Волонтер рассказала, как боец АТО стал настоящим предателем

Внутри парня бушевали страсти, но применить их он нигде не смог.

Похороны бойца АТО

Не хотелось рассказывать, но я предатель. Настоящий предатель и слабый чувак, который не смог в сложной ситуации достойно выглядеть. А зря. Теперь корю себя. Погиб мой сокурсник. В колледже вместе учились, потом даже какое-то время работали. Сварщиками просто на стройке, ничего особенного. Он хороший мужик был, молодой и достойный. А погиб на войне от мины.

Привезли его домой, мы все попрощаться пришли. Народ у нас в городе такой себе, больше население, ну типа моя хата с краю. Не буду долго рассказывать, но на кладбище на колени почему-то встали только товарищи его боевые. Все остальные стояли, как вкопанные, правда с грустными лицами. А я хотел на коленях его провожать. Очень хотел! Но пришлось бы одному в толпе так сделать и я не решился. Только про себя шептал: "Лёнька, я на коленях перед тобой. Мысленно. Ты спас меня когда-то. Всю жизнь буду помнить. Понял? Ты там с неба видишь уже все. Прости меня". Все знак пытался какой-то тайный усмотреть, который Лёнька должен был обязательно подать, и подумал, что это симпатичная птичка, усевшаяся на ветку и почему-то качающая головой.

Вспомнилось, как мы на высоте работали и я сорвался практически. А вытянул меня сами понимаете кто. Я тогда так испугался, что потом отблагодарил неуемным количеством спиртного, которое мы почему-то решили уничтожить целиком и полностью во что бы то ни стало. Куролесили трое суток и были счастливы своим беспамятством и глупостью. Потом пути наши разошлись. Я женился, обзавелся детьми, развелся, пару лет ни с кем не общался, потом свалил в нищую Аргентину, где почему-то платили несколько тысяч долларов. Ну не несколько, а полторы, но тем не менее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Волонтер рассказала, почему пулеметчик АТО боится жить

Детей повзрослевших я заново полюбил и стал на радость бывшей помогать материально. Вслед за этим вернулось мое доброе имя и гордое название "папа", чему я несказанно рад. Но на колени я не встал. Вот что спать не дает. Лёнька бы точно не побоялся. Он вообще не по правилам жил. Одинокий насквозь. Одно время даже слухи ходили, что он или болен чем-то, или еще какая-то дрянь, в которую я не верил и не вникал. Любил человек сам быть. И что тут такого? Он играл на нескольких инструментах, выступал даже одно время с какой-то группой, но вволю за день наобщавшись, приходил в свою чистую холостяцкую квартиру и тащился от одиночества.

Никакая женщина не смогла его захватить, хотя попытки были. Он мирно, не обижая и не насмехаясь, отгораживался, придумывал благовидные истории и устранялся. Все к этому давно привыкли и попытки новые совершали только отчаянные незнакомки, которые теряли свой запал уже в первые часы общения. Как же я мог стоять, как истукан, на похоронах?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Истории бойцов АТО. Какой у разведчика "самый главный" медальон

Чёрт. Помню еще в колледже девчонки клинья к нему подбивали, а он только улыбался. Дружить? Да не вопрос. А дальше никак. Я понимал, что должна была быть какая-то причина, но копаться и лезть в душу не хотелось. Сам расскажет, если захочет. И он один раз рассказал. Не буду вдаваться в подробности да и клятву я дал. Сами понимаете. После Аргентины я его уже не видел. Как-то не сложилось. Почему-то тот факт, что он жизнь на войне отдал, вызвал у меня уважение и даже что-то похожее на зависть.

Зависть к умершему? Сродни этому. Я ведь не смог так. Я не смог даже на колени встать, а вы говорите. Внутри меня хоть и бушевали страсти, но применить их нигде я не смог. Все по уму старался делать, ничего лишнего, с одобрением, с оглядкой, не безрассудно. Правильно, говорите? Может и так. Только паскудно на душе и ком в горле. Это как чего-то бояться всю жизнь, а потом на выходе оказывается, что зря на эти страхи столько лет ушло. Делать надо было и не ждать ничего в ответ. И на коленях Лёньку надо было провожать. Что с того, что я ему все объяснил? Думаете, птица та неспроста головой качала? Я вот только на это и надеюсь. Что мне еще остается...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Истории бойцов АТО. Когда взрослым мужикам плакать хочется и ком стоит в горле

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родились сборники рассказов "Наши" и "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите их в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять