Оккупация Сирии, или Почему Эрдоган идет на войну

Эрдоган может сделать в Сирии то же самое, что когда-то Израиль сделал на юге Ливана.

Турецкое вторжение на территорию Сирии, которое вначале объяснялось стремлением выбить сторонников "Исламского государства" из занятого ими города Джараблус, понемногу перерастает в самую настоящую войну. Причем войну, привычную для Турции — турецко-курдскую. Именно против курдских "Отрядов народной самообороны" воюет сейчас турецкая армия. И именно в боях с ними — а не в боях с отрядами ИГИЛ — турецкие военные понесли первые потери.

В Анкаре утверждают, что хотели бы помешать курдским отрядам создать "коридор" от Ирака до Средиземного моря, что будет означать окончательное разделение Сирии. Но примечательно, что в чистоту сирийских намерений не верят ни в администрации диктатора Башара Асада, ни в руководстве курдской организации "Сирийские демократические силы". И те, и другие обвиняют Эрдогана в стремлении оккупировать территорию Сирии. И, возможно, оказываются не так уж далеки от истины.

Эрдоган может сделать в Сирии то же самое, что когда-то Израиль сделал на юге Ливана. В критической ситуации конфронтации между различными политическими силами и общинами этой страны Израиль ввел свои войска в Ливан и затем передал контроль над занятой территорией христианской милиции. По крайней мере, на израильско-ливанской границе долгие годы сохранялось спокойствие.

Но Эрдогану добиться такого же результата будет не так просто потому, что по ту сторону израильско-ливанской границы жили евреи, а по эту сторону турецко-сирийской границы живут…опять курды. И поражение в Сирии может привести к радикализации настроений среди курдов в самой Турции.

Впрочем, вполне возможно, что этот вопрос обсуждал в Анкаре президент иракского Курдистана Махмуд Барзани, который находился в Турции практически одновременно с американским вице-президентом Джо Байденом. Дело в том, что курды, которые воюют в Сирии, и курды, которые обеспечили стабильность в иракском Курдистане, принадлежат к различным политическим силам. Поражение радикалов может быть выгодно Барзани — но только в том случае, если в Турции возобладают умеренные настроения. А это тоже во многом зависит от позиции президента Эрдогана, пока что не проявляющего интереса к диалогу с курдскими политиками.

Создание турками собственной зоны безопасности в Сирии может иметь и далеко идущие последствия для российского присутствия. Укрепление позиций сирийской оппозиции, с которой воюют и Асад, и Москва, сделает бессмысленной борьбу за Алеппо и поставит точку на попытках Асада вернуть контроль над страной. А следовательно, исчезнет логика российской военной операции — если только Путин не захочет воевать с Эрдоганом напрямую. Но если не захочет — а Эрдоган укрепится в Сирии — то Путину неминуемо придется уйти.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...