу?

Несколько причин. И потому, что нет альтернативы. Люди ее не видят. И потому, что опасаются развала государства и просто ухудшения жизни. Нет степени отчаяния, которая бы привела к реальному возмущению Кремлем.

Сергей Кулик: Почему большинству россиян отвратительна всякая форма демократии? Почему им хочется жить в тоталитарной системе?

Лилия Шевцова: Если честно, то нам все еще трудно понять, чего хочет общество. У нас ведь много "Россий" – прозападная, консервативная, домодернистская, постмодернистская. И все они хотят разного и по-разному видят оптимальную форму политического устройства. 

Кроме того, после такой пропаганды и такого влияния на мозги у народа очень смутное представление о политике и даже о своих интересах. Но важно то, что большинство все же хочет демократии – где-то 63% респондентов об этом говорят. Правда, своей собственной демократии, не похожей на западную. Таким было настроение людей, согласно опросам, несколько лет назад. А что они думают сегодня, пока неясно. Но явно они хотят справедливой системы. Ибо нынешнюю рассматривают, как несправедливую. Но вот возможности себя выразить у народа нет. И пока он не знает, готов ли выйти на улицу и требовать иного устройства. Хотя уже 37% готовы протестовать против нынешней жизни. Но сколько в реальности может выйти, и чего они будут требовать – пока неясно. Не пришел момент. Многие говорят о том, что российское цунами неизбежно.

Но что станет его результатом? У нас нет ответа…

Cfyz: Свобода человека, как категория, подразумевает способность человека самостоятельно заботиться о себе и самостоятельно принимать решения. Задавал вам уже вопрос, почему у русских людей отсутствует чувство необходимости свободы. И они свою свободу отдают своим правителям взамен на обязательство последних заботиться о них. Интересные примеры истории. Вольтер предлагал Екатерине Второй освободить крестьян и дать им образование, на что Екатерина сказала. Вольтер не понимает сути российского государства. Крепостничество (рабство). Когда Наполеон вторгся в Россию, он писал воззвания к крестьянам, что "я дам вам свободу и образование", на что крестьяне говорили: "А зачем нам это надо? У нас есть барин, он за нас думает и заботится". Ну, а советская власть – где-то на том же уровне. Это какая-то национальная черта исторического развития, которая заложена на генном уровне, или народ в своем развитии еще не достиг понимания важности и необходимости свободы – свободы мысли, слова и т.д.?

Лилия Шевцова: Знаете, я всегда спорила с некоторыми коллегами, которые говорят о том, что траектория народа заложена в его генах и его истории. Если это так, то откуда демократия у японцев и южных корейцев? Там ни в истории, ни в традициях, ни в религии не было и намека на парламент и готовность к свободе индивида!

Конечно, традиции и прошлое довлеют. Но всегда есть возможность попытаться не стать их заложниками. Если есть интеллектуальная элита, готовая предложить выбор. И если есть слои, которые готовы к самопожертвованию во имя этого выбора.

Екатерина Горова: Скажите, существуют ли такие механизмы, которые могут позволить нынешнему российскому президенту остаться у власти на новый срок по истечению нынешнего? Что это за механизмы? И готов ли российский народ признать, что ему нужен царь, который будет править державой пожизненно?

Лилия Шевцова: В российском политическом сообществе активно обсуждаются сценарии, которые бы позволили Владимиру Путину остаться в Кремле после завершения нынешнего президентства. Среди них и изменение конституции (над ней уже не раз измывались), и создание новых властных органов, и обращение к идее Союзного государства с Беларусью.

Готовы ли россияне терпеть Путина пожизненно? Я сомневаюсь. Но степень усталости от президента Путина будет ясна в следующие два года. Вот когда начнется реальное ухудшение жизни россиян, тогда мы и увидим степень его поддержки. Сейчас о доверии Владимиру Путину говорит 58% (в 2017 году об этом говорили 69%). Видите, поддержка падает… Но повторю: говорить о скором падении нынешнего российского лидера нет оснований!

Читайте такжеМирослав Гай: Путин умрет, а россияне еще лет 50 будут платить репарации УкраинеRemez: Кто из окружения Путина мог бы в случае чего перехватить у него власть, стать его преемником? Если судить по ситуации на сегодняшний день... Или россияне уже бы не поддержали продолжателя путинской политики?

Лилия Шевцова: Вопрос "кто после Путина" – один из самых популярных в России. Да, и вне России тоже. Коль скоро в России нет легитимного механизма транзита от единовластия, преемником может стать самый непредсказуемый персонаж. Скорее всего, тот, кто будет ближе к силовым ресурсам либо станет компромиссной фигурой для тех, кто ближе к этим ресурсам. Правда, пока Путин вполне контролирует свое окружение. И в его интересах обеспечить переход к преемнику, который бы не уничтожил его наследие.

А вот поддержат ли россияне продолжателя путинской линии, неясно. Скорее всего, нет, коль скоро большинство россиян – 61% – считает, что президент Путин несет ответственность за проблемы России. Более того, более 70% россиян хотят перемен и многие из них уже устали от одного и того же лица в Кремле. Другое дело, что пока они не видят альтернативы Путину.

Но после ухода Владимира Путина – политического или биологического – новая власть попытается сделать то, что делали при транзите все российские лидеры: укрепить себя через возложение вины за все на предшественника.

Condor: Уважаемая Лилия, как вы полагаете, начнется ли в России после отхода от власти Путина и его приспешников (или смерти Путина) развенчание культа личности Путина? Или в России его будут боготворить и после того? Находятся же такие, кто до сих пор едва ли не молится на Сталина... Может ли у Ленина появиться сосед в мавзолее? Надеюсь на искренний ответ.

Лилия Шевцова: Хочу вас уверить, что классического культа личности Путина в России сегодня нет. Есть такой маленький "культик". И то скорее искусственный и взращенный на лицемерии. Сам Путин, скорее всего, понимает, что он царь не "настоящий". Так что нового мавзолея не будет. Скорее всего, путинский преемник начнет танцевать на могиле своего предшественника. Это – традиция самодержавной власти.

Wrangler: К сову, считаете ли вы правильным то, что Ленина до сих пор держат в Мавзолее и никак не похоронят, и чем объясняется такое нежелание тех, от кого это решение зависит, предать его останки земле?

Лилия Шевцова: Нынешний российский президент зачастую предпочитает ничего не решать, чтобы не вызывать ненужных трений. А ликвидация Мавзолея и захоронение Ленина – это трения с компартией. Зачем это сейчас Кремлю? 

Nemo: Насколько российская власть сегодня вообще контролирует ситуацию в России в целом? Взрывы, пожары в ТЦ, рушащиеся мосты и т.д. – не является ли все это свидетельством того, что государство постепенно теряет контроль над происходящим?

Лилия Шевцова: Логика самодержавия всегда одинакова – оно постепенно теряет контроль за своей вертикалью. Лидер в Кремле не успевает следить за тем, что происходит за его пределами. Но в России на проблемы вертикали накладывается и другая проблема – старая техноструктура. Она досталась нам со времен СССР. Сейчас происходит ее деградация… А новую так и не создали. Нефтедоллары разворовали.

Odessit: Скрепы, придуманные Путиным, на самом деле существуют?

Лилия Шевцова: Формально скрепы – военный патриотизм, православие, антизападная риторика – еще играют роль в легитимации власти. Но в реальности их мобилизационная сила выветривается. Даже среди консервативного населения. 

Cfyz: Выборы губернатора на Дальнем Востоке. Победил кандидат от КПРФ Ищенко. И что дальше? Выборы аннулированы якобы из-за нарушений, Путин назначил ВРИО. Что происходит? Народ ломают, что называется, через колено. ЕР должна быть непобедима, и Путин от этого не отступится? И что делает по этому поводу товарищ Зюганов?

Лилия Шевцова: Выборы в Приморье были цирком. Этаким дешевым цирком. Но они имели значение. Эти выборы показали, что народу осточертели кандидаты "Единой России". Теперь кремлевские кандидаты идут на выборы, как самовыдвиженцы. Путину "Единая Россия" уже не помощь. Она – бремя. Но и бросить в урну жаль…  Но эти выборы показали, что пока Кремль находит ответ на возникающие проблемы.

А что думает Зюганов? Видно, что ему очень не хочется вступать в конфликт с Кремлем. Он наслаждается своей ролью лидера партии-сателлита.

Lika: Какие перспективы в "большой политике" у Ксении Собчак? Мне кажется, от нее ожидали большего – и лучшего результата на выборах, и большей активности и конкретики после них, невзирая на поражение…

Лилия Шевцова: Я никогда не видела в Ксении самостоятельную политическую фигуру. Не интересна. Ни интеллектуально, ни политически.

Нефедова Р.: Для меня всегда было загадкой – благодаря чему уже столько лет в России остается популярен Жириновский? Что за феномен такой?

Лилия Шевцова: Он все еще держится. Мое объяснение таково: за него голосуют сейчас те, кто держит фигу в кармане. Те, которые не готовы поддержать коммунистов и либералов. Но которые не любят российскую власть. А сам Жириновский конвертирует эту нелюбовь в свои дивиденды. Талант!

Настасья: Поделитесь Вашим субъективным мнением – что Вы думаете об известной прокурорше Поклонской, ее высказываниях? Вам чисто по-человечески симпатична "няш-мяш"?

Лилия Шевцова: Я отношусь скептически либо настороженно ко всем политикам. Особенно к политикам, которые проповедуют архаику. А госпожу Поклонскую мне по-человечески жаль. Мне кажется, она себя потеряла в этом мире.

Шутник: Что думаете о предположениях тех, кто говорит о существовании двойников Путина? Может ли это быть правдой?) Кому могут быть нужны и чем выгодны такие слухи или теории?

Лилия Шевцова: Шутник! Действительно, масса людей забавляется этими слухами. Но я все эти годы слежу за выступлениями Путина и его телевизионными появлениями и вижу одного и того же человека.  Конечно, возраст и старение меняют его черты. Как и каждого из нас…

Надежда Майна

Сейчас вы просматриваете новость «Лилия Шевцова: Путинский преемник будет танцевать на могиле своего предшественника». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять