Что значит отвод сил на Донбассе и чем он обернется для Украины

Миссия ОБСЕ промониторила, как наши отводят войска, и стоит, мониторит – как не отводит противник.

Станица Луганская

Украинские военные начали отвод сил на Донбассе, начали в районе Станицы Луганской.

Это связано с минскими договоренностями, согласно которым мы должны развести войска на дистанции, которые сделают невозможным взаимный обстрел.

С одной стороны, это один из мирных путей разрешения данного конфликта – развести войска, прекратить стрелять и дальше садиться за стол переговоров.

Но вопрос – с кем садится? С представителями самозваных республик или с представителями Российской Федерации? Это существенный вопрос, который определяет характер переговорного процесса.

Что касается рисков, то на сегодняшний день разведение сил - это очень плохо. Потому что у нас нет третьей стороны, нет арбитра. Мы отвели войска и прошло уже больше суток, но этого не сделала РФ. Они как сидели на Игоревой горе, так и сидят, и наблюдают дальше. И не факт, что они завтра не начнут вылазки диверсионно-разведывательными группами чтобы раскачивать ситуацию в той же Станице Луганской.

Миссия ОБСЕ промониторила, как наши отводят войска, и стоит, мониторит – как не отводит противник.

Контроль есть, но нет способа воздействия или гарантий того, что договоренности будут выполнены. Проблема в том, что минские договоренности так написаны, что в них нет ответственной стороны. И на сегодняшний день это бумага, которая не имеет юридической силы в Украине. Потому что даже если там стоит подпись президента, то для того, чтобы придать ей статус юридического документа, требуется ратификация парламентом. У нас парламентско-президентская республика, мы еще, слава Богу, Конституцию не поменяли.

Читайте такжеЭкс-замначальника Генштаба спрогнозировал, когда кончится война на Донбассе

Для нас сегодня это просто обязательства, которые мы сами на себя навесили. И теперь новый президент подтверждает нашу приверженность к новым минским договоренностям. Предыдущий говорил, что нет альтернативы, а этот говорит, что остаемся сторонниками минских договоренностей.

Но в них не прописано, кто гарант, кто отвечает за выполнение того или иного мероприятия, что привело к созданию трехсторонних групп по каждому пункту, которых в соглашениях 12.

Как эти 12 трехсторонних контактных групп работают, мы с вами наблюдаем последние пять лет. Особенно в вопросах обмена пленными и вопросе прекращении огня.

Раньше делали акцент на военную часть, что сначала надо выполнить ее – прекратить стрелять и вывести иностранные войска с нашей территории. Но так и остается открытым вопрос – чьи иностранные войска? Марсиан, инопланетян? В минских договоренностях не указано. И только после этого мы должны были приступить к выполнению политической части.

Сейчас Владимир Зеленский попытался реализовать 2015 год, когда сразу после подписания минских соглашений хотели внедрить этот же план: развести войска, прекратить огонь и дальше начать политический диалог. Но без арбитра это не работает.

Пока мы получили то же самое, что и в 2015-ом, только в уменьшенном варианте. Тогда к лету мы начали уговаривать выполнить договоренности, и начали с военных вопросов. Это было кровавое лето – сумасшедшие потери и обстрелы нашей стороны.

Хорошо, что не было никаких наступлений – с Минска-2 линия разграничения не меняется, и с того времени ее никто не пересек, ни одна сторона. И когда появляются новости, что кто-то занял новые позиции и пересек линию разграничения – не верьте. Это значит только, что наши военные заняли нашу же территорию, но в серой зоне, то есть, дошли до линии разграничения и остановились.

Читайте такжеДвое военных погибли в ООС: Зеленский заявил о потере Россией контроля над наемниками

Сейчас, после инициативы Владимира Зеленского, начиная с ночи на 7 июня, когда погибло 8 человек, а раненных десятки, мы получаем то же, что было три года назад – массированный обстрел.

Ошибка всех политиков в одном единственном моменте – в определении цели, которую преследует Российская Федерация. А она у них одна – Украина должна быть 100 процентов под контролем России. И из этой позиции надо исходить и искать способы решения этого конфликта. Все остальное от лукавого и не работает.

Слово капитуляция я бы пока не использовал. Но уверен, что Владимир Путин считает - мы идем на уступки. И наша инициатива для нас выливается уступками агрессору в плане выдвижения требований к нам. Это очень негативная тенденция, и мы так можем поотступаться до самого Киева, к сожалению.

Похожая ситуация с тем же ПАСЕ. Я понимаю, почему они так поступили. Мы требуем от них санкций и ограничений экономический связей с Россией, и они реально несут убытки из-за прекращения товарооборота. А мы наращиваем с РФ объемы торговли, при этом не считаем ее стороной конфликта. Но при этом требуем от Европы ввести санкции. За что?

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять