Эколог Владимир Борейко: на Донбассе возможно массовое заражение людей радиацией

"Загрязнение речек Остер и Сула связано с фермерами, которые массово применяют китайскую химию: чем больше химии, тем меньше жизни в наших речках", — отметил эколог.

Владимир Борейко

На сайте "Главред" состоялся чат с директором Киевского эколого-культурного центра, экологом Владимиром Борейко. Общаясь с читателями, он рассказал, какие экологические проблемы грозят Донбассу, где сейчас идут бои, с чем связано загрязнение рек Сула, Удай, Остер и мор рыбы в них, чем Киеву грозит уничтожение озер ради постройки высоток на их месте, справятся ли киевские мусороперерабатывающие мощности с мусором из Львова, чем вредят лесам санитарные рубки, которые на самом деле являются обыкновенным прикрытием коммерческой заготовки древесины, как обстоят дела с государственным экологическим контролем в Украине, а также почему на столах украинцев все реже появляется уха.

Представляем стенограмму чата с Владимиром Борейко.

Vopros:Сегодня вы выступили с требованием снятия и.о. главы Гослесагентства Украины Кристины Юшкевич. С чем это связано?

Владимир Борейко: Да, это совершенно свежая новость. Дело в том, что Кристина Юшкевич сегодня активно начала саботировать одно из требований Майдана — создание на месте охотничьего хозяйства Януковича Сухолучье национального парка. Сегодня она сорвала совещание по этому поводу в Минприроды Украины и под угрозой увольнения потребовала от своих областных подчиненных отзывы их согласия на создание национального парка. Поэтому я буду требовать ее отставки как виновной в том числе в массовых рубках украинского леса и вывоз его за границу, во-вторых, как не специалиста (она по образованию не лесник), и, в-третьих, как просто непорядочного человека.

Vopros:Расскажите об уничтожении государственного экологического контроля в Украине.

Владимир Борейко: За времена Януковича-Порошенко государственный экологический контроль в стране практически был уничтожен. Это выгодно бизнесу, который хочет зарабатывает максимальное количество денег на добыче природных ресурсов Украины. Еще при Януковиче были ликвидированы областные управления Минприроды Украины и значительно сокращена численность Государственной экологической инспекции. Начатое Януковичем было активно продолжено при Порошенко.

При Порошенко закрыли экологическую прокуратуру. У прокуратуры отняли права контроля за выполнением законов. На целый год ввели мораторий на любые проверки, в том числе экологические. Увеличили судебный сбор — с 200 гривен до 1200 гривен, в связи с чем общественные организации и просто граждане потеряли возможность доступа к правосудию, потому что не все могут найти такие деньги. Ограничили возможность проведения внеплановых проверок. Например, если раньше внеплановые проверки проводились по письму народного депутата Украины, по письму общественной организации и любого другого юридического лица, по письму гражданина Украины (физического лица), то теперь — только по письму физического лица, и то если только он докажет, что нарушены его конституционные права. Но, простите, какие мои права как гражданина нарушаются при осуществлении рубок леса в Карпатах, ведь я там не живу? То есть придумавшее эти ограничения правительство Яценюка сделало все, чтобы обезопасить бизнес от возможных проверок. Поэтому количество проверок против окружающей среды за последние несколько лет увеличилось в десятки раз.

Ну, и, конечно, беспрецедентная история с лишением мандата народного депутата Украины Николая Томенко. Лично по вине Порошенко. Это был самый экологический депутат, прекрасно возглавлял комитет по экологии ВР, мы провели с ним не один экологический закон, и он до последнего защищал государственный экологический контроль. Теперь людей такого уровней, которые могли стать на защиту государственного экологического контроля, нет. 

Владимир Борейко

Inga:За вашими оцінками, чи держава Україна переймається належним чином питаннями охорони природи, екології? Про ці проблеми політики не говорять, на цьому особливо не заробиш… За якими принципами держава підходить до охорони наших природних багатств?

Владимир Борейко: Современный принцип государства Украина, с которым оно подходит к охране природных богатств, заключается в следующем: сделать все возможное для того, чтобы бизнес грабил наши природные богатства. Более подробно о разрушении государственного экологического контроля я сказал выше.

danylo_kruk:Здається, всі сфери життя в Україні просякнуті корупцією, продається все і вся, не замислюючись над можливими наслідками, які спіткають не тільки корупціонерів, але й іншу частину суспільства за певний період. А як із цим у Мінекології та відповідних державних службах та структурах, що опікуються (чи мали б опікуватися) природою?

Владимир Борейко: Плохо. Кругом — коррупционеры. Кругом — не специалисты. Кругом — безответственные люди. Мы идем на дно в плане экологии.

strozhuk_k.:Как, по-вашему, быть с тем, что под прикрытием официальных разрешений на санитарную чистку леса часто уничтожают целые его массивы. Ведь и лес нужно прореживать, но и эти вырубки порой едва ли не пустыню по себе оставляют…

Владимир Борейко: Лес прореживать не надо. Миллионы лет его никто не прореживал, и он прекрасно себе рос. Необходимость в санитарных рубках придумали лесники, как наркоманы придумали необходимость каждый день колоться.

Современными исследованиями ученых доказано, что санитарные рубки являются неэффективными в борьбе с вредителями леса, более того, они способствуют еще большему их увеличению. На самом деле санитарные рубки являются обыкновенным прикрытием коммерческой заготовки леса. Коммерческая заготовка леса — это рубки главного пользования, они по законодательству очень ограничены. Во-первых, их нельзя проводить в заповедных объектах, во-вторых, в Карпатах на горах выше 1100 метров, в местах, где возможен сход селевых потоков или лавин, в берегозащитных участках. А во всех других местах их нельзя проводить больше годовой лесосеки. А вот санитарные рубки можно проводить где угодно, сколько угодно и когда угодно. Более того, попенная плата при рубках главного пользования за каждое дерево в 10 раз больше, чем при санитарных рубках. Поэтому, когда у меня спрашивают, почему такое огромное количество древесины везется по одесской трассе в одесский порт, а дальше — в Китай, я объясняю, что все это делается в законном порядке под прикрытием санитарных рубок.

Еще один факт — в начале 2000 годов у нас в Украине общая заготовка леса составляла такую пропорцию: 80% — древесина, полученная в результате рубок главного пользования, 20% — древесина, полученная в результате санитарных рубок. В 2015 году все стало наоборот: 80% — от санитарных рубок, 80% — от рубок главного пользования. Поэтому чтобы спасти украинский лес, необходимо прекратить или минимизировать проведение санитарных рубок. Недавно я входил в рабочую группу, созданную по распоряжению Кабмина, по разработке новых правил санитарных рубок в лесах Украины. Этот проект должен был быть еще в июне передан в Кабинет министров. Но упомянутая выше Кристина Юшкевич всячески саботирует передачу этого документа в Кабмин.

И напоследок такие цифры. По нашим данным, только в объектах природно-заповедного фонда Украины ежегодно проходится рубками до 44 тысяч гектаров, при это заготавливается более 1 миллиона кубических метров древесины. То есть 1/16 часть всего срубленного официально леса Украины. Это катастрофически много. В результаты наши заповедные объекты не выполняют возложенную на них роль по охране экологических систем и биоразнообразия.

Владимир Борейко

Hunter: Если не ошибаюсь, еще в начале прошлого года ваша организация подавала в суд на Кабмин с требованием запретить рубки леса в заповедных зонах. Чем закончилась эта история?

Владимир Борейко: Она закончилась нашей победой. В начале весны этого года Кабмин, опасаясь проигрыша в суде, запретил сплошные виды рубок в заповедниках и заповедных зонах, а также рубку дуплистых деревьев.

Hunter:С чем связано высыхание болот в Киевской области? Не раз сталкивался с таким в лесах: где были приличные болота, сейчас только стволы берез та высушенная трава, а под ногами аж хрустит? И чем чревато исчезновение болот? Ведь нередко поближе к населенным пунктам или в них болота намеренно высушивают… Спасибо.

Владимир Борейко: Высыхание болот в Киевской области, да и не только, связана с масштабной вырубкой лесов. Болота и лес — это взаимосвязанная система. Уничтожаем одно — гибнет второе.

Tianna:Почему Вы, если верить сообщениям в сети, выступаете против рубок в заповедниках?

Владимир Борейко: Я выступаю против потому, что никакие хозяйственные действия нельзя проводить в заповедниках. Эта территория по закону отдана дикой природе. Рубки лишают мест обитания более 200 видов редких животных, занесенных в Красную книгу Украины, и более 100 видов редких растений, также занесенных в Красную книгу. Где, например, гнездиться летучим мышам и дятлам, если во время санитарных рубок обязательно вырубаются дуплистые деревья?

Borys:Насколько в Украине сегодня разумно и сбалансировано подходят к лесу: количество вырубок соответствует хоть приблизительно количеству новых насаждений, "молодняков"?

Владимир Борейко: Ничего разумного и сбалансированного нет. Рубят природные леса, а высаживают дохлую сосну, в которой размножаются короеды, не живут дикие животные, и которая очень часто горит. Эта замена не равноценна. Считаю, что Украина подошла к той черте, когда нужно запретить все рубки в лесах, как это сделала соседняя с нами Молдавия.

Nina27:Сейчас много и часто говорят про добычу янтаря на Волыни, не раз показывали шокирующие кадры того, во что превращаются леса, где велись разработки. а. Насколько большие площади леса страдают при этом? б. Почему используется такой варварский метод, нет ли чего-то более гуманного по отношению к природе и лесам? в. Вы верите, что добычу янтаря в Украине возьмут под контроль, и это перестанет выглядеть столь дико?

Владимир Борейко: Недавно два классных пацана — генеральный прокурор Луценко и начальник всех украинских полисменов Аваков — заявили, что бороться с янтарной мафией невозможно. Авторитетные люди — думаю, они правы.

Что касается площадей, то их объемы никому не известны, потому что системно этим никто не занимается.

А варварский метод добычи янтаря используется потому, что он экономически выгоден.

Liam:Расскажите, что собой представляет акция "Сезон тишины"? На какие регионы это распространяется, сколько длится, какие результаты дает?

Владимир Борейко: Акция "Сезон тишина" проводилась в этом году впервые. Согласно разработанному мною закону, подписанному бывшим народным депутатом Николаем Томенко, принятым в ВР в апреле прошлого года. Она распространяется на всю территорию страны, длится с 1 апреля по 15 июня. Во время "Сезона тишины" запрещаются все виды санитарных рубок, плавание на моторках, пальба, проведение ралли, фейерверки и подобные шумные мероприятия. Она должна дать возможность нормально отнереститься рыбе и отгнездиться птицам.

Владимир Борейко

NVSokol:Какие экологические проблемы угрожают Донбассу, а именно той части, где идут бои, и кто и как их будет решать? Какие отголоски боев будут ощущать местные жители и природа Донбасса?

Владимир Борейко: Никто серьезно не изучал эти экологические проблемы. Поэтому то, что пишется в прессе, и то, о чем буду говорить я, воспринимайте с большим допуском.

1. Наличие огромного количества металла, неразорвавшихся снарядов и мин в сельскохозяйственных угодьях Донбасса. Эти угодья выведены из строя на многие десятилетия.

2. Загрязнение почвы, водоемов и воздуха в результате пожаров на экологически опасных промышленных объектах, например, Авдеевский коксохим, а также прекращение работы на них очистных сооружений.

3. Полное или частичное уничтожение объектов природно-заповедного фонда. Например, многие региональные ландшафтные парки в Донецкой области перестали действовать, персонал разбежался.

4. Подтопление шахт и выброс очень загрязненной шахтной воды на поверхность. Особую опасность представляет шахта "Юнком", где в советское время был произведен ядерный взрыв в мирных целях. Что там сейчас творится — никто не знает.

5. На Донбассе существовало огромное количество свалок с радиоактивными веществами. Сейчас эти свалки стали доступны местному населению. Естественно, возможно массовое заражение людей радиацией.

Ivanna:Владимир, вы не раз делились прогнозами и предупреждали о плачевном состоянии киевской дамбы. Признаюсь, перспектива последствий такого происшествия, которую вы обрисовывали, пугала и ужасала. Скажите, прислушались ли к вашим заявлениям? Исчезла ли на сегодня эта проблема?

Владимир Борейко: Нет, не прислушались, проблема не исчезла.

ostap_g.:Наскільки критичною для Києва є проблема сміття, сміттєзвалищ, і чи потрібно нам ще й лвівське сміття тут?

Владимир Борейко: Львовский мусор нам не нужен. Два классных пацана, два кандидата на будущее место президента — Кличко и Садовой, наверное, решили попиариться за счет здоровья киевлян. На мой взгляд, это очень глупый пиар, когда людям, которые живут на Позняках, и так дышать нечем из-за находящегося рядом мусоросжигательного завода "Энергия", а тут еще и добавляется львовский мусор. Только за перегон одной фуры с мусором со Львова в Киев выкладывается 1200 гривен — понятно, что не из кармана Садового, а из бюджета Львова. Пускай решает этот вопрос у себя в области. Киев и так пострадал от чернобыльской трагедии, и все киевляне находятся в гораздо худшей экологической ситуации, чем жители Львова или других городов Украины.

Кстати, город Киев уже несколько лет подряд занимает "почетное" первое место по загрязнению среди крупных городов Европы.

Прапор Едуард:Як ви вважаєте, який соціально-економічний устрій несе найбільшу шкоду для довкілля? Звісно, радянська влада залишила Україні рану Чорнобиля, наслідки якої будуть ще відгукуватися не одне десятиріччя; в СРСР під час сталінської індустріалізації перетворили всю українську частину Дніпра в каскад водосховищ. Але ж і створювалися заповідники, які нині намагаються прибрати до рук різні крутії, в школах прищеплювалося дбайливе ставлення до природи. А що ви скажете?

Владимир Борейко: Да, заповедники создавались. Однако при Сталине в 1951 году закрыли 100 заповедников, а при Хрущеве в 1961 году — еще 21. За времена Советского Союза в плане охраны окружающей среды нет ни одного факта, которым можно было бы гордиться. К сожалению, нечем гордиться в плане охраны природы и за 25 лет существования независимой Украины.

ostap_g.:Які можуть бути наслідки частого знищення озер у Києві під час будівництв житлових висоток? Невже не вистачає місця, і потрібно обовязково засипати те невелике нещасне озерце?! Харківський, Позняки, Осокорки вже перетворилися на якісь бетонні джунглі! А все нищать і нищать водойми...

Владимир Борейко: Вы сами себе ответили. В результате уничтожения озер и зеленых зон город превращается в бетонные джунгли, где при жаре 30 градусов уже невозможно жить.

Владимир Борейко

Liudmyla:Если позволите, вопрос в продолжение уже написанному о загрязнении Остера и Сулы. К чему могут привести проблемы с этими реками, ведь они впадают в Десну и Днепр, из которых пьет воду не один миллион украинцев? Масштаб проблемы? И второе. Каким образом реки можно реанимировать после такого загрязнения, за какое время? Восстановится ли в них так сказать флора и фауна (рыбы же много вымерло)? И третье. Можно ли в Десне и Днепре, а также Киевском море купаться? Заранее благодарю за ответ.

Владимир Борейко: Начну с третьего. В Десне и Днепре в районе Киева купаться можно. В Днепре — в районе города Днепр и Запорожье — я бы уже купаться не советовал.

Второе. Реки после загрязнения реанимируют себя сами в течение года-полутора. Если это загрязнение не добавлять.

Загрязнение речек Остер и Сула связано, прежде всего, с тем, что не существует государственного экологического контроля за фермерами, которые массово применяют в сельском хозяйстве китайскую химию. Чем больше химии, тем меньше жизни в наших речках.

Pavlo:Ті, хто проживають уздовж річок Остер, Сула, Удай не день і не два били в набат, що з їхніми водоймами твориться якась біда. Але чому тиша з цього приводу у медіа просторі і чому ніхто не роз'яснює "згори", що насправді відбувається? Хто і чим забруднює ці річки?

Владимир Борейко: Тишина в медиа пространстве по поводу проблем с этими речками и вообще с проблемами экологии связана, на мой взгляд, с тем, что практически все ведущие СМИ подчиняются олигархам, которые не заинтересованы в вопросах охраны природы, так как они делают деньги на разграблении природных ресурсов.

А кто и чем загрязняет — не знаю, я там не был уже несколько лет.

Владимир Борейко

Philipp:В чем причина загрязнения речки Сула, которое началось еще в конце июня, где мрет рыба, цвет будто разлит мазут, а вонь стоит такая, что не то что купаться или скот поить, подойти к ней страшно? Приезжайте в Полтавскую область — убедитесь воочию. Говорят, что, мол, все это из-за дождей, что смывают грязь с огородов и полей... Но глядя на состояние речки, слабо верится. Первые дожди что ли? Но Сула всегда была с нормальной прозрачной водой. Насколько все серьезно, с вашей точки зрения? Или скажете тоже, что повода для паники нет?

Владимир Борейко: Мне трудно что-либо сказать, потому что я не был на Суле уже несколько лет. Возможно, ее загрязнение — это результат длинных июньских дождей, которые смывают химикаты с полей фермеров. Ведь во время сезона засухи загрязнения речек не происходит. 

Liam:Понесет ли кто-то ответственность за недавнее массовое отравление водой людей в Измаиле, когда пострадало сколько-то там сотен людей?

Владимир Борейко: У нас за экологические преступления никто ответственности не несет. Украина очень гуманная страна для подлецов, негодяев и правонарушителей.

Liam:Вопрос о том, насколько адекватно у нас хлорируют воду, не слишком ли усердствуют с этим? Правда ли, что избыточное хлорирование воды летом приводит к превышению норм в ней канцерогенов?

Владимир Борейко: Чтобы вода не воняла хлоркой, нужно дать ей полдня отстояться. Хлор — летучий элемент, который быстро испаряется. Хлорирование воды не приводит к повышению в ней норм канцерогенов. Это взаимоисключающие понятия.

Rika: Чому якось стрімко скорочується кількість риби у наших водоймах? Куди вона дівається? Невже тільки браконьєри змогли змусити її зникнути?

Владимир Борейко: Браконьеры стали очень эффективными при помощи электроудочек. Ими они выбивают рыбу в целых озерах и километрах таких небольших рек, как Остер, Сула, Тетерев, Рось. Добавим сюда еще и загрязнение воды, уничтожение мест нереста из-за строительства дач и добычи песка. Это три основные причины, почему уха перестала часто бывать на нашем столе.

zin45:Г-н Борейко, у меня лично уже нет надежды услышать что-то внятное от местных властей и других представителей официальных структур, потому, возможно, Вы сможете прояснить ситуацию что происходит с водой в Днепре (городе), где из кранов течет вода с сомнительным запахом и цветом (об этом уже и в СМИ написали, но - тишина)? Что случилось, что повлияло на качестве воды? Чем вообще нас пытаются напоить?! Посоветуйте, как быть в этой ситуации. Благодарю за ответ.

Владимир Борейко: Я не живу в Днепре (городе), поэтому мне трудно прояснить ситуацию, что происходит с вашей водой.

Владимир Борейко

Tianna: Насколько сегодня в Украине защищены и реально оберегаются краснокнижные виды животных и растений? Много ли видов тех и других мы утратили за последние годы?

Владимир Борейко: Практически ни на сколько не защищены и не оберегаются. Я приводил пример с рубками, в результате которых гибнут сотни видов. Однако рубки все равно проводятся. Никто не знает, сколько мы утратили, потому что наука у нас практически перестала финансироваться государством, а бесплатно считать их никто не поедет.

Tomas:Всегда были люди, которые заводили себе домашних животных, как игрушку, а затем либо мучают, либо издеваются над ними, либо выбрасывают на улицу, пополняя армию бездомных животных. Может, следует создать какой-то барьер, какую-то более сложную процедуру, которая бы позволяла или нет держать домашних животных, хоть немного отсеивая неадекватов и тех, кто не способен ответственно отнестись к заботе о животном, раз уж его заводит.

Владимир Борейко: Какой барьер может быть этическим и правовым? В принципе, закон о защите животных от жестокого обращения, автором которого я являюсь, мы планируем вписать некие правовые принципы, которые бы отсеивали "неадекватов".

Tomas:Считаете ли вы правильной идею о том, что украинцы должны платить налог, если держат домашнее животное?

Владимир Борейко: Не считаю.

Rika:Чи безпечно наразі їздити на екскурсії в Чорнобиль? Як ви загалом ставитеся до таких турів?

Владимир Борейко: Я считаю, что это цинизм, когда экскурсантов возят туда, откуда выселили жителей сел и городов.

Kondor:Каковы сегодня основные направления деятельности Киевского эколого-культурного центра? Кем он финансируется?

Владимир Борейко: Киевский эколого-культурный центр финансируется директором Киевского эколого-культурного центра Борейко Владимиром Евгеньевичем. Основные направления работы центра: 1) разработка экологических проектов законов для депутатов, 2) кампании по защите заповедников и заповедных зон, 3) рейды по борьбе с браконьерами и прочими негодяями, 4) создание новых заповедных объектов, 5) борьба с рубками в лесах всеми возможными способами.

Kondor:Владимир, насколько в Украине слушают и слышат экологов? То есть если вы и ваши коллеги замечаете проблему, начинаете говорить, предупреждать о ней, насколько реагируют на это соответствующие чиновники из министерств, профильного комитета ВР, правоохранители и т.д., консультируются при принятии соответствующих законопроектов или решений?

Владимир Борейко: У нас в Украине экологов никак не слушают и никак не слышат. Экологи в Украине — это своего рода Кассандры, которые предупреждали о падении Трои, однако над ними все смеются и показывают на выход.

Kondor:Возглавлять природоохранную организацию — это вообще в Украине безопасно? Вам не приходилось сталкиваться с угрозами, шантажом, подкупом и т.д., чтобы вы "перестали замечать" ту или иную проблему?

Владимир Борейко: Возглавлять опасно. Приходилось постоянно сталкиваться с угрозами, шантажом, подкупом и избиениями. Несколько лет назад еле остался жив. Еще один пример — несколько лет назад бандиты, незаконно добывающие песок на Жуковом острове, убили члена нашей организации на глазах его маленькой дочки и жены за то, что он давал интервью одному из телеканалов по поводу Жукового острова и незаконной добыче там песка. Милиция сначала всех задержала, потом отпустила, и все бандиты-убийцы быстро покинули территорию Украины. Я же говорил, что наша страна необыкновенно гуманна по отношению к бандитам, негодяям и подонкам. 

Фото Александра Синицы

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять