Режиссер Семен Горов: сериал "Останній москаль" создает достойный образ украинца

"Украинское кино сейчас похоже на как сироту-подростка, который ходит по улицам, просит денег либо пытается подработать, и все сочувствуют, но руку помощи подают немногие", — убежден режиссер.

Семен Горов

На сайте "Главред" состоялся чат с украинским режиссером, клипмейкером, автором известных новогодних мюзиклов, а также режиссером сериала "Останній москаль" Семеном Горовым. Общаясь с читателями, он рассказал, насколько успешным был первый сезон сериала, как гуцулы воспринимали съемочную группу, достойный ли образ украинца создает эта картина, нужна ли цензура при съемках видеоклипов, почему клипмейкеры прибегают к съемке откровенных сцен при создании роликов на ту или иную песню, почему он не считает нужным запрещать российский медиа-продукт на время войны между Украиной и Россией, сотрудничает ли сейчас с российскими звездами, а также рассказал, какие времена сейчас переживает украинский кинематограф.

Gallina: Некоторые люди с появлением кино говорили, что театр не выживет, что отомрет этот вид искусства. Но — театр жив! Благодаря чему, как думаете? Можно ли сегодня увидеть в каких-то киевских театрах ваши постановки?

Семен Горов: Театр, безусловно, как вид искусства никогда не умрет. Он развивается по своим законам. Театр я очень люблю и когда-то работал в театре... Очень надеюсь, что в будущем еще там буду работать.

Kukla: Чи не вважаєте Ви, що численні талант-шоу, розважальні програми, сіткоми тощо відволікають глядачів від справді важливих тем і подій в країні? Чи не здається Вам, що телебачення перетворюється у суцільні розваги і так поступово втрачається критичне мислення в суспільстві...

Семен Горов: Ні, я так не вважаю. Я, наприклад, взагалі не дивлюся телебачення. Дивлюся тільки те, що мені подобається, і це я можу знайти в Інтернеті. Можна купити "тарілку" і дивитися ТБ з усього світу: або суспільно-політичні канали, або розважальні, або про риболовлю чи мисливство — про що завгодно. Це залежить від людини, її світогляду, від того, чи може вона критично ставитися до інформації, яку отримує. Людина не може дивитися передачі тільки про політику — нормальна людина хоче і розважатися, і сміятися, і плакати, і співати, і танцювати...

Paulina: Семен, каких приемов при съемках клипов вы стараетесь избегать (ну, к примеру, падающие лепестки роз, постельные сцены, брызги шампанского и т.д.)? Вот какие приемы в работе клипмейкера лично для вас являются моветоном? Спасибо за ответ.

Семен Горов: Сами по себе падающие лепестки или брызги шампанского не являются хорошим или плохим тоном. Важно — точное опадание в эмоцию и настроение песни. Существует много расхожих моментов (лепестки, ветер в волосах и т.д.), и зрителю это надоедает. Потому все клипмейкеры ищут новые формы, приемы.

Prokop: Как вы считаете, должна ли быть какая-то цензура при работе над клипами? Чем дальше, тем больше таких видеороликов, где больше обнаженных тел, вульгарных сцен и т.д. Уже перебор… А в чем же тогда режиссерское мастерство, талант, если играют на базовых инстинктах человека? Я не говорю о ваших работах, а в целом об украинских клипах…

Семен Горов: Думаю, что цензура вообще не нужна. Она ничего не решает, а только увеличивает внимание аудитории к табуированным темам.

Музыкальное видео развивается так, как оно развивается. Бывают времена, когда больше обнаженных тел, бывает — меньше. Слава Богу, что есть разная музыка, разные клипы. Тут, скорее, вопрос к музыкальным телеканалам, которые культивируют секс на экране. Наверное, они основываются на интересе к этому своей молодежной аудитории.

Pavlo: Як ви ставитеся до того, що зараз все частіше перезнімають вже відоме кіно, яке полюбилося вже не одному поколінню: "Службовий роман", "Кавказька полонянка" тощо? Чи потрібні такі римейки, особливо якщо оригінал навіть близько не вдалося "переплюнути"? І чому вдаються до такого? Бракує власних ідей, фантазії та нових сценаріїв?

Семен Горов: Я не бачу в цьому нічого поганого. Ми живемо в постмодерністський час. Все вже колись було зроблено. Тож римейки, переспівування, переосмислення відомих фільмів — це нормально. Наприклад, є "Сім самураїв" Куросави, є "Великолепная семерка" — один сюжет, але у різних країнах різні герої і різні костюми, але сюжет той самий. Також сюжет "Титаніка" теж переспівували вже п'ять чи шість разів.

Нічого поганого в цьому нема. Але не треба забувати про нове, оригінальне. Думаю, що мистецтво, кінематограф зокрема, не потребує якихось зауважень, "треба" чи "не треба". Це великий організм, який сам розвивається, хочемо ми цього чи ні. Чим більше різних фільмів, тим краще.

Семен Горов

Gallina: Как бы вы охарактеризовали те времена, которые сейчас переживает украинское кино?

Семен Горов: Я бы описал украинское кино в это время как сироту-подростка, который ходит по улицам, просит денег либо пытается подработать, моет машины, и все окружающие сочувственно на него смотрят, но руку помощи подают очень немногие.

Gallina: Каких законодательных инициатив или действий Минкульта не хватает лично вам как режиссеру, чтобы спокойно и продуктивно работать, чтобы создавать картины, которые можно было бы представить не только у нас, но и за рубежом?

Семен Горов: Я с Минкультом никогда не имел отношений и никакой помощи от него не жду. Знаю, что могу рассчитывать только на себя.

Для развития кино, думаю, необходимы законы, которые помогают инвесторам, бизнесу вкладывать деньги в кино, чтобы инвестиции в кино было делать выгодно и надежно. И, конечно, нужно финансировать хотя бы половину производства кино в Украине.

Cfyz: Скажите, как вы относитесь к украинским людям, самым простым крестьянам, шахтерам, строителям? Как часто вы общаетесь с ними, что знаете об их жизни? Это вызывает у вас какие-то чувства? Какие? Солдаты в АТО каждый день погибают, это страшно. А общество абстрагировалось от этой трагической реальности. А вы?

Семен Горов: Прекрасно отношусь к крестьянам, шахтерам, строителям. Моя мама — инженер-строитель. Я часто бывал на стройках, знаю, насколько это тяжелый и в то же время творческий труд. Тот же сериал "Останній москаль" сделан для простых людей, для обычных селян, рабочих... Часто общаюсь с ними.

Никто не абстрагируется от темы АТО, как можно… Слава Богу, сейчас погибают редко. Будем молиться, чтобы так было и в дальнейшем. С большим уважением и почтением отношусь людям, которые охраняют наш мир, и всегда готов им помочь.

Kukla: Якщо Вам запропонують роботу в Москві, знімати російське кіно? Зважаючи на події, що нині розгортаються між Україною та Росією, погодитеся?

Семен Горов: Складне питання. Проте питання не в тому, де знімати — в Москві, Санкт-Петербурзі чи Самарі, бо кіно інтернаціональне. Коли в знімальній групі кілька національностей, коли зйомки проходять у різних країнах світу, я не бачу великої різниці, російське кіно це чи новозеландське. Кіно вже давно перетнуло кордони. Тому все це залежить від сценарію та ідеї. І назва країни чи міста не має значення.

Pavlo: Чи правильно, що зараз зникає з широкого ужитку все-все, створене за радянських часів? Чи не позбавляємо ми себе якихось достойних книжок, фільмів, літературних творів, косячи все і всіх під одну гребінку, і сліпо відторгаючи усе російське чи радянське? Як не перейти межу і не втратити "гамузом" цінних культурних здобутків, та фільтрувати з розумом?

Семен Горов: Думаю, що культурні здобутки радянських часів неможливо забути і "скасувати". Адже навіть "Тіні забутих предків" Параджанова — це теж радянський фільм, і він нікуди не зникне. Щоб "не втратити гамузом здобутків"… Повинен пройти певний час, який розставить все на свої місця.

polit_ua: Пане Семене, якою ви бачите роль митців — акторів, музикантів, художників, письменників — під час війни в країні? Що вони можуть і мають робити? Вони мають бути над війною і політикою? Чи все ж таки мають відверто висловлювати власну громадянську позицію, підтримувати військових та переселенців, залучати людей до благодійності через концерти і вистави тощо? Яка ваша позиція?

Семен Горов: Думаю, справжнього митця неможливо заставити щось робити, і з-під палки не виходять витвори мистецтва. Різні люди, різні митці — у кожного своя думка: хтось цікавиться політикою, хтось живе у своєму вигаданому світі, "кришталевому замку", і не треба їх звідки діставати, бо нічого доброго з того не вийде. У кожного своя позиція, яку треба поважати.

Семен Горов

Valentyna: Чим би ви пояснили таку шалену підтримку Путіна та його політики серед російських діячів культури та мистецтва? Багато з них — достойні розумні люди, і все одно... Чому так? Страх? Сліпота? Підлабузництво? Чи це щира підтримка?

Семен Горов: Я б не сказав, що аж така шалена підтримка… Знаю багато митців і представників шоу-бізнесу в Росії, які критично ставляться до того, що відбувається в їхній країні. Щодо інших, то їхня підтримка політики Путіна є результатом інформаційної політики Російської Федерації, яку вона проводить уже більше десяти років. Не думаю, що люди в цьому винні. Вони були поставлені в такі умови, коли мусили щось сказати, щось підтримати, аби не боятися і мати змогу у подальшому робити свою справу. Коли ми бачимо кадри з Північної Кореї, де тисячі людей плачуть, б'ють себе по голові, біжать за їхнім лідером, стрибають у воду, наприклад, у мене виникає співчуття до таких людей, а не обурення. Вони — під гіпнозом. Їм просто треба допомогти.

Kuzia: Г-н Горов, поддерживаете ли вы инициативу о запрете медиа-продукта, произведенного в России, в украинском теле- и радиоэфире на время войны?

Семен Горов: Нет, я не поддерживаю полный запрет российского медиа-продукта в нашем эфире. Есть экспертный совет, который должен отсматривать информационный продукт и решать, содержится ли в нем какие-либо оскорбляющие украинцев высказывания или идеи. Доступ такой продукции к нашему эфиру должен быть ограничен.

Paulina: Считаете ли вы правильным отказываться от фильмов, в работе над которыми были задействованы те актеры, режиссеры, музыканты, которые высказались не в поддержку Украины в нынешних обстоятельствах? Отказываться — и на бытовом уровне, и на государственном…

Семен Горов: Думаю, что нельзя все косить под одну гребенку. Каждый конкретный случай требует изучения. Вот, например, актер Пореченков. Он имеет право на свою точку зрения, но он не имеет права приезжать в Украину и стрелять из крупнокалиберного оружия по нашим солдатам. В тот момент, как он нажал на курок, он перестал быть артистом и стал преступником. Но в то же время, если какой-то артист в силу каких-то причин что-то подписал или что-то сказал, думаю, не стоит сразу вычеркивать его из нашей жизни. Каждый может ошибаться, у человека может меняться точка зрения, и, вообще, это может оказаться неправдой.

Asia: Продолжаете ли вы сотрудничество с кем-либо из российских артистов сегодня как клипмейкер?

Семен Горов: Да, продолжаю. У нас бывают съемки за границей. На следующей неделе я снимаю клип российскому исполнителю в Одессе.

Omega: Вам столько приходится общаться и работать с артистами. Ваши наблюдения, это очень капризный народ? На съемках клипа за кем последнее слово — за режиссером или звездой?

Семен Горов: По моим наблюдениям, хорошие артисты — не капризные люди. Они требовательны, но, прежде всего, к себе, а потом — к окружающим. Когда режиссер работает с артистом, не стоит вопрос о том, кто главный. Каждый занимается своим делом, все единомышленники, все находят ответы на вопросы. Бывают дискуссии, споры, но главное на площадке — сценарий и задумка, и все над этим работают.

Konn: Кто для вас режиссеры-кумиры?

Семен Горов: Я могу вспомнить несколько режиссеров, чьи фильмы я с удовольствием пересматриваю: Жан-Люк Годар, Альфред Хичкок, Квентин Тарантино.

Konn: Что вы считаете своей знаковой работой (и как режиссера, и как клипмейкера)?

Семен Горов: Когда меня спрашивают о моих работах, обычно, прежде всего, вспоминаю мюзикл "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Сорочинскую ярмарку" и сериал "Останній москаль".

Asia: Какое произведение (русская или украинская классика) вы бы хотели экранизировать и почему именно его?

Семен Горов: Я влюблен в творчество Гоголя, и мне бы хотелось поработать с его драматургией и его произведениями.

Malinka: Семен, почему вы решили взять псевдоним, а не творить под собственным именем?

Семен Горов: В детстве я увлекался рок-музыкой, а почти у всех рок-звезд были псевдонимы, прозвища. И мы с друзьями имели тоже придумали себе псевдонимы.

Семен Горов

Tianna: Насколько успешным, по вашим наблюдениям, был первый сезон "Москаля"? Какова вероятность, что за вторым последует и третий сезон?

Семен Горов: Был ли успешным первый сезон? Цифры рейтингов говорят, что — да. Был определенный резонанс в обществе: была и критика, и хвала.

По поводу третьего сезона не могу ничего сказать, это вопрос к продюсерам, им решать. Сейчас еще идет второй.

Tianna: Есть ли какие-то моменты в "Последнем москале", первом сезоне, что вам сейчас очень хочется переделать? Если да, что именно?

Семен Горов: Режиссер редко бывает полностью доволен тем, что он делает. В каждой сцене есть моменты, которые хотелось бы поправить, на которые чуть-чуть не хватило времени. А иногда хочется полностью изменить трактовку. Это нормально.

Но менять ничего не стоит — надо двигаться дальше. Работы живут, как уже выросшие дети, когда сложно что-то изменить в них. Да и не за чем, наверное…

Fekla: Расскажите о курьезах на съемочной площадке "Москаля". Ведь наверняка съемки комедийного сериала не обошлись без смеха и приколов.

Семен Горов: У нас снимался замечательный артист — Назар Заднепровский (Штефко в сериале). Назар из той породы артистов, которым тесно в рамках его роли, потому он бесконечно дает советы, делает замечания коллегам, режиссеру, продюсерам, операторам. И мы со съемочной группой решили подшутить над ним: придумали дополнительную сцену, сделали документ, который называется "вызывной лист", где было написано, что его герой должен впрячься в телегу и тащить ее с артистами наверх. Назар долго возмущался тем, что не думают о его здоровье, что это тяжело, что это невозможно. Но, как настоящий профессионал, он смирился со своей участью, стал разминаться, подошел к телеге и стал примеряться, как это делать, стал торговаться с нами по поводу количества людей, которые будут ехать в телеге, начал репетировать, договариваться с каскадерами, чтобы ему помогали... А мы все наблюдали за этим процессом, и уже страшно было сказать, что мы это придумали. Долго обсуждали, кто же ему скажет, что это только шутка.

Семен Горов

Fekla: Почему в "Последнем москале" не остался Александр Головин, которого, если не ошибаюсь, пробовали на главную роль?

Семен Горов: Александр Головин снимался в "пилоте", а в первом сезоне — уже Игорь Скрипко. Так бывает в кино... 

Fekla: Расскажите, как местные в Карпатах реагировали на процесс съемок и сюжет? И как вам работалось на карпатском воздухе?

Семен Горов: Жители Карпат прекрасно реагировали, помогали нам, снимались в массовке, работали в группе. Очень большое внимание уделяли самому "москалю": приглашали его что-то попробовать, выпить, возили его по окрестностям, показывали красивые пейзажи…

Прекрасное место, прекрасные люди, прекрасная локация для съемок.

Dinka: Хотілося б побачити фільм про фільм "Останній москаль", із вкрапленнями інтерв'ю акторів, знімальної групи… Буде таке?

Семен Горов: Маю надію, що таке буде. Передам ваше прохання продюсерам.

Dinka: Музику до "Останнього москаля" писав гурт Kozak System — чому саме їх залучили до співтворчості?

Семен Горов: Ми знаємо гурт Kozak System дуже давно. Їх музика є поєднанням української етніки з сучасним рок-звучанням. Нам здалося, що це буде доречно і гарно підкреслить те, що ми намагаємося сказати.

Семен Горов

Zoyi: У соцмережах було чимало невдоволених відгуків глядачів на серіал "Останній москаль". Людям не подобається, що український серіал показує недолугими і пришелепкуватими якраз українців, і це в час, коли українській глядач потребує нових героїв... Вам самому подобається те, як показано гуцулів? Як ви вважаєте, це гідний образ українця на українському телеекрані сьогодні?

Семен Горов: Так, вважаю, що це гідний образ. Ви маєте рацію, що мають бути нові герої, нові титани... Але ми знімаємо комедію, і спражній гідний українець повинен уміти сміятися з субу, і в цьому виявляється його мудрість та повага до інших. Гуцули в нашому серіалі показані нормальними веселими людьми, які вміють посміятися з себе й інших.

Liam: Семен, как начиналась ваша работа над "Последним москалем"? Как родилась идея такого сериала? Что на начальном этапе было самым сложным?

Семен Горов: Я подключился к работе над сериалом позже, уже на этапе подготовки к съемкам. Автор идеи — Мыкола Куцик. В реализации идеи также большую роль сыграли Елена Васильева (продюсер канала "1+1") и Юрий Горбунов.

Liam: Чем вас привлек сценарий "Останнього москаля", чем зацепил?

Семен Горов: Мне понравился сюжетный ход о том, что молодой москвич приезжает в гуцульское село. Это сильный сюжетный двигатель, это как анекдот. И что дальше будет происходить — зрителю интересно, это цепляет. Понравился искрометный юмор. Понравилось, что в сценарии не было национального или этнического противостояния. Все это добрая комедия.

Liam: Семен, насколько комфортно вам работалось на площадке "Последнего москаля", с Горбуновым, Горянским, Галей Безрук, Игорем Скрипко? Как вам коллектив?

Семен Горов: Это один из лучших коллективов, в которых мне приходилось работать. Очень горд быть в такой команде. Помимо того, что это большие профессионалы своего дела, это очень милые, веселые и добрые люди.

Семен Горов

Фото Александра Синицы

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять