Истории бойцов АТО. Когда десантная бригада приняла первый бой

Парень остался живым по какой-то счастливой случайности и приехал на побывку с медалью и с намертво засевшим осколком в бедре.

Украинские десантники

Когда-то я шел с завода пешком. 12 километров. В метель. Просто ровно столько нужно было пройти, чтобы попасть на последнюю пятничную электричку. Автобус еще есть, но его отменили. Я повыше повязал шарф, оставив на улице одни глаза, натянул шапку на лоб, а поверх вязаных перчаток — брезентовые рабочие рукавицы. Чтобы не продувало. О чем думал, пока шел? Почему-то представил себя борцом со стихией, прорывающимся к людям. А потом подумал, что может за то, что я вот так мучаюсь, впереди меня ждет что-то хорошее.

Это хорошее я сформулировать даже толком не мог, но ждал. Первое, что закрадывается теперь в голову — это, конечно, расчет только на то, что мастер, у которого я был в подчинении, уволится с работы, а на его место, кроме меня, не найдется ни одной достойной кандидатуры. А лучше сразу директором стать, чего уж там, или, на худой конец, главным инженером. Со средним образованием. И все счастье повышения по службе именно за мой снежный марш-бросок. Такие пустые мысли и слова всегда играли со мной дурную шутку. Вместо того, чтобы реально осознавать положение вещей, я строил глупые воздушные замки. Казалось бы, не нравится на заводе — уходи. Терпишь ради чего-то — признайся себе честно. Зачем эта розовая чепуха вокруг? Вернее, очки.

Дома тоже подогревали. Как же, попробуй устройся, да на твое место сто желающих или пятьсот. Даже старый сосед завидует. Вот будь он помоложе... Эх, работать бы мечтал только на моем месте. А тогда я просто шел на эту электричку, чтобы успеть к пацанам в бар. Они там пиво пили с рыбой. Да и не бар это вовсе был. Так, забегаловка. Личности крутились там разные, а ближе к ночи совсем уж маргинальные. Дрались периодически, но я все время получал, поэтому участвовал редко. Телосложением не вышел. Какой-то хилый. Все чаще казалось, что ничего уже не изменить, что вся жизнь только так и пройдет. В ожидании электрички. В смене на заводе. В рыбе. В стычках с родителями из-за соседа, который нагадил у подъезда в мечтах о моем рабочем месте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Истории бойцов АТО. Кларнет и армейские ботинки 48 размера

Дело мне было нужно. Простое важное дело. Лучше нелегкое. Для начала я отправился качать мышцы, что, к большому удивлению, у меня получилось, а позже, краснея и обливаясь по́том все-таки попал на контракт в десантную бригаду. У них на шевроне парашют был, и я подумал, что точно смогу прыгать. Желательно прямо в тыл врага. Врага, конечно, в обозримом будущем не просматривалось, кроме бушующих предков, отстаивающих мое заводское предназначение и место, на которое, вопреки всем их заявлениям, никто не торопился приходить.

Прошло совсем немного времени, и наша бригада приняла первый свой реальный бой с теми, о ком во всех военных институтах разве что песни не слагали. Я тогда еще живым остался по какой-то счастливой случайности и приехал на побывку с медалью. И с намертво засевшим осколком в бедре. Подлечился, восстановился и обратно. Сосед, желающий меня подсидеть и параллельно пачкающий лифт, сказал только "долбо...б" и махнул рукой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Истории бойцов АТО. Почему священник Московского патриархата просил военных уйти из церкви

Это его изречение однозначно меня убедило в правильности выбора и я сказал "спасибо". Во второй раз все оказалось серьезней. Мы с напарником подорвались на растяжке. Я снова тогда выжил, а напарник, мне показалось, тоже. Тащил его на себе почти двенадцать километров, а у него глаза стеклянные были всю дорогу. Но мне казалось, что волоски в носу шевелятся, а это просто привиделось. Скажу честно, когда я нес, то ни о чем не думал. Только, когда отдыхал, в эти волоски всматривался. Ночью плакал от безысходности и от того, что потерял пальцы на ноге. Врач удивился, что кровью не истек, а я ведь даже не почувствовал. Из-за мороза что ли. В третий раз я все-таки вернулся, хотя могли комиссовать. Только теперь уже у меня совсем другие функции — продукты подвожу на машине. "Урал", знаете такой? Специальный. Жрет, зараза, ужас один. Некрасиво, что обувь от педали портится в том месте, где пальцев нет, но это не страшно. Одно плохо — крема сапожного много идет, а у нас тут с ним напряженка.

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родился сборник рассказов "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите ее в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять