Замедление темпов роста мировой экономики: последствия для Украины — ухудшение или прорыв?

Эксперты рассказали, что для Украины будет значить снижение темпов роста мирового ВВП.

Международный валютный фонд прогнозирует замедление темпов роста мировой экономики в 2016-2017 годах. Так, МВФ ухудшил прогноз роста мирового ВВП до 3,4% в нынешнем году и до 3,6% в 2017-м, о чем говорится в обзоре мировой экономики World Economic Outlook Update, обнародованном 19 января.

Замедление темпов роста мировой экономики связано с общим замедлением роста в странах с формирующимся рынком, проблемами в Китае, снижением цен на биржевые товары и постепенным ужесточением денежно-кредитных условий в США.

Также МВФ ухудшил прогноз экономического развития для ряда стран, например, для США и Бразилии. При этом Фонд ожидает падения экономики России в 2016 году на 1%. Украина в данном прогнозе не упоминалась.

Эксперты рассказали "Главреду", что будет значить падение роста мировой экономики в глобальном плане, для каких стран мира этот период будет особо рискованным, а также как такие мировые тенденции отразятся на украинской экономики, повлияют ли они на готовность западных стран кредитовать, финансово поддерживать Украину, инвестировать в нее. При этом, следует отметить, что прогнозы экспертов в части Украины рознятся — от утешительных до весьма пессимистичных.   

Андрей Новак

Глава Комитета экономистов Украины, кандидат экономических наук

 Андрей Новак:

Замедление темпов роста мировой экономики не является трагедией. Это обычный цикл, связанный с технологическими изменениями: мир постепенно отказывается от старых классических источников энергии (нефти и газа) и технологически переходит на возобновляемые источники энергии.

Потому мы сейчас наблюдаем цикл по синусоиде на спаде. Однако потом, после этого технологического обновления, снова можно будет ожидать цикла роста синусоиды.

В нынешних условиях Украина имеет уникальную возможность, фактически обойдя этап классических источников энергии, сразу перейти на следующий технологический уровень. Однако все это будет полностью будет зависеть от того, как сработает внутренняя экономическая политика — как говорят, все в наших руках.

Готовность внешних кредиторов и инвесторов вкладывать в Украину — всегда высока, поскольку Украина чрезвычайно привлекательна для инвестиций. Находясь практически в центре самого богатого и платежеспособного рынка — европейского, мы на сравнительно небольшой территории имеем уникальный набор ресурсов, которые необходимы для экономического процесса — и природных, и человеческих, и интеллектуальных, и научных, и технических, и технологических. То есть у нас есть все, только это все необходимо правильно организовать для того, чтобы мы были привлекательны для вложения денег.

Такой период технологического обновления, учитывая чрезвычайно высокую динамику процессов в ХХІ веке, когда все происходит очень быстро благодаря информационным технологиям, думаю, будет весьма недолгим. Для ведущих развитых стран он составит три-четыре года, для менее развитых (таких как Украина) — шесть-семь лет.

Однако есть страны, для которых этот период технологического обновления является рискованным. Например, Россия — она совершенно не вкладывала заработанные на нефти и газе деньги в новые технологии. Кроме того, эта касается таких стран, как Венесуэла, которые жили исключительно за счет высокой цены на нефть, которая в свое время была, не вкладывая заработанные средства в модернизацию, обновление и технологический процесс.

Владимир Лановой

Президент Центра рыночных реформ, экс-министр экономики Украины

 Владимир Лановой:

Динамика мирового экономического роста последних 10-15 лет была связана в большой степени с прорывом Китая и Индии (динамика этих стран приводила к росту общих показателей). Что касается таких регионов, как Европа или США, то тут, вне зависимости от азиатских стран, была своя динамика: в Европе рост составлял 1-1,5% на протяжении десяти лет, в США — 3-4%. Так что такую общую динамику мы имеем не за счет показателей всех стран мира, а за счет двух-трех стран.

При этом следует отметить, что динамика китайской экономики была искусственно разогрета, с искусственным масштабным выходом на внешние рынки. Это происходило за счет снижения качества продукции и снижения стоимости производства. Примитивизация производства (стоявшая в качестве главной задачи для китайского руководства) позволяла выходить на мировые рынки, но не раскрывала потенциал страны. Она не позволяла усиливать возможности внутренних игроков. Ведь усиление может быть только в условиях конкуренции, в Китае же происходило демпингование, что делало примитивной экономику в целом.

Экономический рост такого характера обязательно должен был остановиться. Насыщение мировых рынков дешевой и некачественной продукцией имеет свои пределы. Все уже насыщено, и Китай не может найти новые рынки. Поэтому у него наблюдается падение. Отчасти в Китае это понимают и начинают производить более качественные и конкурентоспособные товары. Но тут уже такой динамики не будет, потому что есть и японское, и немецкое, и американское качество, которое выше китайского. По отдельным сегментам мы видим это. Например, в направлении электронного приборостроения и разных систем техники (мобильной, компьютерной и т.д.) китайцы предпринимают усилия и добиваются успехов. Так что это не конец китайской экономики. И Китай это понимает, он ищет методы компенсации более качественными производствами. Так что в Китае будет замедление роста экономики и дальше (хорошо, если это 3-4%), и так будет в течение 10-20 лет. Возможно, после этого Китай включит демократические рыночно-конкурентные рычаги, и тогда экономика обновится, став более современной. Этого нельзя исключать. Поскольку в Китае исторически большой опыт рыночной экономики, которая у них была много столетий назад, когда в Европе еще были дофеодальные и феодальные отношения.

Насыщение рынков примитивной продукцией, в том числе сырьевой, рудами, которые мы поставляли за границу, касается и Украины. Уже нет нужных нам рынков, они уже заполнены китайской и индийской продукцией. Нас вытеснили из этих рынков. И это не просто конъюнктурная ситуация, как говорят некоторые украинские политики и экономисты, — такой период будет долгим.

Пока во всем мире будет идти замена производств и переход к более качественным, мы не сможем рассчитывать на рост нашего экспорта в виду обстоятельств глобального характера, а также из-за региональных структурных вопросов, связанных с тем, что мы уходим с российских рынков и совершенно не подготовлены к выходу на европейский или африканский, или азиатский рынки. Как оказывается, у нас нет для этого путепроводов и тому подобного. Правительство совершенно не занималось этими вопросами.

Поэтому мы не можем ожидать экономический рост в этом году ни благодаря улучшению ситуации на внешних рынках для нашего сырья, ни благодаря выходу нашей продукции на европейский рынок вместо российского. Закрытие российских рынков очень сильно ударит по нам, как било в 2014-2015 годах.

Кроме того, в прошлом году наше правительство ввело механизмы, которые разрушали внутренний спрос (огромная инфляция, девальвация, обложение непонятными налогами, уменьшение реальных доходов, сокращение зарплат и пенсий в физическом объеме). Было понятно, что все это разрушит внутренний рынок, потому что и производство, и потребление живут за счет импорта в значительной степени. А если идет разрушение поступлений, ресурсов, то это лишает наших производителей и потребителей возможности жить, развиваться, накапливать деньги и т.д.

Так что в этом году у нас очень плохая ситуация. Даже если будет финансовая корректность и более квалифицированные подходы к денежному регулированию, то это ничего не даст. Ведь, кстати, высокая инфляция имеет такую особенность — влиять в следующем году сильнее, чем в тот год, когда она сама имела место быть. И именно в этом году мы ощутим результат той высокой инфляции, которая была в прошлом году. Только в 2017 году мы сможем наблюдать стабилизацию финансовых показателей.  

Олег Соскин

Директор Института трансформации общества, экономист

 Олег Соскин:

Сейчас разворачивается вторая фаза мирового кризиса, которая имеет объективный характер. Еще два года назад я прогнозировал падение мировой экономики, что, собственно, и происходит. Этот процесс обусловлен мощными факторами макроуровня, один из которых — фаза падения "великого цикла" Кондратьева (периодические циклы сменяющихся подъемов и спадов современной мировой экономики продолжительностью около 60 лет, — Ред.), которая началась в 2007 году и будет длиться до 2020 года, а потом еще 12 лет будет депрессия и стагнация.

Это обусловлено тем, что страны переходят к высшим технологическим укладам. На Западе это называется "четвертой технологической революцией". В политэкономическом плане это переход к высшим укладам, при которых главной ценностью является человек и человеческий капитал. Поэтому, естественно, должны отмереть сырьевые уклады (где добываются нефть, газ, металлы, железная руда и т.д.). Это все будет затухать.

Страны, которые специализировались на архаических производствах, будут нести самые большие негативные последствия. Развернулось мощнейшее падение, прежде всего, сырьевых стран—экспортеров нефти и других, которые добывали сырье для алюминиевой, медной промышленности, то есть всей промышленности цветных металлов, черных металлов. Металлургические заводы, угольная промышленность, передел руд — все это будет падать. Следовательно, все страны, которые на этом зарабатывали, экспортируя в другие страны, в том числе Украина, оказываются аутсайдерами.

Выиграют при этом США, Южная Корея, Сингапур, Германия, Франция — те страны, которые имеют высокотехнологические производства, связанные с безлюдными технологиями, компьютерами, роботами, био- и нанотехнологиями. Они будут иметь большой успех. Они удержатся и перестроятся в эти тяжелые времена.

Украина к этим странам не принадлежит. Мы находимся в состоянии "энтропийной воронки", то есть мы не просто медленно падаем, как большинство стран, Китай, например. У него много причин для падения, в том числе — отсталая экономика, когда огромные массы людей заняты примитивным сельским хозяйством. Но китайская экономика падает медленно — в 2015 году рост ВВП там составил 6,8%. А у нас падение в 2015 году составило, как минимум, 20% ВВП.

Так что мировая экономика быстро не выйдет из кризиса, поскольку это макроэкономический структурный глобальный кризис и переход к новым технологическим укладам, который всегда обременен падением. Естественно, сгорает огромное количество денег: происходит падение на биржах, колебания валют, разорение корпораций, разорение производств (та же Alcoa в Америке закрыла огромный завод по выработке алюминия). Эти процессы будут усиливаться. Ясно, что денег становится меньше, в результате все страны будут экономить, а, соответственно, кредиты Украине давать не будут. Ведь, кроме всего прочего, сколько Украине не давай, все равно все будет украдено ребятами из групп "порошенок" и "яценюков". Кто нам будет в таких условиях кредиты давать? Нам же не дают субвенций и субсидий — нам дают кредиты.

Поэтому ситуация для Украины ухудшается (я предупреждал, что доллар будет 30 гривен, но мне не верили). Прекратились поступления денег от МВФ. В результате неправильной монетарной политики Национального банка во главе с Гонтаревой начался обвал гривны. И он может усилиться. Если немедленно не заменить руководство, то гривна обвалится и до 50 долларов. А наша экономика просто такого не выдержит.

Так что для Украины объективные вызовы усугубляются субъективно неправильной экономической политикой правительства и злонамеренно ошибочной монетарной политикой Национального банка.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять