Год после Майдана: как изменилось общество и политики

Эксперты рассказали, что дал стране Майдан, и стоила ли революция того, что украинцы получили на данный момент.

Год назад, 21 ноября, после резкой смены курса страны и отказа тогдашнего президента Виктора Януковича от евроинтеграции украинцы вышли на Майдан на мирный протест. Акция переросла в настоящую Революцию Достоинства и масштабные противостояния не только в Киеве, но и по всей стране, которые унесли жизни более сотни человек.

В итоге Янукович со свитой бежали из страны. И в тот момент, когда Украина была наименее слаба и уязвима, когда пыталась оправиться после трех месяцев борьбы, в Крыму под дулами автоматов провели "референдум", после чего произошла аннексия полуострова Россией. Затем взбунтовался Донбасс, восток Украины наводнили российские наемники, а потом и тысячи солдат, война вспыхнула с новой силой и продолжается до сих пор.

Иногда звучит вопрос, а стоило ли то, что украинцы получили в результате Майдана и имеют на сегодняшний день, тех жертв и трагических событий? Опрошенные "Главредом" эксперты убеждены, что – стоило. Политологи и социологи рассказали, что дал народу Украины Майдан, как страна изменилась за год, а также как в результате Майдана изменилось общество и политики.

Ирина Бекешкина

Директор Фонда "Демократические инициативы", социолог

 Ирина Бекешкина:

Если посмотреть результаты социсследования, которое ежегодно проводит Институт социологии, и сравнить общественное мнение прошлого и нынешнего года, то такой скачок редко бывает. Он был после Оранжевой революции, но все быстро вернулось на круги своя. А сейчас – новый скачок: общество стало более консолидированным. Если раньше в обществе сосуществовали равноправные западный и российский векторы - Европейский Союз и Таможенный союз, - то сейчас российский вектор рухнул. Сейчас равноправных ориентаций нет – однозначно преобладает проевропейская ориентация. Частично сохраняется и пророссийская, но она в явном меньшинстве. В будущем парламенте тоже не будет двух равнозначных векторов – парламент однозначно проевропейский.

Также рухнула поддержка нейтрального статуса Украины. Раньше большинство высказывалось за него. Сейчас приблизительно половина населения за членство в НАТО, причем количество приверженцев этой идеи растет с каждым месяцем (в прошлом месяце членство в НАТО поддерживало 44%, а в этом – уже 50%). То есть страна устремилась на Запад, но, безусловно, на этом фоне выделяется Донбасс. Хотя пока что вопрос о НАТО еще делит страну на две приблизительно равные части. Донбасс – и против европейской интеграции, и против членства в НАТО. То есть в любом случае возникнет проблема – что делать с Донбассом? Этот регион сейчас резко отличается от Украины в целом, которая более консолидирована.

Значительно возрос патриотизм, быть гражданином Украины – теперь предмет гордости.

Что касается того, как изменились политики, то я бы сказала, что призрак Майдана теперь будет бродить по политикуму. Теперь всегда будет в сознании политиков идея, что "третий Майдан" возможен. Это будет в некоторой степени связывать руки политикам. Теперь уже не будет так, как было раньше: выборы закончились – обо всем забудьте (то есть период, когда общество могло влиять на политиков, заканчивался с завершением выборов). Сейчас, очевидно, так не будет.

Никогда раньше настолько не обновлялся парламент, как сейчас. Даже, несмотря на то, что туда прошли некоторые одиозные личности. Но такого существенного обновления Рады еще не было, даже после Оранжевой революции. Теперь в Раду вошла когорта молодых энергичных людей из гражданского сектора.

Если говорить о конкретных требованиях Майдана, которые в свое время были зафиксированы нашими социологическими вопросами, то большинство из них было выполнено. Например, из тех, что касались смены власти, смены социальной реальности, не были выполнены два основных. Во-первых, так и не наказаны те, кто во всем этом был виновен. Ведь ничего не сделано! Даже в свое время арестовали тех, кто был виновен в избиении Татьяны Чорновол, сколько об этом писали. И что? Так до сих пор и не было суда. Так никто не ответил ни за репрессии, ни за смерти людей, ни за избиения. Год прошел, и новая власть у нас уже не один месяц. Это уже даже как-то неприлично!

Во-вторых, осталась проблема коррупции. Она не то, что никуда не делась – она стала наглей, потому что люди, чувствуя, что могут потерять должности, наглеют совершенно.

Власть сейчас слабее, чем год назад. Властная структура не устоялась, она очень зыбкая. Поэтому произвола стало больше.    

Сергей Таран

Директор Международного института демократий, глава правления Центра социологических и политологических исследований "Соціовимір"

 Сергей Таран:

За этот год, наконец, появилось понимание того, что Украина должна двигаться в европейском направлении, что ей нужен Европейский Союз, европейские реформы, НАТО. Для нас это цивилизационный выбор. Сейчас впервые в истории независимой Украины мы видим этот выбор общества и увидим его в парламенте. Это – огромный плюс.

Минус состоит в том, что еще не проведены реформы европейского образца, хотя власть имеет все инструменты для этого: у нее есть и большинство в парламенте, и президентские полномочия.

Но, вместе с тем, нужно понимать, что за нынешний один год мы прошли десять лет. И этот год был определяющим в украинской истории, поскольку именно в этот период произошло становление украинской идентичности, пришло понимание того, кто мы есть, куда должны двигаться, какой должна быть наша власть.

Политики пока что не стали более ответственными и эффективными. Однако у них произошел серьезный сдвиг: они все начинают понимать, что власть всегда временна. Нет вечной власти. Это то, на чем погорел Янукович. Безусловно, этого мало для реформ, но это тоже важно. У политиков теперь есть осознание того, что "третий Майдан" может случиться, если не будет реформ.

Несмотря на все, что мы получили на сегодня, Майдан стоило начинать и проводить. Потому что иначе нас бы просто не было. А война затянулась бы на много лет, возможно, она бы не была столь громкой, но она бы велась, и были бы репрессии. Война была бы тихой, исчезали бы активисты, были бы политические репрессии, как и оппозиция, общественные активисты быстро бы попадали в тюрьму. Война началась задолго до Майдана, но она была остановлена, правда, очень высокой ценой. "Закручивание гаек" началось еще до Майдана. Российские агенты тогда были не в ДНР и ЛНР, а в украинской власти (причем те же самые, которые сейчас воюют в ДНР и ЛНР).  

Виктор Небоженко

Директор социологической службы "Украинский барометр", социолог и политолог

 Виктор Небоженко:

Майдан сделал очень много. Это была настоящая радикальная национал-демократическая революция. Она подтвердила, что украинцы имеют такое политическое изобретение как Майдан, который может снять любого диктатора, даже если его поддержит самая агрессивная и большая страна мира – Россия.

Резко возросла активность гражданского общества. В данном случае я имею в виду волонтерское движение, которое зародилось, набрало силу и приобрело опыт именно во время Майдана. Тот факт, что Майдану помогали сотни и десятки тысяч людей, помог нам в какой-то мере остановить агрессию России в Донецкой и Луганской областях. Так что волонтерское движение – один из блестящих результатов Майдана и серьезного внутреннего переустройства украинского общества, которое всегда признавало тезис "моя хата с краю", а теперь мы увидели колоссальный пример солидарности, поддержки Майдана, наших военных большим количеством людей, которые помогают совершенно бескорыстно. Это все – результат тех масштабных изменений, которые произошли благодаря Майдану.

Также важный результат – появление мощной гласности и демократии. То есть власть теперь вынуждена считаться с общественным мнением, с пробужденными массами людей, у которых теперь есть свое собственное мнение, которые постоянно критикуют власть.

Майдан показал, что он возникает не только в случае потребности свержения авторитарной власти, но и по поводу недовольства любой властью, даже тех, кого привел предыдущий Майдан. Теперь любой президент, каким бы жизнерадостным и сладким он не был, любой премьер-министр, что бы он ни говорил нам о реформах, должен знать, что как только его интересы начинают расходиться с интересами Украины, может быть задействован такой инструмент общественного давления, как Майдан. И это относится не только к каким-то профашистским президентам, но и просто к коррупционерам.

Наши политики стали более ответственными, но не в силу европейской сознательности и высокой культуры, а в силу появления у населения такого мощного уникального оружия, как Майдан.

Война замедлила реализацию достижений Майдана и движение Украины – и к Европе, и в плане реформ, и в плане борьбы с коррупцией. В этом смысле Путин добился своего: он на год-полтора создал невероятные трудности для Украины. Но, как говорил Ницше: то, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Надежда Майная

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять