Съест или не съест: кому выгодны страшилки о поглощении Путиным Беларуси

Почему Россия не поглотит Беларусь, но все об этом продолжат говорить.

Александр Лукашенко и Владимир Путин
Для Александра Лукашенко тема об объединении не менее выгодна, чем для и Владимира Путина / GettyImages

Для Украины перспектива поглощения Беларуси Россией — одна из наиболее острых внешнеполитических проблем. И дело даже не в том, что при таком раскладе гипотетическая линия фронта станет еще более протяженной. Просто наш конфликт с соседом давно стал игрой с нулевой суммой, где любой успех оппонента воспринимается как собственное поражение. Да и важность всякого рода символических побед, что можно использовать в PR-кампании, — вроде "поддержки всего мирового сообщества", — в этом противостояние ценится превыше всего. Очевидно, что в таких категориях Беларусь — жирный "куш", отхватив который Россия заработает в нашем соревновании уйму дополнительных очков. Так что новая волна слухов о скором "вхождении Беларуси в РФ" легла у нас на благодатную почву.

Вот только чем являются сами эти слухи — прелюдией реального политического события или элементом информационной войны, что так массированно и по всем направлениям ведет наш сосед?  

Беларусь представляет для России определенный интерес как стратегический ресурс. Прежде всего, в военно-стратегическом плане для России действительно важна задача отодвинуть границу на запад — сегодня военное столкновение с Западом уже не представляется как исчезающе малая опасность, да и с точки зрения сдерживания противника Москве важно иметь большую стратегическую глубину в европейской части. Важным также является предотвращение угрозы прихода к власти в Минске режима, враждебного Москве — а исключать такой сценарий нельзя, если пределы политического дрейфа Лукашенко не предусматривают его переход к конфронтации с Москвой, любой его преемник может оказаться для Москвы намного менее удобным партнером.

Читайте такжеПочему Россия до сих пор не присоединила БеларусьНо острота этих двух целей условна: все же война с Западом пока маловероятна, да и Лукашенко все еще крепко удерживает власть и относительно молод (чтобы не рассматривать его физический уход как неизбежный в ближайшее время). С другой стороны, попытка формального включения Беларуси в состав федерации несет целый ряд стратегических рисков, которые ценность приобретения будут нивелировать. Поглощение оправдано лишь, если будет относительно дешевым.

Во-первых, с политической точки зрения - не спровоцирует в Беларуси массовый протест или же вооруженную борьбу, пусть даже инсургенты не будут многочисленными. В сегодняшних социально-политических условиях, когда снижение уровня жизни требует постоянных усилий по купированию протестов внутри самой России, Москве не нужен дополнительный источник нестабильности, да еще в регионе, где эту нестабильность не удастся списать на исламский фундаментализм или иной чуждый культурно большинству россиян фактор.

Во-вторых, с экономической точки зрения — любая дестабилизация на вновь приобретенных землях, когда они не будут в состоянии обеспечивать себя сами, потребует огромных финансовых вливаний, что сегодня российский бюджет себе не сможет позволить. Гарантий того, что абсолютное большинство граждан соседней страны с энтузиазмом встретят переход в гражданство РФ нет: в последние годы опросы общественного мнения показывают неуклонное снижение поддержки белорусами идеи единого государства, особенно низок этот процент среди молодежи.

Наконец, целый ряд потенциально важных для Москвы задач на белорусском направлении можно реализовать лишь при сохранении формальной независимости последней. Москва пытается добиться от Минска политической поддержки своим действиям на постсоветском пространстве, в частности, в Украине, и лишь позиция суверенного Минска имеет для Москвы в этом смысле значение. Да и от планов реинтеграции бывших советских республик Москва все еще не отказалась (пусть даже и сузила круг участников), а Минск является ключевым участником таких проектов, без участия которого последние можно будет окончательно сворачивать (а это значит, во многом терять влияние на Казахстан, Армению и ряд других стран региона).

Наконец, одна из главных целей, которую указывают как подтверждение планов России срочно провернуть поглощение — найти для Владимира Путина новую должность главы Союзного государства, куда он сможет уйти по истечении нынешнего президентского срока и сохранить тем самым власть в своих руках — несоразмерна масштабу объединения двух стран.

Обеспечить некоторую легитимность власти Путина после 2024 года можно более дешевыми способами (переходом на парламентскую модель, подписанием нового федерального договора и созданием новых высших органов управления в Федерации), которые не потребуют решать сложнейший проблемы, что неизбежно сопутствуют объединению с Беларусью (а ведь кроме внешнеполитических такой шаг повлечет и сложные внутренние вызовы, в частности, с определением  прав и полномочий субъектов нынешней федерации в рамках расширенного государства).

Другое дело — разговоры об объединении, которые всячески поощряют власти как в России, так и Беларуси. Москва таким образом получает инструмент давления на Беларусь. Для Лукашенко выборы куда ближе, чем у Путина — уже в 2020 году ему придется как-то подтверждать свою легитимность, и единственным внешним источником этой легитимности станет поддержка Москвы.

При всем потеплении отношений с Западом, Европейский Союз просто не сможет признать выборы с участием Лукашенко — слишком сильно такая позиция будет противоречить многолетней политике европейцев в отношении минского режима.

Читайте такжеЛукашенко предупредил о непростых годах для БеларусиОбъединительная риторика позволяет Москве влезть "под кожу" Минску — ведь поддержка объединения в Беларуси все еще есть, и особенно сильна она у электората самого белорусского президента. Учитывая инструменты влияния на общественное мнение в соседней стране — российские электронные СМИ тут представлены очень хорошо — Москва может существенно повлиять на ситуацию с выборами в будущем году. Значит, Лукашенко вынужден будет пойти на определенные уступки: допустив россиян в ключевые сектора экономики, против чего он в последние годы боролся особенно активно, согласившись на новые российские военные объекты на своей территории, возможно, даже предоставив наконец дипломатическую поддержку российской политики. Всё это еще больше отдалит Минск от Запад и еще больше привяжет его к Москве — без издержек объединительного процесса для последней.

Но и для Минска нынешняя "объединительная тревога" выгодна. Ведь Лукашенко, который активно сегодня на словах активно защищает суверенитет Беларуси, превращается в записного патриота и последнюю надежду сторонников независимости. Вместо традиционного расклада "силы добра (оппозиция) против сил зла (режим Лукашенко)" прозападно настроенные белорусы окажутся перед совсем иной дилеммой — независимость (Лукашенко) или поглощение Москвой. Если российская сторона подыграет Лукашенко (а если тот пойдет на уступке Москве, то на поддержку партнеров он сможет твердо рассчитывать), то  бессменный белорусский президент действительно станет олицетворением сохранения независимости — что вынудит часть оппозиции отказаться от борьбы и смириться с сохранением режима еще не несколько лет.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять