Истории бойцов АТО. Когда мать военного хирурга — страшнее фронта

Пока хирург бинтовал, гипсовал и удалял осколки, его мамочка объявила соседям, что его обязательно убьют и наградят посмертно.

Хирурги за работой

— Жениться мне удалось, слава Богу, на еврейке. Сначала, правда, я встречался с другими, особо не интересуясь их национальностью, но мамочка хотела, чтобы была именно еврейская жена. Потому что она будет настоящей хранительницей очага. Физическая постройка очага пока не намечалась, зато воздушный замок прямо-таки блистал. Позже мамочка, невзирая на подходящую национальность, в довольно резкой форме высказалась невестке, что та, дескать, кормит меня варениками и салом, к чему я с детства не привык. Я был впервые в жизни категоричен и даже повысил в защиту сала и вареников голос. Мамочка плакала, что я неблагодарный, потом кричала, а потом вроде как успокоилась, но ненадолго, поскольку моя любимая жена приготовила уже совсем извращенное блюдо под названием "галушки".

Мало того, стоять весь день за рыбой фиш она тоже не собиралась по причине работы в поликлинике, где она оказывала услуги всем сопливым детям района в качестве участкового терапевта. Мамочка кричала, что у меня от такого питания случится обязательно заворот кишок и что мне вскроют живот и что вообще жить с таким наплевательским отношением к здоровью мне осталось совсем недолго. И вообще у меня, оказывается, гастрит. В каком месте он поселился я так и не рискнул спросить, а еще не рискнул ей сказать, что вообще-то я военный хирург, а не кто-нибудь. И питание мое часто не то, что нерегулярное, а даже всухомятку. Если бы она это услышала, то, конечно, упала бы замертво и обвинила во всем меня.

Кстати, когда-то приснилось, что мамочка умерла, так я так во сне нарыдался, что теперь, когда с ней такое происшествие случится, то так сильно плакать не буду. Зачем в второй-то раз слезы лить? Когда родился наш блондинистый отпрыск, семейные стычки дошли до того, что жене были предъявлены обвинения в излишней белокурости нашего толстопузого мальца, который через короткое время вообще эти волосы потерял и оброс новыми, абсолютно черными. Мамуля и тут не угомонилась. Глаза у сына оставались голубыми. А у нас с женой они были карими. Я на весь этот бред не обращал внимания и нашел-таки способ примирения, купив на базаре огромного карпа и зафаршировав его по всем правилам, не забыв позвать родительницу на этот праздник живота.

Но эффект вышел обратный! Во-первых, я этого карпа-переростка недосолил, что равносильно вселенской катастрофе. Мало того, уже попивая чай, вскрылся настоящий изготовитель этой, будь она не ладна, еды. Мужчины не должны делать женскую работу! Я стал мямлить, что все эти разделения давно уже канули в лету, но мамочка изобразила сердечный приступ, я сжалился и начал думать о своем, как советовали большие и маленькие психологи из Интернета. А через неделю подоспела моя очередь ехать на фронт, куда мы все друг за другом отправлялись. Два месяца моя жена, сжав всю волю в кулак, придумывала свекрови небылицы о том, где я, потому что та тоном, не терпящим возражений, объявила всем соседям, что меня обязательно убьют и наградят посмертно.

По телефону-то сам общался, это не проблема, но она же домой приходила! В общем за время моей войны, пока я бинтовал, гипсовал и удалял осколки большой и малой величины, мамочка стала свидетелем невиданного моего спортивного рвения. Я и в баскетбол играл, и в теннис, и плавал, и стрелял, а вдобавок дежурил по ночам настолько неистово, что она уже собиралась ко мне на работу проверять наличие любовницы, стопроцентно изготовившей мне какой-то неистовый украинский борщ с пампушками.

Мы с женой хохотали, она продолжала спасать своих деток от вирусов, а я, стоя за операционным столом, благодарил не знаю даже кого за то, что у меня такая семья. Самая лучшая на свете. И никакой награды мне посмертно не дали, поскольку я вернулся живой и невредимый на радость мамочке, которая самолично к моему приезду соорудила форшмак. Но когда я выпил прилично коньяка и сказал откуда приехал, то тут же протрезвел и, скажу вам, даже не знаю, где было страшнее — на фронте или за столом. Главное, что жена с сыном улыбались. И я им.

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родился сборник рассказов "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите ее в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять