Зона свободной торговли: почему Москва хочет остановить движение Украины к ЕС

Эксперты рассказали, насколько вероятна очередная отсрочка применения Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом.

Уже через несколько дней, 20-21 апреля, возобновятся трёхсторонние переговоры между Украиной, Евросоюзом и Россией по вопросам имплементации Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Пока что на техническом уровне. В ходе этой встречи, по словам пресс-секретаря Европейской комиссии Даниэло Росарио, будут решать вопросы, которые беспокоят Москву.

"Действительно, трёхсторонние переговоры между ЕС, Украиной и Россией возобновятся на следующей неделе для того, чтобы достичь практического решения вопросов, высказанных российской стороной по поводу выполнения Соглашения об углублённой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Эти переговоры на техническом уровне состоятся в Брюсселе в понедельник и вторник", — отметил Росарио.

Также, по словам главы комитета по правам человека Верховной Рады Григория Немыри, в Евросоюзе не намерены откладывать имплементацию соглашения ещё раз.

"У меня состоялись встречи в Европейской комиссии и Внешний службе ЕС, где один из вопросов, на который я хотел получить ответ, был, не ожидаются ли со стороны ЕС сигналы, что опять будет отложена на какой-то срок имплементация зоны свободной торговли. Я услышал ответ, что позиция ЕС остается неизменной, и они напомнили, что отложили применение соглашения в прошлом году до конца 2015 года по просьбе украинской стороны", — рассказал Немыря. Потому, подчеркнул он, необходимо, чтобы в ближайшее время Украина продемонстрировала свою чёткую позицию, что готова применять положения соглашения.

Эксперты рассказали "Главреду", чего ждать от предстоящих переговоров, какова вероятность отсрочки имплементации Соглашения о ЗСТ, а также какие изменения в соглашение может требовать внести Москва.

Григорий Перепелица

Доктор политических наук, профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко, эксперт по вопросам международной политики

 Григорий Перепелица:

Зачем в переговорах участвует Москва, когда уже десять раз доказано, что никакой угрозы для РФ Соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС не представляет? Примером тому служит Молдова, которая давным-давно такое соглашение имплементировала, и никакой угрозы для Росси не было. Зачем включают в процесс переговоров Россию? РФ вмешивается в этот диалог с единственной целью — чтобы разрушить это соглашение и не дать Украине возможности его имплементировать. В прошлом году она успешно справилась с этой задачей и на год отсрочила применение соглашения. Кстати, Порошенко тогда пошёл на уступки, уговорил европейцев, чтобы они отложили имплементацию соглашения на год. Теперь Россия, закрепив определённую позицию на тех уступках Украины, будет развивать успех. Как минимум, Россия будет требовать откладывания ещё на неопределённый промежуток времени имплементации этого документа, а максимум — Россия будет ревизовать соглашение, то есть ряд пунктов соглашения может быть имплементирован только после согласия России.

В таком случае субъектом этого соглашения становится уже не Украина, а Россия. Это и есть разрушение соглашения. Почему на такие уступки идёт Украина, я понять не могу. Желание ЕС включить третьего субъекта в эти соглашения понятно, потому что ЕС идёт на любые уступки, лишь бы "заморозить" конфликт на Донбассе и отменить санкции против России. Ведь уже не раз Евросоюз заговаривал о том, что готов снять санкции, потому что от этого страдает не только российская экономика, но и европейский бизнес. Поэтому, конечно, Европа будет идти на уступки Путину, причём более масштабные, чем те, которые были до сегодня.

Отдельные положения, которые может требовать изменить Москва, могут составить и 80% всего соглашения. Может повториться история того, как россияне изменили Соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и Россией: напомню, они тогда изменили 90% положений, и после этого документ утратил какой-либо смысл.

Разве можно себе представить двустороннее соглашение (между Украиной и ЕС), в которое вмешивается третий субъект (Россия)? Почему? На каком основании? Так получается, что Украина не является субъектом этого соглашения, а вместо неё действует РФ, то есть Украина утрачивает свою субъектность в данном случае, иными словами, она теряет своё представительство как независимое суверенное государство.

Вероятность того, что имплементация Соглашения о ЗВТ между Украиной и ЕС снова будет отложена, я бы оценил как очень высокую. Поскольку ЕС идёт на уступки. А поскольку в прошлом году Порошенко просил имплементацию отсрочить, значит, и Украина готова идти на уступки. Таким образом, развязав войну и вмешиваясь в двусторонние договоры, Россия фактически заблокировала наше движение в Европу.

Тарас Чорновил

Эксперт по вопросам международной политики, бывший народный депутат Украины

 Тарас Чорновил:

Уже было чёткое заявление, и не одно, даже в те времена, когда с Россией ещё хоть немного считались, о том, что никаких изменений в Соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС вноситься не может по определению. Могут обсуждаться лишь некоторые вопросы, касающиеся имплементации соглашения: сроков начала его применения и объёмов его применения. Других изменений вноситься в текст не может, потому что это будет значить, что данное соглашение нужно будет переписывать и переголосовывать во всех странах-членах Евросоюза и Европарламенте. А это совершенно неприемлемо, и об этом было сказано на всех уровнях в Евросоюзе. Так что ни о каких изменениях положений соглашения речь не идёт.

Эта система трёхсторонних консультаций начала применяться ещё в тот период, когда Запад не был готов говорить о прямой обструкции по отношению к России, когда её ещё не обвиняли напрямую в агрессии против Украины. Вспомните, до истории с малазийским "Боингом" Евросоюз ставил вопрос следующим образом: это — ваша внутренняя украинская проблема, в которой вы сами должны разобраться. К России тогда была единственная претензия: она могла бы повлиять на боевиков, чтобы те прекратили войну, но не прилагает достаточных усилий, а просто наблюдает со стороны (то есть говорили так, будто Россия не была участником конфликта). И в тот период, когда Россию рассматривали в качестве партнёра в вопросе урегулирования ситуации в Украине, и начали действовать эти комиссии. Все их заседания не отличались плодотворностью.

Единственное — под давлением России было введено ограничение, касающееся возможности ввоза Евросоюзом продукции на территорию Украины. Россия заявляла, что это для неё представляет угрозу: между Украиной и РФ существует зона свободной торговли, а теперь у Украины и с ЕС зона свободной торговли, а это будет значить, что европейская продукция будет попадать в Украину, здесь будут переклеиваться бирки, и дальше она хлынет в Россию. Таким образом, якобы нарушались международные соглашения между Россией и Евросоюзом. Это, конечно, полная белиберда, но сказать об этом прямо никто не рискнул, потому решили пойти на шаг, который оказался выгодным для Украины. В итоге Россия потеряла возможность акцентировать внимание на том, что европейская продукция без таможни попадает в Украину, поскольку была введена отсрочка для безтаможенного ввоза европейской продукции в Украину. А украинская продукция при этом пошла на Запад. Так что Россия могла добиться только уступок в плане имплементации.

Но — после этого был сбит "Боинг", были прямые акты агрессии со стороны России, прозвучали обвинения России на всех уровнях. И после этого уже никто не говорил о России, как о третьей стороне — о ней заговорили, как о стороне конфликта.

Поэтому трёхсторонние переговоры, касающиеся Соглашения о ЗСТ между Украиной и ЕС, для России теперь проходят в несколько ином формате. Теперь РФ не рассматривают в качестве партнёра — просто хотят услышать, что она будет говорить, хотят понять, какие контрмеры она может предпринять, какие из этих мер будут самыми опасными и для экономики Украины, и для экономики ЕС, чтобы, исходя из этого, планировать дальнейшие шаги. Если раньше это была трёхсторонняя комиссия, то сейчас она, скорее, двусторонняя: ЕС и (с несколько меньшей степенью активности) Украина, а также Россия, которую хотят понять как агрессора, чтобы знать, чего от неё ждать, какого уровня угроз.

Собственно, именно таков уровень переговоров, которые пройдут 20-21 апреля. Могут ли во время этих переговоров вноситься какие-либо изменения? Повторюсь, изменений текста соглашения не может быть по определению, а изменений, касающихся имплементации, думаю, что не будет. Могут быть только какие-то нюансы в отношении отдельных групп продукции или отдельных методов её растамаживания, но не больше.

Соглашение может вступить в полную силу только после того, когда последняя страна ЕС его ратифицирует. А тут Россия ещё имеет рычаги давления на некоторые европейские страны, поэтому процесс может несколько затянуться. Не до бесконечности, но на время. Так что соглашение в полном объёме пока что в силу не вступит. Но отдельным пунктом в Соглашении об ассоциации было прописано, что по правилам ЕС отдельные элементы соглашений по обоюдному согласию могут вводиться в действие до ратификации и окончательного вступления в действие подписанных документов. Это касалось именно части о ЗСТ. Она вступила в силу, но вступила в силу только для Украины, которая уже имеет доступ к европейским рынкам, но не вступила в силу для ЕС, который пока что так и не имеет доступа к украинским рынкам. Отсрочить то, что ещё не вступило в действие — само соглашение, нельзя. Россия это может сделать только кулуарно, в обход всех комиссий, оказывая давление на Кипр, Грецию и другие южно-европейские страны. Другого способа нет. А в то, что будут отсрочены какие-то серьёзные моменты соглашения на год или два, я в это не верю. Это самой Европе не выгодно, потому вряд ли такое пойдёт.

Александр Палий

Политический аналитик, эксперт-международник

 Александр Палий:

Блокированием этого соглашения Россия пыталась остановить движение Украины к нормальному экономическому функционированию, возвращению в европейскую семью, а также препятствовать тому, чтобы Украина работала на себя, а не на РФ. Россия пыталась использовать украинскую жизненную силу в своих целях: и трудовые, и материальные ресурсы и т.д. В этом и был весь спор вокруг соглашения.

Россия долго говорила, что боится экспорта украинских товаров на свою территорию Сейчас такой проблемы нет, она фактически снимается: Россия в украинском экспорте составляет всё меньшую и меньшую долю (сегодня за первые месяцы текущего года это всего-навсего 13%, а когда-то это цифра составляла больше 50%). Это говорит о том, что украинская экономика прощается с российской. И это хороший результат и для нас, и для россиян.

Потому главные претензии, которые Россия раньше формально выдвигала, сейчас снимаются: о возможности реэкспорта, о возможности вытеснения европейскими товарами украинских в Россию худшего качество и т.д. На самом деле это просто были придирки. Вопрос состоял в том, что Россия не могла в результате европейской интеграции Украины не могла рассчитывать на то, что сможет продолжать выпивать жизненные ресурсы из Украины. Все эти придирки сейчас будут легко развеяны в дискуссии. Я не думаю, что Евросоюз пойдёт на такой сильный шаг, как отсрочка имплементации Соглашения о свободной торговле между ЕС и Украиной.

Россия может пытаться что-то требовать и дальше, но ей объяснят, что это межгосударственное соглашение, которое необходимо выполнять.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять