Сообразили на пятерых: кто выиграл от раздела Каспийского моря

Главным требованием России был недопуск в Каспий вооруженных сил государств, которые не относятся к каспийскому региону. И ее интерес был учтен.

Каспийское море, конвенция
Пять стран подписали конвенцию по Каспийскому морю

Вопрос Каспия — чрезвычайно интересен. Каспий — уникален. Это — не озеро, не море. В итоге, и в исторической Конвенции о правовом статусе Каспийского моря участники переговоров (Россия, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан и Иран) определили Каспий как "водоем", то есть назвали его водоемом, ограниченным территориями этих пяти государств, не называя Каспий ни морем, ни озером.

Почему так? Если Каспий назвать морем, то в его отношении должно было бы действовать международное морское право. С этим участники конвенции не согласились. И главным требованием России тут был недопуск в Каспий вооруженных сил государств, которые не относятся к каспийскому региону. Таким образом, становится невозможным создание каких-либо военно-морских баз другими странами, не имеющими выхода к этому морю, на территории Каспия.

Читайте такжеЖесть останется надолго: для России наступила расплата за непростительную ошибкуТак что российский интерес при подписании данной конвенции в большей степени касался безопасности. Ведь поделить поровну дно и водное пространство Каспийского моря — это значит, что Россия в таком случае была бы закрыта где-то в верхней мелководной части Каспийского моря, и корабли не могли бы подойти ближе, например, к Ирану, Азербайджану или Туркмении. Мы помним запуски ракет "Калибр" российской флотилии по Сирии, которые были как раз с Каспийского моря. Россия осуществляла эти запуски ближе к Ирану.

В принципе, Россия соблюла свои интересы, касающиеся обороны и безопасности, и в этом она выиграла при подписании Конвенции.

Однако главный спор при составлении данной конвенции шел за природно-минеральные ресурсы, которыми богат шельф Каспийского моря, а именно — месторождения нефти и газа на дне Каспийского моря, а также биоресурсы (рыба и все, что можно поймать в море).

В этом плане главным выгодополучателем при подписании конвенции оказался Казахстан. Он получил около трети всех этих ресурсов благодаря специфике своей береговой линии.

Больше всего в этом плане проиграл Иран. Точнее, он не проиграл и не выиграл, а остался при своих интересах — на тех же позициях, что были еще во времена существования Советского Союза. Какой была советско-иранская граница, такой она приблизительно и осталась.

Кроме того, теперь появились перспективы использования транзитного потенциала Каспийского моря. Много и долго говорят о возможности заполнения Трансанатолийского газопровода, который идет по территории Турции, газом не только азербайджанского происхождения, но и туркменского. И тут вновь становится актуальным проект строительства Каспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан, и дальше через Турцию можно поставлять газ в Европу.

В принципе, понятно почему страны каспийского региона так долго, 22 года, вели переговоры о статусе Каспия и не могли прийти к общему знаменателю. Все эти годы не прекращались споры за природные ресурсы Каспия, споры о том море это или озеро. При этом каждая страна конкурировала, прежде всего, за дно, а потом уже — за водное пространство.

То есть понятно, почему так долго говорили, но не ясно — почему именно сейчас договорились, что такое вдруг случилось. Почему вдруг Россия пошла на своего рода уступки Туркменистану, фактически согласилась на прокладывание подводных газопроводов? По сути, сейчас разрешение на строительство такого газопровода должны будут дать только те страны, по территории которых он будет проходить, и Россия не сможет заблокировать это строительство. Однако я думаю, что, если Россия таки захочет помешать этому, она найдет причины — экологические или еще какие-то. Либо военным путем будет срывать такое строительство. В любом случае, этот вопрос пока отложен, еще будут идти переговоры.

Читайте такжеКто вы, мистер Путин? В чем главная проблема президента РоссииВообще, конвенция сама по себе не является окончательным урегулированием вопроса. Еще будут двух- и трехсторонние переговоры по деталям, в том числе по энергетическим вопросам.

К слову, Каспийское море — это закрытый водоем, однако для судоходства он все-таки доступен с Черного и Азовского морей. Существует Волго-Донской канал, и корабли таким образом могут заходить из Черного в Каспийское море, через Азовское море, Дон, Волго-Донской канал и Волгу. То есть возможность доступа извне в Каспий существует. Но, опять-таки, это не могут быть военные корабли — это могут быть лишь корабли хозяйственного назначения.

Может ли в Каспийском море возникнуть такая же ситуация, как сейчас сложилась в Азовском море, учитывая, что у России в Каспии достаточно серьезный флот? У России теперь останется только военный путь, чтобы препятствовать деятельности, которая будет противоречить российским интересам в Каспийском море. Но, если учесть возможности флота, то Россия является самой мощной в военном плане страной в регионе из этих пяти государств, однако в Каспийском море у нее нет военной монополии. Но при желании по Волго-Донскому каналу Россия может легко перебросить в Каспий дополнительные силы и доминировать в Каспийском море…  

Владимир Горбач, политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества, специально для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять