Десантник "Жора": заставить Россию выполнять договоренности можно только "Смерчами" и десантниками

"Скорее всего, конфликт на Донбассе "заморозится", будет второе Приднестровье", – считает десантник.

Десантник

На сайте "Главред" состоялся чат с "киборгом", бойцом 95-й отдельной аэромобильной бригады с позывным "Жора" и его супругой, активистом волонтерской инициативы "Вернись живым" Ириной. Общаясь с читателями, "Жора" рассказал, хватает ли украинским военным техники и оружия, как население Донбасса воспринимает наших военных – как оно приветствует "Правый сектор", и как меняется отношение после пребывания там Нацгвардии, станут ли когда-нибудь украинцы и россияне "братскими народами", а также о комбатах в Раде, донецком аэропорту, фронтовом юморе, мечтах открыть школу десантников и многом другом. В свою очередь, Ирина рассказала о волонтерской работе: что в ней является самым сложным, какие шаги со стороны правительства могли бы существенно облегчить работу волонтеров, помогающих армии, а также каково это быть женой "киборга".

Представляем стенограмму чата с "Жорой" и Ириной.

nat_: Как вы считаете, справедливо ли сейчас поступает киевская власть по отношению к жителям оккупированных территорий Донбасса, которые стали заложниками ситуации, но остаются патриотами и считают себя гражданами Украины? Как им выживать, без пенсий, еды, тепла, элементарных вещей, когда им просто некуда податься и не за что уехать?

Десантник "Жора": Я считаю, что, в принципе, справедливо. Каждый из нас сейчас идет на свои жертвы: бойцы рискуют стать "200-ми" и "300-ми", их родственники и граждане в тылу тоже терпят. Оставшиеся на Донбассе патриоты по-своему отдают свой долг родине. Пока это так, но если они устали, могут выехать на "материк".

Ирина: Я считаю, что этот вопрос не должен быть адресован простой волонтерке и воину. Уместнее это было бы спросить у власти. Как выживать людям на Донбассе? Однозначно, сложно. Но, думаю, Ваш вопрос несколько провокационный, потому что я не в силах решать такие проблемы. "Вернись живым" помогает по возможности всем людям, а те проблемы, о которых Вы написали, должна решать не киевская власть, а украинская.

Dinka: Жоро, скільки ви вже на війні, виникали сумніви – йти чи не йти, та заради чого ризикувати власним життям? Чи плануєте ви ще повертатися в АТО? Хто ви у мирному житті за фахом, плануєте повертатися до старої справи, коли війна скінчиться?

Десантник "Жора": Уже десять месяцев, начиная с марта, мы "тупили" возле Крыма – в Геническе, на Арбатской стрелке. Потом переехали под Доброполье, где началась военная работа. Сомнений не возникало, потому что мой прадед и дед воевали. И я воюю, и мои дети будут воевать с Россией. Да, планирую возвращаться в АТО после отпуска. Я – предприниматель. Возвращаться к прежнему занятию планирую, но буду находить еще время для общественной деятельности.

Dinka: Ірино, з чого і як почалося ваше волонтерство? Ви – сильна жінка, і те, яким надійним тилом ви стали не тільки для власного чоловіка, але й багатьох інших українських воїнів, викликає щире захоплення. Дякую вам!

Ирина: Спасибо Вам! Да с Жоры и началось волонтерство. Пришел в отпуск, познакомил со своими сослуживцами. И, сидя с ними за столом, я сама себе задала вопрос: а что я отвечу нашим детям в будущем, если они спросят: "Когда папа воевал, что делала ты"? И тогда я начала говорить Жоре, что хочу помогать. Он познакомил с ребятами из "Вернись живым". Мы приходили к ним на чай, и очень захотелось быть частью их коллектива. Они – семья, у них тепло, всегда уютно. И у них по-настоящему. Поэтому я рада, что стала частичкой этой "банды". На самом деле, dinka, таких женщин, как я, у нас тысячи: каждая мать, сестра, жена, дочь, у кого мужчины на войне – они все сильные. И все они заслуживают большого восхищения. От меня лично – спасибо.

Dinka: Жоро, чого вам найбільше із побутових і суто людських речей не вистачає під час тривалого перебування у найбільш гарячих місцях на передовій?

Десантник "Жора": Бритни Спирс :).

vfvf999: Давайте пофантазируем, как Вы думаете, выйдут ли россияне на акцию "Прости нас, брат!", встанут ли на колени на Красной площади, как мы хороним своих героев на коленях?

Десантник "Жора": Нет, не выйдут. Не братья они нам.

Десантник

Дима Ковш: Жора, Димон "Европа" передает привет!!!

Ирина: Димон, привет! Маме – огромный привет! И папе!

Janis Leimans: Хватает ли на фронте оружия, техники и амуниции? Как вам кажется, насколько бы помогла вам доставка оружия из стран Европы или Америки? Помогло бы это сохранить жизни военных Украины? Удачи вам!

Десантник "Жора": Стрелкового оружия хватает. Советского образца. Технику нужно пополнять, потому что она имеет свойство гореть. Существенно помогла бы доставка техники из стран Европы, особенно техники, на которой стоят пулеметы и пушки советского образца. Потому что боеприпасов советского образца у нас очень много. А если мы сюда загоним технику НАТОвского стандарта, то для нее придется завозить и боеприпасы, и готовить специалистов для управления техникой. Из каких стран Европы мы можем загонять технику? Из стран бывшего Советского Союза.

Dinka: Багато хто, хто повертався з того пекла, де боретеся за нашу країну ви, говорили, що повністю змінювалися цінности, пріоритети. Як ця війна змінила ваше ставлення до смерті, життя тощо?

Десантник "Жора": Ценности изменились кардинально. Например, сломанный каблук на сапогах жены – это вообще не являтся проблемой. И сломанная машина – тоже не проблема. Как война изменила отношение к жизни и смерти? Да никак. Смерть есть смерть, а жизнь есть жизнь.

Dinka: Запитання до вас обох: а що ви зробите найперше, коли скінчиться весь цей жах, і настане мир?

Десантник "Жора": Будем размножаться.

Ирина: Да, это у нас главная задача: "киборгов" много не бывает. Потому самое важное – маленькие "киборги". Кроме того, очень хочется, когда настанет мир и война закончится открыть школу юных десантников. Это наша семейная мечта, которую мы обязательно воплотим.

Десантник

gf_43: Жоро, як у зоні АТО українських військових сприймає місцеве населення, які у вас враження від зустрічі з ним? Чи є якесь прозріння в їхніх головах, вони припинили вірити в "каратєлєй" та інші страшилки росіян? І тут же друге питання: як ви оцінюєте ймовірність того, що міста цих двох областей – Луганської та Донецької – стануть українськими за своєю суттю, змістом, а не формально? Ви вірите у це, чи цей регіон краще було б "відпустити у вільне плавання"?

Десантник "Жора": Лично мое мнение состоит в том, что 20% местного населения Донецкой области поддерживают Украину, 50% стремятся в Россию, а остальным – пофиг, лишь бы скорее закончилась война.

Сейчас буду говорить непопулярные вещи на примере Авдеевки. "Зачистку" Авдеевки делали "правосеки", их там люди встречали с детьми на улицах и говорили: "Спасибо, наконец вы пришли!". После того, как "правосеки" ушли, на их место пришли нацгвардейцы ставить блокпосты... Через два месяца мы там были проездом, и я поразился, как изменилось отношение жителей Авдеевки к представителям Украины...

Эти две области никогда не будут украинскими по сути. Разве что если туда заселить "бандеровцев"... Но отпустить их в "свободное плавание", я считаю, нельзя.

gf_43: Яким чином, з вашої точки зору, можна змусити Росію виконувати ті домовленості, які вона підписує, та дотримуватися цивілізованих правил гри на міжнародній арені? Ні санкції, ні економічні втрати, ні вщент знищена репутація її не зупиняють - як можна вибудовувати стосунки з такою країною-сусідом, коли вона непередбачувана як психічно неврівноважена людина?

Десантник "Жора": Заставить Россию можно только "Смерчами" и десантниками.

y-grek: Ірино та Жоро, у вас ніколи не складається враження, що доводиться боротися на два фронти: з противником на передовій і з внутрішнім "ворогом", командуванням та керівництвом, яке часто не здатне вчасно ухвалити потрібні та адекватні рішення, надіслати потрібну допомогу?

Десантник "Жора": На гражданке я нахожусь мало, а на фронте к СМИ и Интернету нет доступа. Только – к СМИ ДНР. Но когда приезжаю сюда, смотрю телевизор, понимаю, что и в Интернете, и на телевидении чрезвычайно много нытиков, как со стороны гражданских, так и со стороны военных. Почему я так думаю? К примеру, командиры 95-й бригады и командование батальона никогда не бросали нас. Из любых передряг мы выходили с минимальными потерями. Что касается Генштаба – там не так много моральных уродов, как об этом пишут СМИ.

Ирина: Я не буду столь радикальна, как Жора. Скажу лишь, что у нас всегда проблемы со своевременным принятием решений. Это касается не только армии, но и социальной политики, и экономической политики. Как говорит мой куратор Виталий Дейнега, разбираться будем после, обязательно будем, а сейчас самое главное – всем, кому помощь реально нужна, оказать ее с вашей помощью и нашими совместными усилиями.

Что касается слов Жоры по поводу командиров и нытиков – здесь я осмелюсь не согласиться, потому что 95-я – одна из лучших бригад, где лучшие командиры. Но я знаю реальные истории, когда ребят бросали командиры, а дальше получалось, что мы имеем один, второй "котел". Все должны быть, как командиры 95-й, тогда у нас было бы меньше потерь. Оставлять своих бойцов или нет – от Генштаба не зависит. Это зависит от человека, командира. Буквально позавчера я спрашивала у Жоры: "Что делать бойцам, если они остались одни?" Жора сказал коротко: "Воевать". Но я опять не соглашусь, потому что это – ответ десантника. Но у нас есть механизированные бригады, у которых не настолько развито чувство уверенности в себе, и если командиры их бросают, они становятся, как слепые котята, а в результате – много потерь. Поэтому взваливать всю вину за происходящее на Генштаб и власть, наверное, неправильно. Нужно начинать с себя – как бы я поступил в той или иной ситуации. Если бы было больше таких, как мой Жора, как Ванька "Юнга", как "Енот" – настоящих ребят, которые понимают, что нужно делать, есть ли командиры или нет – не важно, тогда бы было меньше потерь.

Волонтер

Smilik: Прежде всего, спасибо вам обоим за вашу отвагу и самоотверженность! Если позволите, задам вам несерьезный вопрос. Какой фейк российских СМИ об украинской армии, власти и т.д. вам больше всего запомнился? И отдельно вопрос к Жоре - не могли бы вы рассказать какие-то смешные фронтовые истории? Ведь без юмора на передовой не обходится, и он там особенный, лишенный пошлости.

Десантник "Жора": Командующий ВДВ Михаил Забродский не выдает 95-й бригаде награды и ордена, потому что он считает, что мы просто делаем свою работу. И, в принципе, я с ним согласен. Я спалил десять танков одной РПГ не для того, чтобы меня называли "героем" или "киборгом". Я просто делал свою работу.

Мне понравился один фейк СМИ ДНР. Была ротация из аэропорта, мы отошли в Пески отдохнуть, смотрели телевизор. Есть передача на канале то ли "Оплот" то ли "ДНР-ТВ" – "Дневники ополченца". И там один ушлепок рассказывал, как он догонял наш БТР километров 200, пока у бронетранспортера не закончилось топливо. И когда они все-таки БТР догнали, то из него вылез негр, разделся догола и растворился в темноте... Отвечаю, что так и было, можно глянуть на Youtube.

Была такая история. Нам выдали новую форму, но ее никто не носил. Она больше была парадной. Но у "Енотика" повседневная форма сгорела, и он надел новую. В Песках был обстрел, и "Енотик" стоял за забором, где буквально в трех метрах от него пролетела 152–ая мина. Его контузило, он потерял сознание. Когда ребята выскочили, чтобы затянуть его в укрытие, он очнулся и заорал: "Не тягніть! Не тягніть мене! У мене нова форма!!!" И снова потерял сознание.

kud_ia: Доброго дня, пані Ірино! Доброго дня, пан "Жора"! Чи змінило щось суттєво у підходах до врегулювання ситуації на Донбасі та в українському парламентаризмі потрапляння до Верховної Ради військових, комбатів, активістів? Наскільки їхня позиція там почута та врахована?

Десантник "Жора": Спасибо за "пан Жора"! :)

Я считаю, что в парламенте не должны быть комбаты – там должны быть профессионалы, как в любой сфере деятельности, где человек должен знать и понимать свое дело. Депутаты должны разбираться в законотворчестве и юриспруденции. А эти комбаты, которые находятся в Верховной Раде – представители потенциальных вооруженных бандформирований "Донбасс", "Айдар", "Азов" и остальные частные батальоны...

Inga: Жоро, Ірино, якщо оцінювати ситуацію зараз, то як вам видається, чи варто було покласти стільки життів українських воїнів за ДАП, який в результаті якихось політичних домовленостей у підсумку довелося лишити сепаратистам? Чи справедливо це? Дякую.

Десантник "Жора": Была задача – держать аэропорт, и мы его держали. Аэропорт никто не оставлял сепаратистам. Территорию аэропорта контролирует украинская артиллерия, и все подходы к аэропорту сейчас большими силами пытаются "отжать" ВДВ Украины. По той информации, которая есть у меня, если бы мы оставили аэропорт, то мы бы оставили и Пески, и Авдеевку, и всю часть южнее в Донецке, которая идет за терриконы.

Десантник

Ирина: Жора ответил, как военнообязанный человек, радикально. А я отвечу, как женщина, обычный гражданский человек. Я считаю, что это несправедливо, особенно по отношению к тем людям, которые мне звонят, как волонтеру, просят найти своих родственников, и у нас пока нет ответа на их вопросы – как мы можем помочь найти наших военных. Именно поэтому я считаю, что это несправедливо.

Что касается политических договоренностей, я буду солидарна с Жорой, что никто не оставлял аэропорт сепаратистам. Потому что если бы оставляли, "200-х" было бы куда меньше. Пацаны до последнего стояли, даже без крыши стояли. Потому никто ДАП "не оставлял". 

Если бы была договоренность, все бы сели в БТРы и выехали оттуда. А так мы имеем кучу "200-х" в моргах, в ДАПе, которых ищут родственники, но мы им пока ничем помочь не можем.

Инна Дерновая: Большое Вам спасибо за то, что Вы есть. Пусть Вас Бог бережет. Желаю Вам здоровья и огромного счастья. Пока в Украине есть такие люди, нас победить невозможно. Слава Украине! Героям Слава!

Десантник "Жора": Большое спасибо. Нас багато, нас не подолати!

polit_ua: Жоро, наскільки все-таки сьогодні велика загроза виникнення "дебальцівського котла" та повторення другого Іловайська? Чи адекватно діє військове керівництво, аби цього уникнути та зберегти життя нашим військовим?

Десантник "Жора": Наша проблема в том, что у нас каждый считает себя великим стратегом и тактиком. Откуда я, рядовой боец 95-й бригады, могу знать, велика ли угроза возникновения "котла"? С этого начинается все нытье, "все пропало" и "нас сдали".

polit_ua: Жоро, наскільки, по-вашому, об'єктивно та повно українські ЗМІ висвітлюють події на Донбасі? Ви спостерігаєте ситуацію в зоні бойових дій, тож можете сказати - у чому головні невідповідності, перекручування? Чого, якої інформації бракує у наших ЗМІ про війну?

Десантник "Жора": К сожалению или к счастью, я СМИ не смотрю, потому не знаю.

polit_ua: Як гадаєте, чи варто готуватися до прямого наступу російських військ, чи Путін не піде на таке? Багато хто прогнозував загострення ситуації та розгортання масштабних боїв навесні, але ескалація почалася вже зараз; ви погоджуєтеся з прогнозом щодо весни, чи, думаєте, це будуть локальні сутички, диверсії, теракти і т.д.?

Десантник "Жора": Сейчас мы наблюдаем не "локальные столкновения", "диверсии" и "теракты". Сейчас идет прямое наступление российских и пророссийских специалистов на российской технике. Поэтому это и есть война, ту, которую все видели в фильмах. И не надо бояться русской армии – нас багато, нас не подолати.

Ftusia: Ірино! Жоро! Чи багато техніки та корисних речей залишилося в ДАП, зокрема, й тих, що привозили волонтери та небайдужі українці, коли наші воїні змушені були відійти? Чи багато тепер поновлювати таких речей?

Ирина: Уважаемый Ftusia, не могу понять вашего вопроса – какая разница, много ли техники осталось в донецком аэропорту? Там осталось много наших "200-х" – как думаете, это важнее, чем "техника" и "полезные вещи", которые привозили волонтеры? Много ли нужно восстанавливать? Да, много. Но я верю в то, что неравнодушные украинцы опять нам помогут. Как, например, позавчера: пришел человек и выложил на стол 50 тысяч "баксов", без лишних слов и вопросов. Вот это, Ftusia, важно, а все остальное – ерунда!

Десантник

Kinza: Ирина, какие первоочередные задачи сейчас стоят перед "Вернись живым": на что и для кого сейчас собираете средства?

Ирина: Первоочередные у нас, как всегда, задачи обеспечить оптикой ребят, которые находятся на передовой. Остальное – второстепенные задачи: одежда, спальники и т.д. Проект "Повернись живим"

Приват:

5457 0822 3299 9685 Дейнега Віталій

5211 5374 4662 3360 Стократюк Вікторія

Суми від 5000 грн можна особисто, в руки

Контакти:

Гаряча лінія: (044) 455-9986

Графік прийому дзвінків: Пн-Пт з 09:00 до 20:00; Сб з 09:00 до 16:00

Заявки на допомогу від військових:

Олена 068-796-8557

Наші офіси:

Київ, Жилянська, 12а (пн-пт 10:00-19:30, сб 11:30-16:00)

Київ, Гончара, 52

Безготівка:

Отримувач: БО "БФ "Повернись Живим"

ЄДРПОУ 39335366

Печерська ф-я ПАТ КБ "ПриватБанк"

МФО 300711

р/р грн. 26002052736154

р/р USD 26008052740081

р/р EUR 26000052743859

p/p GBR 26000052727444

Ознака неприбуткової установи - 0005

Голова Правління БО "БФ "Повернись Живим" - Тарасова Олександра Станіславівна

Призначення платежу: Благодійна допомога військовим

Kinza: Ирина, правду ли говорят, что с момента начала войны украинцы слегка устали от горя, тревоги, постоянного состояния напряжения и стали жертвовать на нужды наших военных меньше? Вы замечаете такую тенденцию?

Ирина: "Слегка устали", это мягко сказано. Но с нашим народом, с нашей силой духа, с нашей верой в то, что правда и победа будут за нами, жертвовать на нужды не стали меньше. Единственное – есть какой-то процент населения из области "моя хата скраю – нічого не знаю", или "почему я, а не правительство?". Мне лично хотелось бы сказать, что если каждый, каждый (!) сознательный гражданин Украины поможет бойцам, то, поверьте, они вам вернут это вдвойне или втройне – мирным небом над головой и звездным небом ночью. Поэтому такой тенденции я не замечаю.

Kinza: Почему, по-вашему, не удалось отстоять и взять полностью под контроль донецкий аэропорт? Не хватало техники, сил, не хватало должных приказов, помешали "минские договоренности" и политические игры, или по каким-то другим причинам?

Десантник "Жора": Для понимания того, что такое аэропорт: это – старый и новый терминалы, которых уже нет. Что отстаивать и как, если часть аэропорта примыкает к Донецку, а с другой стороны – село Спартак. Пески – наши, шахта возле Спартака – тоже уже наша. Берем Спартак – и мы контролируем полностью донецкий аэропорт.

Десантник

Kinza: Жора, как вы думаете, по каким направлениям в ближайшее время будут больше всего бить боевики, какие точки для них критично важны?

Десантник "Жора": Эти вопросы к генералитету.

y-grek: Ірино, скажіть, яких законодавчих чи політичних кроків з боку влади зараз набільше не вистачає волонтерам, аби полегшилася ваша непроста робота?

Ирина: Очень хотелось бы, чтобы правительство, наконец, раздуплилось и при запланированном на этот год бюджете 50 миллионов все-таки выделило бы на тепловизоры для армии и наладило бы собственное их производство. Специалисты у нас есть. Значение тепловизоров для бойцов нормальный человек и так понимает. От их наличия напрямую зависит успех боя.

y-grek: Жоро, що ви думаєте про мобілізацію, анонсовану лідерами ДНР, в результаті якої вони десятки тисяч людей хочуть призвати? До чого вони готуються, якщо настільки нарощують силу, по-вашому?

Десантник "Жора": Это – понты. Если бы Путин хотел ввести российские войска, он бы их уже ввел официально. Предлог и провокацию можно придумать любую. Или создать искусственно. Например, со "стороны Украины" можно кинуть тактический ядерный заряд. И все.

Pangelina: Чи відчуваєте ви якісь системні зміни в управлінні військовими в зоні АТО?

Десантник "Жора": Конечно, чувствую. Мы воевать, в принципе, не умели – только по книжкам и российским фильмам. Но воевать научился и рядовой состав, и командный. Ну, и генералитет научился, как управлять личным составом и бригадами, так и зарабатывать на этом деньги.

Max Ryapolov: Вопросов нет. Просто спасибо, что вы есть, что "Жора" жив. Спасибо его жене за ее работу. Прорвемся. Быть Добру! ++

Десантник "Жора": ++

Vitaliy Deynega: Ира, у меня и к вам три вопроса: Как это быть женой "киборга"? Почему Жора снова не побрился? И почему вы сейчас не на работе?!!! В офисе без вас тоскливо.

Ирина: Уважаемый Виталий, я Вам скажу, как быть женой десантника. Первое – нужно поддерживать все его решения. Второе – ждать, верить. Третье – если есть такая возможность, стоять за спиной и подавать патроны. Это если глобально. 
А если чисто по-женски, то – прикольно. :))))

Жена

Vitaliy Deynega: Жора, у меня три вопроса: ты когда побреешься? В чем смысл жизни? И почему ты сейчас без берета? :)

Десантник "Жора": :))))

Pangelina: Як ви думаєте, чи можливо суттєво ускладнити постачання терористам зброї та боєприпасів з Росії, якщо, наприклад, знищити у потрібних місцях залізничне полотно, мости і т.д.?

Десантник "Жора": Как я уже говорил, в командовании ВСУ много нормальных офицеров. Если вы чего-то не знаете, то это не значит, что этого нет. Мосты и железнодорожное полотно взрывается периодически, а они, ушлепки, их восстанавливают.

Pangelina: Як ви думаєте, наскільки можна довіряти інформації від Олег Ярчука, на яку посилаються наші інформаційні сайти, про кількість знищених військових Росії?

Десантник "Жора": Я не знаю, кто такой Олег Ярчук. Но когда я звонил жене из зоны АТО, она мне как-то говорила, что по телевизору передают о 200-300 штуках русских военных "200-ых". Я таких потерь не видел своими глазами, но поскольку у нас война артиллерии, то, в принципе, такие потери, о которых говорят украинские СМИ, возможны. Потому что профессионализм наших корректировщиков, как на "передке", так и в тылу врага, заслуживает восхищения. Видел лично, как работает корректировщик из тыла врага.

Pangelina: Дякуємо, що ви є. І що ви живі. Мине час, і саме на вас та на ваших побратимів будуть рівнятися наступні покоління!

Десантник "Жора": Спасибо. Однако хочу отметить, что участник АТО – это не панацея. Если он воевал, это не значит, что он в любом случае нормальный человек. Как это ни прискорбно, но на фронте встречаются разные личности, которые по приезду домой будут злоупотреблять этим статусом.

Десантник

slava_tur: Георгий, поражаюсь вашему мужеству, но зачем воевать за люмпенов? Неужели не понятно, что на Донбассе остались только люмпены, которые не способны на изменения? Это – "совки", непосильная тяжесть для реформы страны! Да и убийства прекратятся с обеих сторон. Как сказал Портников: "Украина там, где украинцы!" На Донбассе остались не украинцы, там остались "совки". Я не желаю воевать за люмпенов и вас прошу – не подрывайте Украину. Путин мечтает "всучить" их нам обратно!!!

Десантник "Жора": Меня зовут не Георгий, "Жора" – это позывной. 

Если обобщить, то там, действительно, остались одни маргиналы. Но буквально неделю назад я встретил человека, который немного изменил мое мнение о жителях Донбасса, оставшихся там. У нас села батарея в навигаторе, и мы заблудились, заехали в село около часа ночи. Шла какая-то тень впереди, я решил остановить и поприкалываться, спросить, есть ли в селе сепаратисты. Это оказалась бабушка, которая очень похожа на мою – такой же "божий одуванчик". Она сказала: "Синку, немає тут нікого. Залишилася я та ще пара таких старих калік". Я офигел. Предложили ей еду, сухпай, тушенку, медикаменты. Сказала, что "їсти поки що є в погрібі". Вот ради этих "одуванчиков" не стоит обобщать все население Донбасса.

Вадим Сухоруков: Понимаете ли Вы, что воюете за неправое дело?

Десантник "Жора": Исходя из формы поставленного вопроса, я могу сделать вывод, что Вы – человек образованный, а если Вы образованный, то должны знать историю России. Далеко ходить не надо: Нагорный Карабах, Приднестровье, Грузия, а теперь – Донбасс и т.д. Если мы не остановим.

vfvf999: Уже год депрессия. Слезы не высыхают. Ложусь спать с надеждой, а просыпаюсь в дерьмовом "ДНРе". Не уеду. Дом не отдам. Летом уезжали – дом два раза грабили. Надо как-то учить и кормить двоих студентов. Когда же это кончится? Я ведь не ходила на референдум. И даже за Януковича не голосовала. Дай Бог терпения, а Вам – здоровья и долгой жизни!

Десантник "Жора": Дай Бог и Вам терпения и долгой жизни.

Pilgrim: Ирина, когда закончится война, будете ли вы заниматься общественной деятельностью? И что для вас самое сложное в работе волонтера на данный момент?

Ирина: Да, буду, однозначно. Потому что я хочу жить в другой стране и верю в то, что своей работой как-то ее изменю. Что самое сложное? Встречаться с безразличием людей. Вот вам параллель: сегодня (5 февраля, – авт.) были похороны Кузьмы, и сегодня Жора был на похоронах своего боевого товарища. Пусть земля им будет пухом! Но смерть Кузьмы взбудоражила всю общественность, шокировала. Каждый второй говорит, что не верит, что его больше нет. Я выросла на песнях "Скрябина", и мне очень жаль, что такого человека нет с нами. Но вернемся к общественности: каждый день на фронте есть "200-е", и люди не выходят на Майдан Независимости, не ставят их фотографии, свечи. Это не вызывает у людей шока – это безразличие. Не мой брат, не мой муж, не мой знакомый - и слава Богу. Вот это самое сложное в волонтерстве. А все остальное – это приятная работа, с приятными, чудесными людьми. И ты понимаешь, что вместе рано или поздно мы сделаем все хорошо.

Волонтер Ирина

Pilgrim: Не возмущает ли вас то колоссальное несоответствие между Донбассом, где идет реальная война, где каждый день гибнут люди, где жесткие обстрелы, и остальными городами Украины, где, как ни в чем не бывало, люди ходят в кафе, кино, развлекаются, живут обычной жизнью, будто рядом и нет войны? Не является ли безразличие основной массы людей в тылу одной из основных проблем, которые тормозят приближение мира?

Ирина: Да, совершенно верно. Вы совершенно правы. В предыдущем вопросе я отчасти ответила на Ваш вопрос. К сожалению, это реальность. 

Нельзя запретить детям веселиться. А у детей есть родители, а у них есть бабушки... И, да, они веселятся. Однозначно, не надо сидеть в трауре и плакать. Нужно понимать, что происходит в нашей стране, и пытаться что-то изменить.

Расскажу одну историю. Новогодний корпоратив. Клуб "Диско Радио Холл". Звучит песня "Воины света". Как думаете, что должна делать понимающая ситуацию в стране молодежь? Мое мнение – просто постоять и помолчать. Кто знает историю песни, тот меня поймет. А я наблюдала следующую картину: пьяные парни, преимущественно не украинцы, плясали на всю катушку. И наши девушки их поддерживали. Вывод: многим нас*ть на происходящее в стране.

Десантник

Ingeborga: Как бы вы на сегодня оценили соотношение сил – наших и противника? Понимаю, что вы можете судить только субъективно, исходя из того, что наблюдали лично в боях, но все-таки, каково ваше мнение по этому поводу?

Десантник "Жора": У них намного больше техники. Но у нас тоже есть резервы. Взамен той техники, которую мы им палим (а палим мы ее много), приходит другая. То же самое и у нас: взамен той техники, которую мы теряем, из резервов приходит другая техника. Это для тех, кто говорит – почему на складах простаивает техника, почему не отправляют ее на "передок" и т.д. Это – резерв. Если судить по практике, на одно направление россияне выставляют от трех до десяти танков, и мы выставляем соответствующее число. Дальше все зависит от профессионализма экипажа и профессионализма расчетов ПТУРов. Как известно, если уничтожим тяжелую бронетехнику, дальше дело за малым.

vfvf999: После победы Путин будет "приятно" удивлен, сколько людей Донбасса за Украину! Просто сейчас здесь простому человеку без автомата голову поднять нельзя. Все затаились. Никто не хочет просто так получить пулю в лоб или сидеть в подвале. Если военных меняют, то гражданских нет. Никто на танки с палками не побежит. У всех семьи, дети. И, тем более, здесь очень развита агентурная сеть – сразу пуля или подвал. Но патриотов много. Люди ждут Украину. Но эти подонки сами не уйдут. Кто посмелее из местных, тот ушел на фронт защищать Родину или же тут помогает, чем может. Но если Вы нас здесь бросите, "заморозите", патриотов будет все меньше и меньше... Слава Украине!

Десантник "Жора": Лично я считаю, что, скорее всего, конфликт "заморозится", будет второе Приднестровье. При этом очень много людей уйдет из ВСУ, особенно из числа мобилизованных, и перейдут в партизаны в состав любой группировки ("Правый сектор" или другие идейные). Надеюсь, рано или поздно регион "отожмем" обратно.

Ingeborga: Вы верите, что россияне и украинцы когда-то станут вновь "братскими народами"? И еще, думаете, беда – именно в Путине, а не самих россиянах; вот уйдет с престола Путин (никто же не вечен), думаете, они не изберут кого-то еще более сумасшедшего?

Десантник "Жора": Все понимают, что народ – это, грубо говоря, стадо. И кому-то нужно этим стадом управлять. Если скинут Путина или он умрет, с*ка, и придет другой, более лояльный, с неимперскими взглядами, то, может быть, через N-ное количество лет мы призабудем войну, но не забудем наших пацанов.

Ирина: За последний год россияне нам столько горя принесли. Я всегда относилась к ним, не могу сказать, как к братьям, но как ко всем остальным народам – чехам, словакам, полякам. Но этой боли сейчас так много, что я со своими лояльными взглядами не уверена, что когда-нибудь мы им это простим. Я знаю, что там есть нормальные адекватные простые люди. Но я помню с детства, если я целый месяц приносила хорошие оценки и только раз плохую, то папа меня очень сильно наказывал, и у меня всегда возникал вопрос – почему, ведь целый месяц я приносила хорошие оценки? На что папка мне отвечал: "Ты сделай хоть миллион раз хорошо, а только раз – плохо, и о тебе будут думать плохо". Потому нельзя забывать о тех пацанах, которых уже нет с нами.

Десантник

Сергій Савченко: Що ви можете сказати про волонтера Віталія Дейнегу? Яка він є людина? Чи можна йому довіряти? Чи не впіймав він часом зіркової хвороби?

Десантник "Жора": Дейнега очень много нам помог, и благодаря его работе я жив. Виталий нам привез тепловизор, который потом сгорел – он привез второй... И я ему очень благодарен за это. "Звездная болезнь"... Может, и появилась, но она обоснованная. Уверен, я не встречу в Украине военторга под названием "Военторг имени Дейнеги" (имею в виду, что после войны наши военные не понесут на рынок то, чем их обеспечили волонтеры).

Ирина: Я не так давно знаю Виталика, но я с ним однозначно на одной волне. За не очень долгое сотрудничество я могу с уверенностью сказать, что мы понимаем друг друга. Как координатор, он всегда ставит четкие цели, что для меня является важным в работе. Он добрый, где-то рассеянный, но это ему идет. Можно ли ему доверять? Я думаю, что те суммы, которые приходят на благотворительность, говорят сами за себя. Ему доверяют, а вместе с этим доверяют всем нам, его команде.

Относительно "звездной болезни", я знаю, что Виталик хочет, чтобы это все поскорее закончилось, и он стал снова обычным программистом, чтобы не было миллиона звонков в день, а только один в будущем – не забыть забрать ребенка из садика. Жора сказал, что благодаря ему, он жив. А от меня лично, от сестры и мамы Жоры хочу сказать спасибо Виталию и Вам, Сергей, тоже.

Фото Виктора Ковальчука

Сейчас вы просматриваете новость «Десантник "Жора": заставить Россию выполнять договоренности можно только "Смерчами" и десантниками». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять