Дуэт "Анна-Мария": любые спекуляции артистов на теме войны — некорректны

"Украинским артистам не хватает свободы. Хотелось бы не бояться, что твоя музыка окажется неформатной", — рассказали участницы дуэта.

Анна-Мария

На сайте "Главред" состоялся чат с победителями телепроекта "Шанс", финалистами шоу "Голос країни", победителями международных конкурсов в Италии, Германии, Франции и Израиле, Заслуженными артистками Крыма, дуэтом Анна-Мария (Анной и Марией Опанасюк). Общаясь с читателями, они рассказали, должен ли артист оставаться вне политики, если в его стране вооруженный конфликт, или же должен проявлять свою позицию, почему для них неприемлем пиар на теме войны, с какими проблемами сталкиваются молодые украинские исполнители в начале своей карьеры, поехали бы сейчас с концертом в Москву, если бы позвали, а также о "дефиците доверия" к украинским артистам в нашем обществе, о сотрудничестве с Кузьмой "Скрябиным" и знакомстве с группой Scorpions.

Представляем стенограмму чата с участницами дуэта "Анна-Мария".

k.koncertt: Вас недавно украли с концерта. Как вам удалось освободиться?

Анна: Недавно мы выступали на концерте на Певченском поле. Это был большой фестиваль, который мы открывали. Под сцену приехала команда байкеров. Мы и сами ездим на мотоциклах. И на финальной песне они подают знак — мол, садитесь к нам. И мы, недолго думая, спустились и сели к двум симпатичным мотоциклистам, продолжая петь песню. Они сделали почетный круг вокруг сцены, а песня продолжалась. Люди думали, что нас увезут. Публика это встретила восторженными аплодисментами. Нам это понравилось — ехать на мотоцикле и петь. Ребята, в итоге, вернули нас на сцену.

k.koncertt: Какие песни войдут в ваш новый альбом? Чем порадуете?

Мария: Для нас является большим событием выход первого альбома. Большинство песен будут новыми, нигде ранее не звучавшими. Это будут премьеры. Их также можно будет услышать на концерте 11 июня в клубе "Атлас". Концерт, в том числе, посвящен и выходу альбома. На концерте также прозвучат и уже известные песни, например, "Твоє місто". Приглашаем всех на концерт! Это будет шоу, в котором каждый зритель будет участвовать.

Karlson: Какая порода собаки?

Мария: Когда мы публиковали анонс этого чата в Фейсбук, мы выложили фото с собакой, где одна из нас с букетом сирени. Там спросили: кто на фото — Анна или Мария? Какая порода собаки? Кто подарил сирень?

Анна: Алабай.

Karlson: Кто подарил букет сирени?

Мария: Папа.

Karlson: Кто на фото: Анна или Мария?

Анна: Мария.

Karlson: И что собака там нашла?

Анна: Косточки.

Dasha Suprun: Почему из вашей группы ушел Тарас?

Мария: Тарас — это наш клавишник, был им до определенного времени. Он играл у нас год. Мы собрали группу только год назад. Недавно Тарас сообщил, что собирается уйти из группы, потому что сейчас он развивается в другом направлении, даже не музыкальном. И сейчас у него нет времени для группы, концертов. Он — очень талантливый человек, мы обожаем Тараса. Кто был на наших концертах, влюбились в Тараса. Потому что это невероятный, загадочный и космический человек.

Анна: Хотелось бы ему сказать спасибо. Благодаря сотрудничеству с ним мы многое для себя открыли, многому научились. И для него, наверное, работа с нами тоже была в некотором роде откровением.

Мария: И спасибо ему за атмосферу на наших концертах! Это отмечали зрители на концертах.

Анна-Мария

Prokop: Правда ли, что вы знакомы с музыкантами группы Scorpions? Как вы впервые встретились? Поддерживаете ли общение? Что вас связывает со "Скорпами"?

Мария: Несколько лет назад группа Scorpions приезжала в Киев с последним туром. Накануне мы сделали кавер песни "Still loving you". Когда мы увидели афиши, у нас возникла идея не писать музыкантам, а познакомиться с ними лично и представить им эту песню. Как оказалось, концерт организовывал наш друг, который помог нам прийти на пресс-конференцию, где были все музыканты, в том числе Клаус Майне. Было огромное количество прессы, мы не знали, как к ним подойти. Но к нам подошел один человек, лет 65-ти и начал с нами говорить по-немецки. Спросил, близняшки ли мы, попросил разрешения с нами сфотографироваться. Мы поняли, что это кто-то из их команды. Это оказался менеджер группы Scorpions.

Анна: Вот тогда мы поняли, что нам повезло, и мы можем просить чего угодно. Мы показали эту песню (был диск с собой).

Мария: Мы переживали, потому что песня не похожа на оригинал. Им понравилось то, что у нас вышло, и мы получили от них разрешение на официальное исполнение песни.

Анна: На Ютюбе есть эта песня, но не всем она нравится. Совершенно разные комментарии. Со всего мира. Кто-то не приемлет другого прочтения. Но нам кажется, что таким образом эта песня получила новую жизнь.

Мария: Сейчас мы не поддерживаем общение. Менеджера недавно не стало. Недавно также узнали, что Scorpions собрались приехать в Крым с концертом.

Prokop: Чего, по вашим наблюдениям, не хватает украинским артистам, чтобы завоевывать мировую славу, быть "на уровне" со всемирно известными звездами?

Мария: Я считаю, что это — стереотип, будто нашим артистам чего-то не хватает, что "свое" недостаточно качественное.

Анна: Как сказал один человек, сегодня существует некий дефицит доверия к украинским музыкантом, кто-то думает, что от наших музыкантов нечего ожидать. Это не так. И как раз в последнее время украинские музыканты доказывают, что новой украинской музыке стоит уделять внимание. Мы слушаем много украинской музыки.

Недавно мы попали в финал отбора на международный фестиваль Sziget — яркое событие для украинского шоу-бизнеса, в финале было только девять исполнителей. Для нас была честь выступать с The Maneken, Onuka, Brunetes shoot Blondes, Tape Flakes, Atmasfera. Был очень классный концерт.

Мария: Благодаря этому отбору, где принимало участие 40 украинских групп, мы узнали много новых команд. У них очень достойная и интересная музыка.

К тому же, если в других странах каналы и радиостанции платят артистам за контент, то у нас, к сожалению, все наоборот. Хотя в последнее время есть позитивные изменения. У нас артист должен вложить средства в запись песни, в студию, мастеринг, съемку клипа, а потом еще и в ротацию. А потом еще и выступать на благотворительных концертах, где ему ни хрена не платят.

Анна: Немного не хватает свободы. Хотелось бы не бояться, что твоя музыка будет неформатной.

Prokop: Анна-Мария, сами ли вы пишете музыку и тексты для своих песен? Не думали создать песню о происходящем сейчас в стране, о войне, потерянном Крыме, который вам уж точно не чужд?

Мария: Буквально недавно мы начали сами писать музыку. И несколько песен, к которым музыку и тексты написали мы, войдут в новый альбом и прозвучат на концерте. Но есть песни, написанные другими. Например, наш гитарист Александр Дворецкий написал несколько песен для нас.

Анна: Есть песни, которые написал Ваня Дорн и Эдуард Приступа.

Мария: Честно говоря, уже так много об этом сказано и написано... Поэты и музыканты должны отражать происходящее, передавать реалии сегодняшних дней. Но нам хочется писать о другом.

Анна: Можно написать и об этом. Но, например, как у Димы Шурова в песне "Родина": "Я тебя не променяю, потому что ты — родная". Эти слова у меня вызывают больше "мурашек", чем какие-то более прямолинейные тексты. Это не песня о войне — это песня о любви к Родине, к своему.

Анна-Мария

Inga: З якими основними проблемами стикаєтеся ви на шляху до великої сцени, як молоді виконавиці? Що дається найскладніше?

Анна: Если говорить о проблемах, то, наверное, это нехватка поддержки со стороны медиа.

Мария: Странно, когда ты приносишь действительно качественный материал на радио или телевидение, материал, за который не стыдно, который должным образом записан (мы не экономим на съемках клипа, и с нами работают классные люди), но редакторами придумываются какие-то отговорки, почему это не берется в эфир. А потом ты смотришь этот канал и видишь, извините, каким фуфлом заполнен эфир. В таких случаях становится обидно за себя и за других артистов, которые достойны внимания. А потом редактора этих каналов говорят: где вы, молодые артисты, почему вас нет — мы хотим поддерживать свое.

Существует также проблема выбора направления, в котором работать. Нам не хочется ограничивать себя одним стилем, поэтому мы экспериментируем, и эти эксперименты могут быть диаметрально противоположными.

Анна: Но в этом и есть творчество — выразить все, что есть внутри. В этом поиске и есть творчество.

Inga: Дівчата, ви самі з Криму, маєте там звання за вашу творчість... Чи лишилися у вас там рідні, друзі? Часто навідуєтеся в Крим? Що відчуваєте, дивлячись на те, що відбувається там, у вашому рідному краї?

Анна: Да, мы из Крыма, у нас даже есть звание — Заслуженные артистки Крыма. На данный момент там живут наши родители, маленький братик, бабушка и дедушка. В последнее время стало сложно туда ездить — отменили поезда, приходится искать варианты, как туда добраться. Независимо ни от каких политических манипуляций, мы будем туда приезжать, потому что это — наш родной дом. Мы никогда не думали, что такое когда-либо произойдет, что будут возникать сложности с тем, чтобы приехать к себе домой.

Kiianyn: Якою ви бачите роль митців — акторів, музикантів, художників, письменників — у сьогоднішній ситуації в країні? Що вони можуть і мають робити? На що можуть вплинути? Вони мають бути понад війною і політикою? Чи все ж таки мають якось долучатися у різні способи — підтримувати військових та переселенців, залучати людей до благодійності через концерти і вистави тощо? Яка Ваша позиція з цього питання?

Анна: Самое главное — все творческие люди должны быть, в первую очередь, честными перед собой и перед теми людьми, для которых они работают.

Мария: Существует два мнения. Одно — что артисты должны быть в стороне от политики, потому что искусство и творчество являются более глобальными понятиями, которые уж точно не имеют искусственно созданных границ. Еще Алла Пугачева говорила, что даже во время войны не трогали артистов, проституток и детей. Другое — что творческие люди должны отражать то, что происходит в то время, когда они живут, рассказывать, чем живут люди, чему они радуются, из-за чего страдают. Каждый артист сам делает свой выбор.

Анна: Что касается нас, мы довольно часто выступаем на благотворительных концертах, например, для детей из детских домов и для детей-переселенцев. В этом мы видим свою миссию в определенном смысле. Одна наша знакомая сказала: в это время нужно спасаться музыкой. Если Макаревичу, Гребенщикову, Шевчуку, Кузьме есть, что сказать, они говорят — не важно, нравится это мнение или нет, и это хорошо, что они открыто говорят. Мы на своих концертах общаемся с публикой много, и из наших слов и песен можно многое понять, что думаем мы.

Inga: Як вам здається, чи завжди в нашій країні популярним та затребуваним слухачами стають саме талановиті виконавці, які на це заслужили і талантом, і працею? Чи є "випадкові" зірки?

Анна: Для нас гораздо большее значение имеет слово "артист". Звезд у нас много — артистов мало. Артистами случайно точно не становятся. "Звездами" иногда могут становиться случайно ради блажи: получить внимание публики, обратить на себя внимание, постоять на сцене — но это ненадолго. Для себя мы решили, что даже если мы заработаем миллион, мы будет продолжать заниматься своим делом и развиваться, потому что мы это любим.

Мария: К сожалению, сейчас много искусственно созданных "звезд": нарядили человека в красивую одежду, записали на студии, "потюнили" вокал, все "повытягивали" в плане голоса, сняли клип — и вот тебе уже новоиспеченная "звезда". Но чего стоит этот человек, когда он выйдет один на один с публикой? Все встанет на свои места, если это будет живой звук (а его, скорее всего, не будет). Но нам кажется, что в Украине сейчас молодежь четко чувствует, где настоящее, а где — нет. Поэтому нам кажется, что искусственно созданное будет потихоньку отходить на второй план.

Kiianyn: 1) Чи бували ви з концертами у зоні АТО, чи, може, плануєте? 2) Для декого з артистів тема війни стала способом піару: аби знову потрапити у тренд, або загладити якісь провини перед слухачем за попередні виступи за непопулярних сьогодні політиків тощо тощо? Як ви ставитеся до таких випадків?

Анна: Любая спекуляция на этом некорректна и невозможна для нас. Это очень серьезные вещи, которые нельзя использовать в корыстных целях. Даже в голове не укладывается, как это возможно.

Мария: Если человек искренне хочет чем-то помочь, что-то доброе сделать, он просто это сделает и не будет об этом трубить налево и направо.

Анна: Недавно был концерт для детей, которые приехали из Донецка и Луганска — "Діти за майбутнє України". Когда ребенок рассказывает, как они с мамой прятались от "Градов", как сидели по двое суток в ванной, не знали, что им есть и куда бежать, ты понимаешь, что этому ребенку просто нужна поддержка или понимание. В этом плане музыка и общение могут быть лекарством, и это уже много.

Businka: Анна, Мария, если бы вам предложили выступить с сольным концертом в Москве сейчас, за хороший гонорар, скажите честно, согласились бы? Да или нет — почему?

Мария: Почему-то у нас сейчас сложилось так, что все накинулись на Ани Лорак, но ни для кого не секрет, что Ваня Дорн, Onuka, НеАнгелы, Лобода, Тина Кароль ездят с концертами в Россию. Но почему-то их продолжают здесь любить, и на них такую "бочку не катят".

Анна: К этому можно по-разному относиться. Мы понимаем разные мнения.

Мария: Мы поем для людей, а не для политиков. Для людей, которые точно так же переживают из-за происходящего.

Анна: Но если в России для себя отметят, что в Украине — хорошая музыка, хорошие артисты, то в этом ничего плохого мы не видим. Но пока на данный момент таких предложений не поступало. Но если бы поступили, важна была бы не сумма гонорара, а другие моменты: что за концерт, где, да и просто наше внутренне отношение.

Анна-Мария

Alina37: Кто в вашем дуэте главный, за кем последнее слово в споре?

Мария: В нашем дуэте главных — двое: Анна и Мария. Все очень просто. У нас все делается сообща.

Анна: Есть хорошие друзья, которые могут сказать такое слово, которое может стать последним и завершающим спор. За это мы им благодарны. Так все можно повернуть в шутку.

Alina37: Что вашему коллективу дала победа в проекте "Шанс"? Вообще, на ваш взгляд, участие в талант-шоу для начинающего артиста — это хороший старт, учитывая, что у нас не так уж много людей, засветившихся в таких проектах, сумели построить успешную карьеру? С чем, по-вашему, это связано?

Мария: Прежде всего, "Шанс" для нас был первым выходом на телевидение, когда нас увидела вся страна. Проект выходил в воскресенье, в рейтинговое время на одном из центральных каналов. Хотя прошло уже около семи лет, как мы победили в проекте, многие люди встречают нас на улице и помнят именно эти моменты.

Анна: Мы всегда говорим: важно, что будет после проекта. Надеяться на то, что кто-то за тебя что-то сделает, кто-то построит тебе карьеру — не стоит. Нужно работать, работать и еще раз работать. На шоу все красиво, все для тебя: сцена, балет, хороший звук, музыканты, эфиры. А когда шоу заканчивается, артисту приходится самому все это делать и выходить на сцену где-нибудь ДК в Теребовле, где нет ни декораций, ничего. И там нужно "светить" не меньше, чем в красивой студии "1+1" или СТБ.

juliet_: О какой музыкальной награде вы мечтаете? И с кем из украинских исполнителей хотели бы создать совместную песню?

Анна: Мы хотим собирать полные залы.

Мария: Думаю, что для каждого артиста эта награда выше всяческих званий, кубков и премий.

Было бы интересно поработать с Андреем Хлывнюком.

Анна: Сейчас мы сотрудничаем с Ваней Розиным — бывший солист группы "Гуашь", а сейчас он участвует в новом проекте "Us". У них очень интересная музыка.

Мария: С Дмитрием Шуровым хотелось бы записать что-то совместно.

Анна: У нас есть песня, которую мы записывали с его помощью.

juliet_: Мария, Анна! Признайтесь честно, часто ли вы пользуетесь тем, что вы — близняшки, часто "подменяли" одна другую, к примеру, в школе?

Мария: Это самый популярный вопрос, который нам задают уже 26 лет. Да, мы учились в школе, у нас два высших образования. Но ни разу мы не подменяли друг друга на экзаменах. Даже как-то обидно, что ни разу не воспользовались такой возможностью.

Анна: На экзамене по философии мы поменялись билетами, но каждая все равно отвечала за себя.

Но пусть представители сильной половины человечества не расслабляются — мы как-нибудь над кем-то подшутим.

juliet_: У вас творческая семья, родители имеют какое-то отношение к музыке? В детстве вы занимались музыкой с удовольствием, или вас заставляли?

Мария: У нас творческая семья, хотя родители — юристы. Но, тем не менее, они очень креативные, очень широко смотрят на мир. Мы благодарны родителям за то, что они всегда нас поддерживали. Бывает, что родители против или не понимают. Нас никогда не заставляли заниматься музыкой. Сколько мы себя помним, столько мы пели. Если некоторые дети нехотя становились на табуретку на семейных торжествах, чтобы спеть или прочесть стихи, то мы, наоборот, ждали момента, когда нас попросят что-то спеть.

Анна: Родители нас отвели в музыкальную школу на класс фортепиано. Тогда нам было лет семь. Мы не очень хотели заниматься, и через четыре года решили бросить музыкальную школу, и родители не стали препятствовать. Но уже через год мы сами решили вернуться, но уже на класс гитары, и окончили музыкальную школу.

Анна-Мария

max32: Дівчата, ви чимало працювали із Кузьмою "Скрябіним". Чи будете ви на концерті, присвяченому йому, чи будете виступати? Склалося враження після загибелі Кузьми "Скрябіна", що в Україні талановитому музиканту та просто класному чуваку треба померти, щоб його належним чином оцінили, помітили… Чи це хибне враження, як думаєте?

Мария: Да, мы с Кузьмой и дружили, и работали вместе. Это сотрудничество было связано с "Шансом" — там мы познакомились. Он тепло к нам отнесся. После проекта у нас вместе со "Скрябиным" был сольный концерт в Крыму. Мы также записали дуэтную песню "Шкільна любов".

У нас в альбоме будет одна песня из раннего репертуара Кузьмы, не особо известная. Она войдет в альбом в другой аранжировке. Мы показывали эту песню маме Кузьмы — ей очень понравилось.

Анна: Для нас величина таланта Андрея Кузьменко всегда была очевидна. То, что он был честен как артист и как человек — это дорого стоит. Это для нас такой пример!

Действительно, почему-то наблюдалась тенденция, когда люди говорили, что после трагедии они начали больше слушать песни Скрябина, вдумываться в слова, находить для себя новый смысл.

Мария: Возможно, когда человека не стало, люди начали понимать, что это становится историей, что не будет новых песен.

Анна: Даже те, кто только сейчас начинают осознавать величину "Скрябина", начинают понимать, что он написал много песен, но не все они получили ту популярность, которой заслуживают. Кузьма сам несколько раз рассказывал, что даже его друзья, редакторы на радио, говорили ему, что какие-то его песни — "это не формат, мы не сможем поставить такое".

klim_52: Сейчас люди начали делить артистов на "своих" (тех, кто поддерживает Украину, ее целостность, выступает против войны) и "чужих" (тех, что поддерживают сепаратистов и страну-оккупанта и не стыдятся ездить туда за наградами или просто выступать), как лично вам работается? Чувствуете ли вы дискомфорт, потери для себя и как выходите из ситуации? Спасибо.

Мария: Мы такого разделения не делаем.

Анна: Не знаем ни одного артиста, который поддерживал бы военные действия. Все молятся о том, чтобы поскорее настал мир, чтобы прекратились трагические сводки новостей.

Мария: Еще года два назад у нас были концерты и в Москве, и в Ростове, и в Нижневартовске. Просто сейчас практически не приглашают туда выступать.

Анна: Мы, независимо от этой ситуации, стараемся продолжать делать хорошо то, что делаем — писать новые песни. Сейчас у нас планируется концерт в Миргороде, Киеве, Харькове. Летом нас приглашают выступить в Румынии и Испании. Будем также во Львове, Трускавце и т.д. Для нас нет разделения на "своих" и "чужих" — есть понятие "человек". В данном случае самое основное, что может сделать каждый — оставаться Человеком. 

Vopros: Вы встречали подтверждения тому, что музыка способно менять жизни людей или лечить?

Анна: Подтверждаем это на каждом концерте. :)

Мария: Думаю, существенным подтверждением есть тот пример, что во время Второй мировой войны людей именно музыка поднимала в бой, настраивала, поддерживала. Думаю, что композиторы это прекрасно понимали. Как много военных песен, которые даже мы, новое поколение, чувствуем так, будто мы были там...

Анна: Музыка — это волшебство. Конечно же, подтверждений влияния музыки на жизни людей и разные события — очень много, это происходит каждый день.

Анна-Мария

Vopros: Как вам кажется, насколько снизился интерес украинцев к развлечениям и концертам с начала войны? Вы ощущаете, что на концерты приходит меньше людей?

Мария: Сейчас странная ситуация: часть городов живет нормальной жизнью (дети ходят в школу, люди работают, ходят в рестораны и клубы, развлекаются), а другая часть городов ведет совершенно иную жизнь, и люди там живут по-другому. Кто-то считает, что проводить концерты в это время — вообще неправильно. Но с другой стороны, людям ведь нужна разрядка, другие эмоции.

Анна: Если сейчас прекратить проводить концерты, и будут только новости и обсуждение политики, можно сойти с ума.

Мария: Концертов стало намного меньше, и артистам тяжело. Но нам кажется, что люди соскучились по концертам. Они приходят на них с удовольствием.

Sabir Rza: На разных языках разные пословицы дают одно и то же значение: в единстве — сила. Вместе вы — сильный голос, стильное исполнение, эффектная сцена. Планируется ли разделение дуэта, и какие причины могут последовать этому?

Анна: То, что у нас двойная сила, это мы чувствуем и понимаем, и благодарны Богу за это. Ситуации, как в группе "Битлз", у нас быть не может просто потому, что этого не может быть. Хотя маленький факт: те песни, которые мы пишем сами, мы не пишем вместе: часть песни написана Машей, часть — мною. Даже возникала идея о том, чтобы в большом концерте каждая из нас спела свою песню.

Мария: Но это как исключение, как эксперимент. Мы понимаем, что наша сила — вдвоем.

Natalka: Чи маєте свого учителя, наставника у музиці? Є людина, до порад якої ви обов'язково дослухаєтеся?

Анна: У нас было несколько учителей по вокалу с детства. Но наставников в музыке много. В основном наставники для нас — это великие артисты: Фреди Меркьюри, Майкл Джексон, Лоурен Хилл, Стиви Вандер, Стинг.

Мария: Мы, прежде всего, прислушиваемся к мнению друг друга, а еще — родителей. Если у нас появляется новая песня, мы показываем ее родителям. Нам важно, что они скажут. Но мы понимаем, что у нас с родителями могут расходиться мнения. Даже если им что-то не по душе, нам от этого оно меньше нравиться не будет.

Asia: Анна и Мария, вам приходилось выступать в разных странах, на разных концертных площадках. Скажите, в каких странах вам наиболее комфортно работалось и почему? Чего не хватает в Украине, чтобы был такой же комфорт?

Анна: Мы выступали, и планируются выступления в Европе, в восточных странах (Азербайджан, Армения, Турция, Египет).

Мария: Комфортно выступать везде, потому что на сцене мы как дома. Не важно — эта сцена в Китае или Азербайджане. Если говорить о реакции публики, то самая эмоциональная публика в Израиле и Испании. Но и в Украине нам очень комфортно. Публика здесь тоже очень хорошо реагирует на то, что происходит на сцене, если ей это интересно.

Анна: В Украине, правда, иногда не хватает достаточного количества качественной аппаратуры. Поскольку мы предпочитаем только "живой звук", других вариантов для нас не существует, потому придаем качеству аппаратуры большое значение. На этом экономить нельзя. А организаторы в Украине иногда считают, что можно сделать хорошую рекламу, банкет, а вот на звуке — сэкономить.

Анна-Мария

Asia: На что вы готовы ради популярности и востребованности как артисток? Скандалы, обнародование подробностей личной жизни, откровенные и эпатажные фотосессии — это для вас приемлемые способы заставить людей не забывать ваше имя?

Мария: Сегодня все эти приемы — это вчерашний день. Они изживают себя. Мы думаем, что для того, чтобы добиться популярности, нужно просто делать классную музыку. Это основное и самое сложное. Когда артисту не хватает чего-то в музыкальном плане, он начинает придумывать скандалы и изобретать инфоповоды.

Анна: Мы иногда любим похулиганить на сцене. Например, как тот случай с байкерами, которые нас увезли со сцены. Но это было сделано, потому что нам это было в кайф, а не для того, чтобы в новостях написали на следующий день, что "Анну-Марию украли с концерта".

k.koncertt: Як можливо купити білет на ваш концерт в Києві? Що буде нового на вашому сольному концерті? Бачив ваш виступ на Майдані, на Контрактовій площі — мені дуже сподобалася ваша манера співу! Чекаємо українських пісень. Ви — кращі!

Мария: Дуже дякуємо за гарні слова, чекаємо вас на нашому концерті 11 червня. Стосовно українських пісень — їх стає все більше, бо багато пісень ми зараз пишемо саме українською. Вони обов'язково пролунають на концерті.

Анна: Квитки можна купити на сайті karabas.com, у будь-якій касі "Карабас" та в касах клубу "Атлас". А також слідкуйте за анонсами, бо певна кількість квитків буде розігруватися.

Мария: Сьогодні людина, яка поставила найцікавіше питання, на наш погляд, отримає два квитки на наш концерт.

Анна: І таке найцікавіше питання надійшло від kiianyn, питання поставлене о 18:46. Тож, kiianyn , ваші квитки можете отримати за телефоном — (067) 186 10 10. Дякуємо.

Tatiana_: Что отличает дуэт "Анна-Мария" от всех ваших коллег по украинской сцене?

Мария: Думаю, что лучше всего на этот вопрос ответили бы наши фанаты, те, кто знаком с нашим творчеством и творчеством наших коллег. Им виднее со стороны. А со своей стороны можем сказать, что у нас достаточно интересная манера исполнения.

Анна: По словам людей, которые бывали на наших живых выступлениях, все они отмечают особую энергетику. Это сложно объяснить словами — это можно только почувствовать. Потому — приглашаем на концерт.

Karlson: Как вы реагируете на коллег по сцене, когда слышите, что они выступают под фонограмму?

Мария: Мы никогда сами не используем фонограмму, мы — за "живой звук", даже если технические условия не очень комфортные.

Анна: Возникает вопрос — зачем петь под фонограмму? У нас было пару случаев, когда на съемке "Новогоднего огонька", это было условием. Но мы сами не получили от этого удовольствия. Даже почему-то забывали слова, хотя с нами такое редко происходит.

Мария: Приходите к нам 11 июня и насладитесь живым звуком не только наших голосов, но и игрой наших музыкантов.

Анна-Мария

Светлана Яковлева: Вы очень похожи внешне. Случались ли в вашей жизни курьёзные истории с мужчинами, и не приходилось ли вам делить понравившегося парня?

Анна: Был у нас случай в школе, когда мы влюбились в одного парня. А он больше уделял внимания мне. Поэтому между нами с Машей в течение года были напряженные отношения. Потом мы поняли, что оно того не стоит. А потом мы поняли, что таки нам нравятся разные парни. Сейчас у моей сестры замечательный парень — наш звукорежиссер, человек, который нам помогает в работе, наш большой друг. Получилось так, что у нас разные к нему чувства. Ну, и он, да и не только он, утверждает, что мы похожи, но в то же время — достаточно разные.

Мария: Был случай в пятом классе… В школе мы подрались с одним мальчиком. Поскольку нас было двое и друг за друга мы готовы были "порвать пасть", мы так за себя смогли постоять, что он выбежал во двор, залез на дерево и просидел там несколько часов.

Анна: А еще один артист предложил нам выйти за него замуж. Вдвоем. Это солист оперного театра. Вряд ли ему удастся переступить Семейный кодекс Украины и выдержать нашу эмоциональность. :)

Фото Владислава Мусиенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять