Прекращение транзита из РФ грозит Украине тяжелыми последствиями

Германия и Турция не ожидали, что Киев сделает им царский подарок, своими руками отдав транзит.

газ
Вопрос транзита является вопросом нацбезопасности / Фото: УНИАН

В случае, если до конца года Украина не подпишет транзитный договор с РФ, то, соответственно, ни Словакия, ни Венгрия, ни Польша, у которых мы покупаем реверсный российский газ, нам ничего не будут поставлять.

К сожалению, и старое, и новое руководство страны, возможно, и понимает, но не говорит о том масштабе проблем, которые могут возникнуть в случае сокращения или остановки транзита российского газа через украинскую ГТС. А возникнут они исключительно из-за того, что не учитываются технические нюансы, которые очень важны в данном случае, поскольку как раз транзитный газ и обеспечивает нам реверсные поставки. Он обеспечивает избыток ресурса на западной границе. Украина все равно физически должна прогонять этот газ через трубу так или иначе, он должен выходить за пределы украинской территории. Срабатывают моменты замещения. Но Газпром закрывает на это глаза, ведь так или иначе Газпром продает газ – то ли Украине напрямую, то ли через европейских посредников.

С какими проблемами Украина столкнется, если сократятся объемы или прекратится транзит?

Во-первых, нужно будет закупать физический объем газа и затаскивать его с запада на восток. Это будет проблема. Потому что все это нужно будет утрясти и подготовить с европейскими операторами.

Так было с закупками угля и блокадой ОРДЛО. Это сыграло на руку Российской Федерации, потому что она является крупнейшим поставщиком антрацитового угля. То, что нам недопоставила ЮАР, поставила РФ. Австралия тоже купила у России, а мы – у Австралии. За последнее время у России пошел бешенный прирост добычи антрацита.

С газом – та же история. Мы – в глобальном мире. Если появляется новый покупатель газа и начинают работать другие режимы работы системы, мы должны это как-то урегулировать, в противном случае мы за это заплатим.

Читайте такжеТруба-2020: как главный актив Украины рискует превратиться в груду железа

Проблема номер два – что мы будем делать с нашей трубой, со всем тем скопом, который нам останется и не сможет функционировать без транзита, а нам надо будет как-то эту систему поддерживать, потому что на ГТС также висят наши потребители – наши граждане и предприятия. Как им доставлять газ? Как будет функционировать система без транзита? Затраты останутся те же, а доходов не будет.

Если будет работа в минус, то придется поднимать стоимость транспортной работы. А это значит, что полезут вверх тарифы, причем полезут настолько, что эксперименты Нафтогаза покажутся детским лепетом. Газ, который будет доставляться газопроводом, будет просто золотым! Соответственно, встанет вопрос снабжения украинских потребителей и стоимости газа для них.

Поэтому для нас критически важно, с точки зрения национальной безопасности, сохранение транзита российского газа. Этот вопрос должен стоять вторым после установления мира на Донбассе. Но, к сожалению, пока никто ничего не делает в этом направлении.

И Россия понимает, насколько для нас это важно. Актуальность и значимость украинской ГТС снижалась с 2009 года, а сейчас, с учетом строительства Турецкого и Северного потоков, она еще больше начнет падать. Мы живем в глобальном мире: не съедаешь ты – съедают тебя. В Северном потоке участвует пять европейских компаний, еще 20 стран в качестве субподрядчиков, которые зарабатывают на стройке. Турецкий поток – та же самая история.

Читайте такжеКак возможная отставка главы Газпрома скажется на транзите газа через Украину

Ведь почему Штаты возмущаются строительством СП-2, Южным потоком? Потому что ключевыми игроками в Европе становятся Германия и Турция. Турция становится крупнейшим газовым узлом, потому что она становится наибольшим транзитером по южному направлению. Каспийский, иранский и российский газ – все идет через Турцию. А Турция улыбается, потому что не могла даже себе вообразить, что Украина сделает ей такой подарок.

И Германия тоже не думала, что мы, по сути, своими руками отдадим транзит, войдя в клинч с Москвой.

Поэтому украинской ГТС нужно доказывать свою конкурентоспособность. Нам нужно говорить об инвестициях и делать все, чтобы они пришли. Хотя говорим мы давно, с 2009 года. С 2016 года мы практически не вкладываемся в модернизацию ГТС, потому что было сказано: планируемый транзит после 1 января 2020 года – ноль. Это не выдумки и не клевета, а то, что записано самим Нафтогазом и неоднократно сказано Коболевым.

Коболева можно поблагодарить за создание прекрасной на данный момент переговорной позиции для украинской стороны: $2,5 млрд, присужденные Стокгольмом, который Газпром готов во внесудебном урегулировании обсуждать, и те иски, которые были созданы дополнительно. Но как переговорщик, Коболев недоговороспособен. Значит, нужно менять переговорщиков и находить компромиссные решения.

Принципиальная позиция, с которой никто не будет сходить, не сработает. И время тут играет против нас. У Газпрома тоже есть серьезные аргументы и козыри, которые он может выкладывать.

Мы же, боюсь, сейчас просто теряем время. Все может закончиться тем, что накануне Нового года мы очнемся и начнем "на коленке" рисовать новое соглашение в авральном режиме, причем находясь в слабой переговорной позиции. А, чем меньше времени остается, тем слабее наша переговорная позиция.

Начинать договариваться нужно было еще в 2016 году, в том числе и с Российской Федерацией. Потому что без гарантий России не начнет действовать Европа. То есть, гарантии России нужны не нам, а Европе. Нам же нужны европейские гарантии. Соответственно, нам необходимо работать в таком треугольнике.

Прецеденты подобного трехстороннего сотрудничества уже были. В частности, в свое время работало российско-украинско-турецкое предприятие Газтранзит, которое в 2016 году Нафтогаз благополучно похоронил в пользу претензий к Газпрому. Газтранзит был создан еще в те времена, когда в 2002 году собирались сформировать большой международный газотранспортный консорциум, и благополучно работал вплоть до последних дней. Никто о нем не слышал, никаких скандалов там не было. Никаких претензий ни со стороны России, ни со стороны Турции к нашей ГТС из-з качества нашей работы тоже не было.

Логика дальнейших действий должна быть именно такова. То есть транзит газа должен стать бизнесом, который не имеет никакого отношения к каким-либо политическим подвижкам. Необходимо оперировать только экономическими и финансовыми расчетами – выгодно или не выгодно это для Украины. Нужно просто перестать играться в политику.

Необходимо искать компромисс, то есть решение должно быть и в интересах Украины, и в интересах России, и в интересах Евросоюза. Тем более, уже и Газпром след за Европой заговорил о возможности создания консорциума. И только Украина медленно занимается разделением Нафтогаза четвертый год подряд.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять