Поездка в Межигорье два года спустя: почему никто не наказан за лишение прав автомайдановцев

В операции по устрашению активистов участвовали более 450 работников ГАИ и 120 судей.

Вчера Фейсбук напомнил мне событие двухлетней давности: фото, условно разделенное пополам — с одной стороны горизонтали люди в черных шлемах, с другой — перевернутые черно-белые лица Януковича. Его я сделала в нескольких сотнях метрах от ворот резиденции тогдашнего президента Виктора Януковича 29 декабря 2013 года.

Это было солнечное воскресенье. Я собиралась купить елку. Даже и не думала ехать в Межигорье. Но потом позвонили друзья, предложили, согласилась. Мы встретились у станции метро "Героев Днепра". Там уже было несколько десятков активистов. Решили ехать раньше, чтобы попасть на место одними из первых и встретить колону Автомайдана. По дороге несколько раз останавливались, обращая внимание на большое количество гаишников. На заправке у выезда из города между машинами ходил какой-то человек в штатском и снимал на видео припаркованные авто. Я даже подумала спросить, зачем он это делает, но отвлеклась. Во время этих остановок я стала понимать, каким массовым будет этот автопробег к Януковичу — на дороге образовывались заторы, а при въезде в Новые Петровцы не было мест для парковки.

В село сначала автомобили не пускали. Люди оставляли их на обочине и шли несколько километров пешком. Это уже позже, когда приехали народные депутаты, дорогу открыли. Но к воротам поместья Януковича доехать и им не удалось. Дорогу преграждали несколько кордонов милиции. Люди в форме даже топтались по огородам простых жителей села.

Дальше был небольшой митинг, несколько выступлений и дорога домой. Солнце к тому времени уже садилось, а некоторые машины все еще стояли в пробке на трассе.

Акция Автомайдана в Новых Петровцах

В первых числах января пришло письмо — уведомление о приглашении в подразделение ГАИ. Листочек, напечатанный на принтере без печати: для рассмотрения совершенного вами административного нарушения. Мол, водитель не остановился по требованию инспектора. Спустя несколько дней в почтовом ящике мы нашли еще один конверт. В перерыве между получением такой корреспонденции все время разговаривали с адвокатами. Они, к слову, ранее не специализировались на административных делах, но за несколько дней проштудировали Кодекс. В результате бесед и собранных материалов, доказывающих, что никто никого не пытался остановить, показаний свидетелей и редакционных заданий, было решено идти в ГАИ. Перед тем я лично позвонила пресс-секретарям и киевского ГАИ, и ГАИ Украины, они меня заверили, что следует пойти — "там разберетесь на месте". Разобрались. Сотрудник Оболонского управления по фамилии Кушнирук достал из ячейки написанный от руки неразборчивым почерком рапорт и уже составленный ранее протокол о нарушении, и со словами "дальше разберутся" передал материалы в суд. Как мы ни доказывали невиновность, какие фото и видеоматериалы не показывали, уверяя, что это несправедливо, ничего не сработало. От Кушнирука мы только и услышали: "А вот зачем они ломают памятники Ленину, это же моя история…".

Признаться честно — после четырех часов, проведенных в ГАИ, я вышла и заплакала навзрыд. А люди в автобусе смотрели на меня сочувствующе. Да, верно же говорят: "о ком бы мы ни плакали, мы плачем о себе". И мне было обидно, что очевидную несправедливость человек в погонах не замечает… Это уже потом я поняла, что мы были слишком разбалованы демократией…

Дальше был суд, амнистия, выигранная апелляция, доказывающая, что состава преступления не было, заявления в ГПУ и МВД о преступлениях гаишников и судьи.

Массовая акция 29 декабря была действительно массовой. В ней приняли участие более двух тысяч водителей. В их салонах было минимум два пассажира. В результате работники ГАИ составили более тысячи фальшивых рапортов о нарушении правил дорожного движения, более 600 протоколов направили в суд, треть водителей "служители фемиды" лишили прав сроком на 6 месяцев. Адвокаты Автомайдана посчитали: в операции по устрашению активистов принимали участие более 450 работников ГАИ и 120 судей. И все по единой указке сверху! Указке кого? Спустя два года на этот вопрос нет ответа. Как и нет прогресса в расследовании дел автомайдановцев.

Сегодня прокуратура отчитывается: успех в делах есть. Ссылается на свою статистику: в суд переданы 42 обвинительных акта в отношении 46 работников ГАИ (Киев — 15, Киевская — 15, Черкасская — 7, Житомирская — 4 и Днепропетровская области — 3), а также двух судей (судья Киево-Святошинского райсуда Лысенко В.В. и судья Комсомольского горсуда Полтавской области Таранко И.М.).

Но это мизерные результаты, учитывая масштабы фальсификаций и потраченное время — два года.

Следователи расследуют дела некачественно, сырыми передают в суды. По заявлениям адвокатов Автомайдана: все 100% дел, касающихся подделки документов работниками ГАИ и вынесения неправосудных решений судьями, не имеют перспектив на обвинительный приговор. Доказательством тому — пять оправдательных вердиктов.

Судья Лысенко рассматривал дело по автомайдановцу Игорю Овдею. Человека обвиняли в том, что он был в Новых Петровцах в 12.00, в то время, как он только в 13.30 выезжал из Киева. Чему есть три свидетеля. В протоколе и рапорте были несоответствия и ошибки. Они говорили, как минимум, о том, что судья должен был отправить дело на дооформление. Но этого не случилось. Подозреваемый пришел в суд и дал показание. Это же сделали свидетели. Адвокаты надеялись, что на основе материалов судья вынесет оправдательное решение. Но из его уст прозвучала фраза: лишить прав на шесть месяцев. По словам адвоката Овдея и члена адвокатской консультативной группы юристов, которые представляют интересы активистов Евромайдана, Романа Маселко, после заседания судья позвал его и сказал: "По-другому я не могу, если я этого не сделаю, мне подкинут деньги и посадят". После судья Лысенко взял паузу для уточнения вердикта и совета с главой суда, но все же оставил свое решение без изменений. Этот факт доказывает не только наличие указаний рядовому судье, но и осведомленность глав судов.

И вот дело судьи Киево-Святошинского района Киевской области Владислава Лысенко в суде. Его обвиняют в вынесении заведомо неправомерного решения. Но в нем нет показаний свидетелей и главы суда, как и ряда необходимых экспертиз.

Не наказаны и люди, ответственные за откровенный саботаж в расследовании автомайдановских дел. Например, руководитель следственного отдела прокуратуры Киевской области Павленко вместо увольнения пошел на повышение — стал замом прокурора Черкасской области, а следователь Люльчук, который закрывал дела в отношении гаишников, переведен в Генпрокуратуру и теперь следит за надлежащим расследованием дел Майдана.

Но надежда есть. В отдельных делах установлено, например, работники ГАИ получали прямые указания от руководителя ГАИ Печерского района Кваши и его зама Кочерги — "отрабатывать Автомайдан". То есть фальсифицировать документы под угрозой увольнения. Из дела одиозных судей Оксаны Царевич и Виктора Кицюка известно, что было вмешательство в автоматизированную систему распределения дел — то есть эти судьи специально предназначались для расправы над автомайдановцами. Кроме того, существуют показания и бывшей главы Оболонского райсуда и действующего члена ВСЮ Ирины Мамонтовой о четких указаниях из администрации Януковича, что надо выносить соответствующие решения относительно водителей, ездивших в Межигорье.

Таким образом, получается, что прогресс в расследовании дел автомайдановцев напрямую зависит от политической воли разорвать круговую поруку в рядах работников МВД и судейского корпуса. Только тогда несколько сотен случаев фальсификаций станут эпизодами одного большого дела, которое, в конце концов, даст нам основания назвать имена людей, которые в угоду президенту Януковичу давали преступные указания и контролировали выполнение плана. Цель — не наказать каждого конкретного судью или гаишника, хотя эти люди не должны работать в органах и судах, а показать, что за каждым преступлением последует наказание.

Ну, а пока этой политической воли нет. Выгодные власти судьи, такие как судья Днепровского районного суда Николай Чаус, выносят приговоры после 30-часовых непрерывных заседаний. Между тем Чаус лишал автомайдановцев прав, а временная следственная комиссия решила, что он нарушил присягу и рекомендовала его уволить. К такому же выводу пришла и дисциплинарная секция Высшего совета юстиции. Сам же совет в середине декабря должен был принять окончательное решение, но… Чаус серьезно заболел — адвокаты просили перенести рассмотрение вопроса… на следующий год. Но судья каким-то чудом быстро поправился и смог провести более суток в зале суда без передышки, решая "дело государственной важности".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять