Владимир Борейко

Директор Киевского эколого-культурного центра, эколог, Заслуженный природоохранник Украины
17 ноября 14:00

     

Читать ответы
  • В Верховной Раде зарегистрирован законопроект № 6598 о защите животных. Что вы о нем скажете?
    В настоящее время в Верховной Раде имеется около 20 законопроектов о защите животных и жестком обращении. К сожалению, большинство из них направлено на решение отдельных проблем и зачастую непрофессионально подготовлено. Законопроект № 6598 был разработан по инициативе народного депутата Украины, члена комитеты по экологии Верховной Рады Павла Дзюблика. Над ним зоозащитные и экологические организации работали около полугода. Он вносит более 40 дополнений в десяток законов Украины, касающихся защиты животных от жестокого обращения и охраны редких животных. Например, он запрещает коммерческое фотографирование с животными в городах, использование таких жестоких методов дрессуры в цирках как электрошок, огонь, удары, голодовка, запрещает убивать и калечить беспризорных и домашних животных, запрещает использовать на притравочных станциях барсуков, кошек и хорей, запрещает содержать в ресторанах и подобных заведениях медведей, волков, крокодилов. И самое главное — он вводит административное наказание за нарушение действующего закона о защите животных. Раньше за нарушение статей данного закона наказания не было, поэтому этот закон не работал. Это очень важный и комплексный закон. Я принимал участие в его разработке и благодарен нардепу Павлу Дзюблику за инициативу его разработки и за то, что он взял на себя тяжелое бремя сделать этот законопроект законом.
  • Как вы относитесь к идее абсолютной заповедности?
    Инициаторами этой идеи были немецкий природоохранник Гуго Конвинс и российский зоолог, профессор Григорий Кожевников. Эта идея предполагает режим полной неприкосновенности для охраняемых природных территорий. В международной практике такие территории получили категорию І-А. Это заповедники, заповедные зоны и заповедные урочища. Они есть во всем мире, в том числе и в Украине. Именно они являются самой эффективной формой природно-заповедных объектов. К сожалению, современный директорский корпус украинских заповедников и национальных парков в своем большинстве крайне консервативен и привык использовать заповедники и национальные парки как место заготовки леса, сена и рыбы. Поэтому они встречают эту международно признанную идею в штыки. Против нее выступают и некоторые чиновники, что странно, Министерства экологии Украины, например, работник природно-заповедного департамента Григорий Парчук, который против того, чтобы в заповедных объектах была запрещена охота. Но мы идем в Европу, а в Европе идея абсолютной заповедности давно признана.
  • Почему в Украине высыхают леса и массово распространяется короед?
    Размножение короеда и массовое высыхание лесов — это дело рук лесников. Во-первых, они уничтожают леса вдоль водоемов, из-за чего реки и озера сохнут, падает уровень грунтовых вод, и начинает сохнуть сосна и другие породы деревьев. Во-вторых, они оставляют массу порубочных остатков на местах рубок леса, где размножается огромное количество короедов. В-третьих, вместо природного срубленного леса они сажают монокультуру сосны, которую очень любит короед. В-четвертых, во время рубки леса они оставляют много порченных живых деревьев, которые тут же превращаются в пищу для короеда. В-пятых, после сплошных санитарных рубок оставшийся вокруг рубки лес подвергается излишнему солнечному влиянию, морозу и ветру, начинает болеть и опять становится жертвой короедов. Однако лесники используют короедов как «дымовую завесу» для того, чтобы проводить в Украине сплошные массовые санитарные рубки, как это делалось во времена Януковича. И если общество не даст им жесткий ответ, то мы в будущем лишимся леса.
  • Как вы оцениваете деятельность министра экологии Остапа Семерака?
    Министров я оцениваю не "за глаза", а за результат. Я пережил уже 13 министров экологии, из которых Семерак — лучший. Эффективность его работы объясняется тем, что он пользуется поддержкой экологической общественности. Например, вместе с экологической общественностью ему удалось добиться разработки и принятия новых Санитарных правил в лесах Украины, куда были впервые введены экологические стандарты и нормы. Вместе с экологической общественностью ему практически удалось занести лося в «Красную книгу». Я думаю, в ближайшие дни он подпишет приказ о внесении лося в «Красную книгу». Это был очень тяжелый бой с охотниками, однако Семерак вместе с экологическими организациями его выиграл. Однако проблема министра заключается в том, что у него очень слабые директора многих заповедников и национальных парков, а также многие сотрудники аппарата министерства. Например, директор Ужанского национального парка Биркович дошел до того, что не впускает в свой парк на проверку экологическую инспекцию. Именно эти люди тормозят экологические реформы, которые хочет проводить министр Семерак.
  • Правда ли, что численность зубров уменьшилась из-за того, что их занесли в Красную Книгу?
    Это — фейк, придуманный охотниками для того, чтобы дискредитировать идею внесения лося в «Красную книгу». Мол, зачем вносить лося в «Красную книгу», если внесли туда зубра, а его численность упала? История с зубром была такая. В 1992 году в Украине его насчитывалось 720 голов. Украина тогда занимала второе место в мире по численности зубров. В том же году было утверждено положение о коммерческой охоте на зубров под видом селекционного отстрела, а также цены за охоту на зубров самцов, самок и даже маленьких зубрят в размере 3-5 тысяч гривен. Через несколько лет зубр был внесен в «Красную книгу», однако данные документы не были отменены. Поэтому охота на него продолжалась до 2007 года, когда нам удалось при поддержке Генеральной прокуратуры Украины отменить данные подзаконные акты, разрешающие охоту на зубра, уже внесенного в «Красную книгу». Однако за 15 лет охотники успели отстрелять (вместе с приплодом) около тысячи зубров. У меня об этом написана целая книга. Численность зубра к 2007 году снизилась до 180 голов. В некоторых областях — Ровенской, Ивано-Франковской, Черниговской — зубр был уничтожен полностью. В 2008 году охота на зубра была закрыта в Украине, и его численность стала постепенно расти. Если в 2007 году его было 180, то в 2015-ом — уже около 250 голов. Эта история говорит о двух вещах. Во-первых, охота — это всегда истребление животного, а занесение в «Красную книгу» — это всегда его спасение, благодаря которому он начинает увеличивать свою численность. Я уверен, когда лося официально внесут в «Красную книгу» и прекратят на него охоту, его численность тоже начнет расти. Например, у наших соседей — поляков — благодаря мораторию на охоту на лося, численность этого животного за 17 лет возросла с 2 тысяч до 30 тысяч голов.
  • Насколько эффективно в Украине борются с браконьерами, как с явлением в целом? Чем промышляющие браконьеры процветают в Украине? Что мешает свести эту проблему к минимуму?
    Эффективной борьбы с браконьерством в Украине нет. По моим предварительным подсчетам, латентность (раскрываемость) браконьерства составляет всего 1%, то есть из ста браконьеров задерживается всего один. Конкретный пример: за последние две недели я два раза был в ночных рейдах. В первый раз браконьеры незаконно охотились с вышки, второй раз — охотились из-под фар на зайцев по полю. По моим подсчетам, в Украине около 6 миллионов рыбных, охотничьих, цветочных и лесных браконьеров. Практически все сельское мужское население занимается браконьерством. К сожалению, экологическую инспекцию в Украине практически уничтожили, сократили количество ее работников в несколько раз — до двух тысяч, отобрали оружие, лишили возможности проводить дознание, держат на низкой зарплате (около 3-4 тысяч гривен), не снабжают необходимой материальной базой, не выделяют деньги на бензин. О каком контроле может идти речь? Еще хуже положение в рыбном патруле.
  • Некоторые специалисты из отечественных институтов уже год как говорят, что в Чернобыльской зоне за 10-километровым кольцом земля вполне очистилась, и на этой территории уже можно вести хозяйственную деятельность. Разделяете ли вы такие оценки и такой оптимизм?
    Это мнение мне известно. Оно куплено хозяйствующими субъектами, которые хотят залезть в Чернобыльскую зону и получать прибыль от продажи природных ресурсов. Но еще из школьных учебников по физике и химии ясно, что период полураспада многих радиоактивных элементов составляет сотни тысяч лет. И это только полураспад. Поэтому Чернобыльская зона — навсегда.
  • По вашим наблюдениям, есть ли у нынешней власти понимание того, что решение экологических проблем должно быть одним из приоритетов государственной политики? Лучше ли она в этом плане по сравнению с экологическими чиновниками времен Януковича?
    При Януковиче происходила резкая деэкологизация украинского природоохранного законодательства. Например, был принят закон, которым закрывались областные управления Минэкологии Украины, в результате министерство оказалось без рук и практически не может работать. В настоящее время такого активного процесса деэкологизации законодательства нет. Однако все равно правительством Гройсмана принимаются антиэкологические решения. Например, недавно была закрыта система санитарных станций. Два года назад закрыли природоохранную прокуратуру. Недавно правительство отменило принятые еще при советской власти допустимые нормативы загрязнения, однако своих — не разработала и не утвердила, что будет способствовать загрязнению воды и воздуха. Я думаю, что за эти вещи Гройсману нужно ответить.
  • Про Чорнобиль у нас зазвичай згадують тільки ближче до річниці трагедії, та й то озвучуються якісь суто прокольні речі. Розкажіть, наскільки насправді заходи захисту в зоні відчуження сьогодні відповідають нормам безпеки?
    Да, я согласен — о проблеме Чернобыля вспоминают  только во время очередной годовщины трагедии. Более того, строительство «могильника» для ядерных отходов, референдум о котором не проводился, напоминает мне схему, существовавшую в советские времена: сверху «спускается» план по строительству Чернобыльской АЭС, которая потом взрывается. Сейчас на том же месте «спустили» план по строительству «ядерного могильника», который тоже может взорваться с еще худшими последствиями для Украины и соседней Беларуси.
  • Наскільки безпечним для людей та навколишнього середовища буде ядерний могильник, який почали будувати в Чорнобилі, аби звозити туди вже за пару років відпрацьоване паливо з українських АЕС? Чим ризикований цей проект?
    Во-первых, даже любое строительство многоэтажного дома обязано проходить общественное обсуждение. Здесь же строят «ядерный могильник», а его ни с кем не обсуждали — ни с жителями Иванковского и Вышгородского районов, ни с жителями Киева. То есть, нарушены демократические принципы существования правового государства. Во-вторых, не учтено мнение соседней Беларуси, согласна ли она на такое "соседство". В-третьих, любые «ядерные могильники» взрываются, там могут происходить различные аварии с выбросом радиоактивных веществ. Например, в 1957 году в России в Челябинской области произошел взрыв хранилища ядерных отходов в Кыштыме. Сейчас там — радиоактивная зона вроде Чернобыля. Огромная территория уничтожена, погибли тысячи людей. Второй пример — 1990 год, город Киев. Могильник радиоактивных веществ в Пирогово. В результате аварии произошел выброс радиоактивного трития. С данного места трагедии были выселены сотни людей. Где гарантия, что в чернобыльском «могильнике» не произойдет то же самое? Дальше — все страны, которые играются с "мирным атомом", построили «могильники» для ядерных отходов подальше от столицы и других крупных городов. Например, французы — на одном из островов в океане, американцы — в пустыне, русские — в Сибири. И только мы строим «ядерный могильник» в 70 км от столицы Украины — Киева. Еще раз «спасибо» за это правительству Гройсмана.