8 месяцев в плену, или Почему боевики не обменивают украинских военных?

Порой кажется, что и украинская сторона неохотно ведёт переговоры об освобождении наших военных.

Пленные украинские военные

Процесс обмена наших военных, находящихся в заложниках у террористов, фактически остановлен. Последние несколько случаев, скорее, исключение, чем выполнение минских договоренностей обменять "всех на всех".

Восемь месяцев в плену

Доброволец Дмитрий Кулиш, боец батальона "Донбасс" с позывным "Семерка", о котором "Главред" уже писал, пребывает в плену в Донецке со времен иловайского "котла". С января 2015 года он содержится не в здании СБУ, а в СИЗО — Кулиша обвиняют в военных преступлениях против ДНР.

"В Украине уже началась новая волна мобилизации, так моему мужу стали приносить повестки из военкомата. Я пишу на них, что его нет дома, что он в плену. А они мне не верят, — рассказывает Светлана. — Звонили несколько раз мне на мобильный с самого утра — девушка, даже не представившись, сходу заявляла, чтобы я дала мужу трубку. Пришлось самой выходить на военкома — попросила поговорить с подчинёнными, а то какой-то терроризм получается. Тем более военком знает нашу историю. Затем он сам стал выяснять, как дело Дмитрия продвигается. Позднее позвонил и говорит, что им занимаются серьезные люди на самом высшем уровне. Я ему сказала: такие ведутся уже восемь месяцев, и никакого толку".

Сказать, что родные Кулиша здесь, на украинской территории, делают всё возможное и невозможное для его освобождения — ничего не сказать. Жена Светлана может перечесть, пожалуй, всех людей, которые занимаются обменом украинских военнослужащих. Со всеми у нее налажен контакт. "Я вижу, что днровцы ведут переговоры с Будиком и "Патриотом". Вот только СБУ не дает им конкретных людей для обмена", — говорит она. Тем временем все обещают Светлане: Дмитрий Кулиш будет освобожден — работа ведётся на самом высшем уровне.

"Недавно мы вышли даже на Медведчука, — продолжает Светлана. — Нам дали его российский номер телефона. Конечно, трубку взял не он, а его помощник. И мне, и свекрови обещал разобраться. Но уже вскоре мне позвонили из СБУ и попросили не поднимать кипишь, ведь люди работают. Позвонили и свекрови, сказали: не переживайте, мы его освободим. Но когда — никто не говорит".

Светлану то и дело уверяют, что её муж в списках на обмен. Но после очередного обмена просят снова подождать.

И женщина ждет.

Правда, в последнее время ждать становится все труднее — ныне процесс фактически заморожен. И это несмотря на то, что в Украине уже несколько раз были анонсированные массовые обмены. Ведь одним из результатов, так называемых, минских соглашений была договоренность об обмене пленными в формате "всех на всех". Именно об этом идёт речь в шестом пункте "комплекса мер". Случиться это должно было не позднее, чем на пятый день после отвода вооружений.

Ожидание сотен

Тем временем по разным оценкам в плену у боевиков остаются от 200 до 400 наших военных, пропавшими без вести считаются более тысячи человек. Сколько в таких списках может быть гражданских лиц — не известно никому.

Официально в Украине войны нет. А это значит, что не может быть никаких военнопленных — боевики на территории самопровозглашенных "республик" удерживают силой граждан Украины, издеваются над ними, а порой и убивают.

Олег Котенко, координатор волонтерской группы "Патриот" говорит, что, например, полевые командиры считают пленных своей собственностью. Они их расстреливают или продают в рабство в Россию (есть подтверждённые случаи, что наши военные были вывезены в Адыгею, поступает подобная, пока не проверенная информация, что они есть в Дагестане, Осетии, Карачаево-Черкесии). Но чаще их используют как дармовую рабочую силу — наши ребята участвуют в строительствах, копают огороды, убирают.

Но подобные действия подпадают под несколько статей Уголовного кодекса Украины. Это и незаконное лишение свободы, и похищение людей, и удерживание их в заложниках, и убийство.

Хотя как раз об этом официальные лица стараются молчать. Всем нужен компромисс. И вопрос — в другом: насколько активно и в каких границах мы его ищем?

В поисках переговорщиков

Порой кажется, что и украинская сторона как-то неспешно и даже неохотно ведёт переговоры об освобождении наших военных. В процессе участвуют несколько ведомств и отдельных персон, которые, можно предположить, не работают в связке. Среди них — руководитель Центра содействия освобождению заложников при СБУ Юрий Тандит, советник замминистра обороны Василий Будик, руководитель центра "Офицерский корпус" Владимир Рубан (последний работает всё реже, хотя ещё полгода назад освобождал многих). Этот список можно пополнять именами волонтеров и политиков.

Котенко из волонтерской группы "Патриот", которая также занимается освобождением военнопленных, говорит, что по вопросу организации единого центра по освобождению пленных и единственном ответственном лице обращались к Президенту. Таковым был назначен экс-глава Администрации Президента времен Леонида Кучмы, кум Владимира Путина Виктор Медведчук. Советник главы СБУ Маркиян Лубкивский как-то сказал, что именно Медведчук является "гарантией того, что договорённости о взаимной передаче пленных будут соблюдены". К слову, последний сам признаёт, что работает с СБУ, а с другими переговорщиками не знаком. Работает Медведчук из Москвы.

Параллельно работают волонтеры. Хотя им не один раз говорили, что они мешают большим обменам.

Причины паузы

И вот сегодня именно Медведчук озвучивает причину приостановки обмена пленными. Её он назвал в недавнем интервью еженедельнику, принадлежащему ныне  беглому Сергею Курченко.

Медведчук говорит, что переговорный процесс не сорван, а затягивается из-за невыполнения пунктов минских соглашений украинской стороной. Мол, террористы хотят вступления в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины. Он называет это компромиссом. "Решения ВР, в том числе и о признании отдельных районов, городов, посёлков и сёл Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями, в разы усложнили процесс и поиска, и освобождения пленных", — говорит он.

Другими словами, террористы хотят амнистии.

И далее Медведчук говорит об этом прямо: "Лица, которые сегодня удерживаются в Украине, проходят по уголовным делам, им предъявлены обвинения следственными органами, или их дела находятся на рассмотрении в суде. Прежде чем дать разрешение на обмен, украинская сторона должна прекратить уголовные дела в отношении представителей ДНР и ЛНР, подлежащих обмену. А этого не всегда удаётся добиться. Есть десятки случаев, когда суды и органы прокуратуры отказываются прекращать дела и освобождать из-под ареста таких людей. А в ДНР и ЛНР настаивают на их освобождении и согласны менять пленных только на них и ни на кого больше".

Ныне ДНРовец Виктор Заяц, а когда-то сотрудник милиции, в комментарии "Главреду" подтверждает слова Медведчука: "Процесс обмена приостановлен, потому что Украина не выполняет взятые обязательства — не даёт нам тех, кого мы просим".

"Украинская сторона не даёт списков на обмен", — говорит и донецкий юрист Александр Кудинов. Он возит из Киева в Донецк помощь украинским пленным: еду, медикаменты, о чём регулярно выкладывает отчёты в социсети. "Думаю, нет должной воли Президента, чтобы всех освободить. Иногда кажется, что Украина о своих людях не беспокоится. Они просто там сидят. Я общался с ребятами, которые более полугода находятся там. И они всё ещё не дома, потому что нет обмена. Вот недавно с той стороны были готовы отдать 39 человек — это практически всех, кто на то время был в СБУ, но Украина так никого и не дала взамен. Обменивать есть кого и на кого".

Кудинов рассказывает, что днровцы возмущены тем, что когда они просят конкретных людей, им дают других, однофамильцев, в том числе и сидящих, которых они не просили. "Бывает, что им отдают душевнобольных. При обмене же всё происходит быстро. Только потом начинают разбираться", — уточняет он.

Юрист знаком и с добровольцем "Донбасса" Кулишом. Он утверждает, что Украина на самом деле никого не предлагала в обмен на него.

Рубан в свою очередь называет иную причину приостановки обменов — неспешность Виктора Медведчука: "Я думаю, что господин Медведчук не слишком заинтересован в скорейшем освобождении".

В ожидании большого обмена

Будик говорит не просто о затягивании процесса, а о желании организовать большой обмен.

"Думаю, Украина готовится к большому обмену. Медведчук хочет его собрать. Скорее всего, поэтому движение по регулярной работе и приостановлено. Вот сейчас мы пытаемся обменять 160 наших ребят. Но если просить их всех сразу, то вряд ли что-то получится, — говорит он. — Причина: с нашей стороны надо тоже подготовить 160 человек, вывести их из-под следствия. Эта процедура занимает немало времени. Лучше двигаться пошагово, по готовности — выводить из-под следствия несколько человек и заявлять, что готовы к обмену. Вторая причина — трудность в общении с полевыми командирами. Так, в Донецке у, так называемых, централизованных "властей", находятся 36 человек. Остальные — в основном их. Я знаю точно, что Медведчук не имеет возможности разговаривать ни с Мозговым, ни с Дрёмовым, ни с другими, у кого находятся наши ребята. Вот говорят, Медведчук сделал шаг доброй воли — передал на нашу сторону 16 человек. Мне звонят "полевые командиры" и говорят, что никого не будут больше передавать ни в Донецк, ни в Луганск. Ведь своих людей они не получили".

По данным "Патриота", у "полевых командиров" находятся 160 наших. Они в Красном Луче, Комсомольском, Снежном, Стаханове, Харцызске, Алчевске, Перевальском.

Будик говорит, что ему передали списки из Донецка — на кого хотят поменять наших. В них — 76 имен.

"Сейчас мы их проверяем: кто отбывает сроки, кто "ополченцы", взятые за сепаратизм, — продолжает он. — Но из 76 человек приоритетными считаются примерно десять человек — это те, кого Донецк хотел бы видеть в первую очередь. Мне предварительно пообещали, что среди этих нет тех, кто был осуждён ещё до начала боевых действий. Если мы будем осуждать этих "ополченцев", то мне сказали, что наши бойцы также будут осуждены, то есть будут ответные меры Донецка и Луганска. Поэтому если мы хотим забрать наших ребят, то мы должны серьёзно подумать, что нам важнее: дать срок сепаратисту или забрать наших солдат и офицеров? Вот, например, мне говорят конкретное имя нашего бойца и фамилию того, на кого его могут обменять. Например, просят подозреваемого в организации захвата здания Харьковской областной государственной администрации и нападениях на офис телекомпании Агентство телевидения "Новости" Сергея Юдаева. Я говорил с его адвокатом, тот утверждает, что Юдаев был без оружия. Но как сепаратист был задержан. Вот вопрос: мы будем содержать и кормить сепаратиста или заберем нашего полковника? Такие нюансы имеют место быть".

А на кого согласны боевики менять наших военных? Не только на участников событий последнего года. Жена Кулиша — Светлана рассказывает, что с той стороны боевики выдвигают требования обменивать наших на преступников, которые совершили тяжкие преступления и уже годами сидят в украинских тюрьмах.

Это подтверждает и начальник Главного следственного управления СБУ Василий Вовк. Он говорит, как боевики требуют освобождения уголовников, которые не имеют никакого отношения ни к Донецку, ни к Луганску. Так, один из тех, кого просят обменять, отбывает 15-летние наказание в одной из колоний Каменец-Подольского за двойное убийство, другой — во Львове, он убил целую семью.

Что касается пленного Кулиша, то советник замминистра обороны и переговорщик Будик утверждает, что "большая надежда на то, что при адекватном обмене его можно забрать — Донецк не против его отдать в ближайшее время".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять