Задержание ГРУшников: как это может использовать Украина?

Эксперты рассказали, что Украине дальше делать с задержанными на Донбассе российскими военнослужащими.

Россия по-прежнему открещивается от российских военнослужащих на Донбассе. Даже несмотря на последний факт задержания в Луганской области военнослужащих 3-й бригады спецназа ГРУ Генштаба ВС РФ из Тольятти — капитана Евгения Ерофеева и сержанта Александра Александрова. И даже несмотря на показания россиян, обнародованные СБУ. Среди прочего Александров рассказал, что они зашли на территорию Украины 26 марта нынешнего года в составе второго батальона в количества 220 человек.

В Кремле в ответ на все приведенные факты и доказательства настаивают: российских военных на Донбассе нет. В частности, об этом в который раз заверил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. В свою очередь российское министерство обороны назвало задержанных в Украине бывшими военными, настаивая на том, что "на момент задержания они не являлись действующими военнослужащими Вооруженных Сил РФ".

Ссылаясь на уже озвученную реакцию российской стороны, опрошенные "Главредом" эксперты отметили, что не верят в то, что даже после приведенных неоспоримых доказательств присутствия российских военных на территории Украины и их участвия в военных действиях на Донбассе, Россия наконец-то признает этот факт. Кроме того, эксперты рассказали, как, по их мнению, в данной ситуации должна поступить Украина с задержанными, а также как она может и должны использовать эту историю.  

Сергей Таран

Директор Международного института демократий, глава правления Центра социологических и политологических исследований "Соціовимір"

 Сергей Таран:

Россия не признает присутствия своих военных на территории Украины при любых обстоятельствах, даже в этом случае. Так будет до тех пор, пока Путин у власти.

Но кое-что Украина может сделать. Думаю, что с задержанными можно поступить так. Во-первых, их должен ждать честный и максимально публичный суд с привлечением журналистов, международной общественности, представителей правозащитных организаций. Публичный и честный суд — это задача номер один.

Во-вторых, нужна демонстрация миру задержанных людей и максимально публичная кампания при участии дипломатических кругов, чтобы мир видел и понимал, что здесь происходит.

В-третьих, нужно создать такие условия, чтобы остальные российские военнослужащие, которые воюют на территории Украины, могли понять: если они здесь попадут в плен и не совершили тяжких преступлений, им могут предоставить убежище и возможность пребывать в Украине. Эта информация должна быть максимально широко распространена, чтобы об этом знали и в России. Эта история — как раз тот пример, который демонстрирует, как Россия отказывается от своих солдат. Нам же нужно показать, что в Украине тем, кто не совершил тяжких преступлений, может быть предоставлено убежище, чтобы они знали, что здесь иное отношение к военнослужащим, даже если они пришли в эту страну таким путем.

Этих задержанных также можно обменять по принципу "всех на всех", включая Надежду Савченко. Но — только после суда!

Юрий Якименко

Заместитель генерального директора — директор политико-правовых программ Центра Разумкова

 Юрий Якименко:

Факт задержания российских военных в Украине уже используется, и делается это в двух направлениях. Первое — эти реальные факты участия российских регулярных войск в военных событиях на территории Украины для мира стали очередным подтверждением того, что и так является очевидным. В условиях, когда Россия продолжает отрицать присутствие и участие своих военных в конфликте, такие истории являются важным аргументом, и таких аргументов много не бывает. Это элемент усиления позиций Украины в плане получения международной поддержки, сохранения ее на должном уровне и усиления при необходимости.

Второе — что делать дальше с задержанными военнослужащими, как можно решить этот вопрос процедурно? Безусловно, эти люди причастны к совершению военных преступлений, осуществлению террористической деятельности и гибели украинских военнослужащих. Поэтому, прежде всего, они должны быть привлечены к ответственности согласно украинскому законодательству. Так что их ждет суд и вынесение приговора по обвинениям, которые будут предъявлены. А дальше, когда будет вынесен приговор, могут быть варианты: каким образом и где будут эти военнослужащие отбывать наказание, если оно будет предусмотрено. Если на территории России, то возможен вариант, что их могут обменять на украинских граждан, которые осуждены в России или пребывают там без суда и следствия. То есть задержанные российские военные могут быть использованы для того, чтобы освободить украинцев из российского плена.

По первой реакции России на эту историю мы уже увидели, что она ищет любые уловки, использует подлог фактов (того, что это военнослужащие, которые раньше служили в российской армии, а сейчас — нет), чтобы не признавать, что российские военные есть на территории Украины. То есть, по словам российской стороны, выходит странно: эти люди только что служили в российской армии, а как только попали в плен — уже не служат в ней. Россия будет пытаться сделать все, чтобы и дальше отрицать факт того, что в Украине воюют ее регулярные войска с личным составом, боевой техникой и т.д. Потому полагать, что Россия будет заботиться о судьбе задержанных, что она изменит свою позицию — наивно. Этого не стоит ждать. Для России ее граждане и этот конфликт, как показывает опыт, ничего не значат.

Павел Рудяков

Директор информационно-политического центра "Перспектива"

 Павел Рудяков:

Вероятность того, что после этого случая Россия признает присутствие своих военных на территории Украины, минимальна. Думаю, РФ этого не сделает, так как уже можно судить по реакции руководства министерства обороны России.

Как Украина может использовать эту историю, зависит от того, какая преследуется цель. Если мы стремимся к наращиванию конфронтационного уровня и продолжению конфликта с Россией вплоть до, не дай Бог, начала открытой объявленной и признанной войны, тогда задержанных нужно использовать так, как сейчас предлагают некоторые политики: провести открытый суд, предъявить соответствующие обвинения, выслушать их выступления, растиражировать это.

Если же мы хотим отказаться от конфронтации и начать поиск возможностей для возобновления диалога с Россией и перехода в новую эпоху, которая настанет после войны (со страной-соседом все равно придется как-то жить, контактировать, ведь "Стена" — это хорошо, но все равно придется поддерживать контакты), тогда на этом случае не должны бы были акцентировать внимание. Да, это случилось, это известно, но постепенно это стоило бы выводить за пределы информационного пространства.

Также задержанные российские военнослужащие могут быть использованы для обмена на украинцев, которые удерживаются в России. Если выбрать такой вариант, тогда тоже необходимо вступать в диалог с россиянами, в процессе которого нужно выяснять, какого поведения от нас они ждут, а мы — от них. Если бы выбрали этот вариант, то так бы не педалировали факт задержания российских военных, а тихо бы вели переговоры об обмене.

Пока что складывается впечатление, что украинское руководство склоняется к конфронтационному варианту — у нас наращивается шумиха вокруг этой истории.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять