Россия захватила нефтегазовые ресурсы Крыма: что делать Украине

Украина по-прежнему не в состоянии существенно расширить свое внутреннее производство углеводородов из-за чрезмерного регулирования, коррупции и доминирования государственных монополий.

Крым
Крым / twitter.com/krimrt

Украина потеряла 80% нефтяных и газовых месторождений в Черном море и значительную часть портовой инфраструктуры из-за аннексии Крыма в 2014 году. Наглость Москвы в территориальных водах Украины с 2014 года служит напоминанием о том, что Кремль считает эти районы и связанные с ними углеводородные ресурсы своей исключительной военной добычей. Хотя Украина предприняла попытку противостоять ирредентистским устремлениям России - ценой более 10 000 солдат и гражданских лиц, ее стратегическое положение продолжает ухудшаться. Западная военная поддержка слаба, а экономические санкции против агрессора оказываются неадекватным средством сдерживания.

Читайте такжеТри условия для возврата Донбасса и КрымаМежду тем, небольшие рычаги, которыми Украина пользуется в качестве транзитного узла для российского природного газа, быстро исчезают. Спорный трубопровод Северный поток-2, последняя попытка России усилить контроль над энергопоставками в Европу, получил одобрение Парижа и Берлина. Он может быть запущен уже в декабре 2019 года. Трубопровод полностью обходит Украину и лишит страну 3 миллиардов долларов ежегодных транзитных доходов - почти 3% ВВП страны.

Что еще хуже, украинский нефтегазовый сектор страдает от коррупции, бюрократизма и господства государственных монополий. Киев боролся за привлечение внешних инвестиций в свои энергетические ресурсы, но в результате страна оказалась во все более опасном экономическом положении. Потеря месторождений углеводородов в Черном море является серьезным препятствием. Любые юридические действия по возмещению за нефтегазовые активы, потерянные после захвата Крыма, потребуют многих лет - если это вообще произойдет - поскольку получение компенсации от воюющей ядерной державы может быть затруднено.

Россия захватила ресурсы

Черное море содержит богатые углеводородные ресурсы. Северо-западная часть содержит 495,7 млрд кубометров природного газа и 50,4 млн тонн нефти и конденсата. Прикерченская зона содержит около 321,2 млрд кубометров газа и 126,8 млн тонн нефти и конденсата, а континентальный склон содержит около 766,6 млрд кубометров газа и 232,6 млн тонн нефти и конденсата.

Однако настоящая история здесь - это газ

По данным опроса, проведенного Deloitte в апреле 2018 года, в Черноморском регионе Украины для лицензирования имеется 9 так называемых "блоков" природного газа, потенциал которых составляет от 92 млрд кубометров до более 500 млрд кубометров. Хотя это незначительное количество по сравнению с 635 млрд кубометров в год, которое Россия производит, перехват новых поставок и отказ в поставках газа в Украину является заманчивой возможностью для Москвы "держать в руках синицу и поймать журавля в небе".

Читайте также2019-й станет для Путина годом без КрымаЭнергетическим амбициям России в Черноморском регионе также помогают обстоятельства и географическая удача. Около 70% потенциальных месторождений природного газа в Черном море сосредоточены всего в двух блоках: Нептун-Дип и Трайдент - в пределах недавно заявленной исключительной экономической зоны (ИЭЗ) России вокруг Крыма (см. карту).

Намерение Москвы эксплуатировать украинские месторождения природного газа - это не просто пустые домыслы. Когда российские войска аннексировали Крым в 2014 году, они захватили дочерние предприятия украинского государственного энергетического конгломерата Нафтогаз, работающего в Черном море. Кремль присвоил миллиарды долларов и оборудование этих компаний и передал их Газпрому, российскому государственному энергетическому гиганту. Одним махом Россия прекратила морские нефтегазовые операции Украины по добыче полезных ископаемых и укрепила свои собственные.

В отличие от Донбасса, где Москва осуществляет косвенный контроль, в Черном и Азовском морях Россия стремилась получить фактический контроль над территориальными водами Украины. Это было видно по оккупации стратегического порта Севастополь, захвату морских нефтегазовых активов Украины, требованию исключительной юрисдикции Керченского пролива и захвату украинских моряков в ноябре 2018 года.

Бардак в украинской энергетике


Читайте такжеГаагский суд принял сторону Нафтогаза по активам в КрымуКрупные международные конгломераты уже отмечали энергетический потенциал Украины. Министр энергетики США Рик Перри назвал эту страну "Техасом Европы". По данным Kyiv Post, некоторые из крупнейших в мире нефтегазовых компаний: Shell (NYSE: RDS), Chevron (NYSE: CVX), Eni (NYSE: E) и ExxonMobil (NYSE: XOM) ранее выходили на украинский рынок и взяли на себя обязательства инвестировать миллионы долларов. Тем не менее, эти сделки неоднократно проваливались: Shell и Chevron, в частности, отказались от соглашения на 10 миллиардов долларов в 2015 году.

Несмотря на ощутимый прогресс в проведении внутренних реформ, Украина по-прежнему не в состоянии существенно расширить свое внутреннее производство углеводородов из-за чрезмерного регулирования, коррупции и доминирования государственных монополий. Например, УкрГазВидобування (UGV), 100% дочерняя компания Нафтогаза, контролирует 75% всей добычи природного газа внутри страны. Доминирование UGV и Нафтогаза привело к тому, что ценные частные лизинговые контракты постоянно заключались с теми, кто связан с высшими эшелонами власти. Лучшим примером этого является Николай Злочевский, который занимал пост министра природных ресурсов Украины при Януковиче. Во время пребывания в должности он выдавал лицензии на добычу своей собственной компании, и, несмотря на многочисленные уголовные расследования, успешно избежал всех обвинений, выдвинутых против него.

В январе 2019 года ключевые игроки нефтегазовой отрасли встретились в Лондоне на украинском форуме E&P, чтобы обсудить аукцион по продаже лицензий на 30 месторождений углеводородов на суше. Лицензии, которые будут выданы 6 марта, позволят инвесторам участвовать в соглашениях о разделе продукции с частной собственностью до 70%. Тем не менее, вопросы о доминировании Нафтогаза, фискальном режиме и регулировании оставляли большинство посетителей скептиками в данном вопросе. Участие в аукционе на следующей неделе станет важным индикатором настроений на рынке.

Сегодня только мелкие операторы с высокой степенью терпимости к риску, такие как Trident Acquisitions Ильи Пономарева и международные финансовые институты, такие как ЕБРР, готовы инвестировать в разведку и добычу в Украине, а не в западных странах. Не ожидайте, что это изменится в ближайшее время.

Добывать или не добывать: не в этом вопрос

Читайте такжеПутину уже плевать на КрымВ конечном итоге энергетические ресурсы в Черном море будут добываться и производиться - вопрос в том, кем. Законными бенефициарами нефти и газа на Крымском побережье должен быть украинский народ. У Кремля разные идеи. За пределами Черного моря Украина не может надеяться на развитие внутреннего энергетического сектора, не приведя в порядок свою нормативно-правовую базу. В то же время, необходимо будет найти эффективную стратегию для предотвращения ползучей российской аннексии. Разрушенная войной страна, в которой доминируют коррумпированные государственные монополии, не является привлекательным местом для частных инвестиций.

Ариэль Коэн, американский политолог, специалист по международным отношениям в области безопасности и энергетики регионов Россия — Евразия, Восточная Европа, Ближний Восток для Forbes

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять