Австрийское облегчение, или Почему ультраправый кандидат оказался в миллиметре от поста президента

Дело не в протесте. Дело в отсутствии иммунитета.

Европейские политики говорят, что после президентских выборов в Австрии у них "отлегло от сердца". Кандидат ультраправой австрийской Партии свободы Норберт Хофер оказался буквально в миллиметре от поста главы государства, но проиграл ветерану местных "зеленых" Александру Ван дер Беллену. И теперь европейским президентам и премьерам не придется сидеть за одним столом с человеком, чьи взгляды вполне могут быть отнесены к неонацистским.

Да, к неонацистским — как бы ни пытался Хофер в своей предвыборной кампании выглядеть этаким респектабельным консерватором, возмущенным засильем мигрантов. История и политическая платформа его партии, биография самого Хофера говорят об обратном. Не случайно в поддержку кандидата от Партии свободы сплотился весь ультраправый и националистический фронт континента. Каждый, кто хотел бы, чтобы на месте объединенной Европы был бы забытый уже континент двух мировых войн, старался помочь благообразному улыбчивому моложавому политику. Даже президент Республики Сербской в составе Боснии Милорад Додик приехал в Вену уговаривать сербов, у которых есть австрийские паспорта, голосовать за Хофера. Рыбак рыбака…

Александер Ван дер Беллен b Норберт Хофер на теледебатах

Поэтому не нужно думать, что австрийские избиратели, которые отдали свои голоса за Хофера, не понимали, за кого они голосуют и делали это исключительно из чувства протеста, как нам тут многие пытаются доказать. Дело не в протесте. Дело в отсутствии иммунитета.

В других странах, прошедших через кошмар нацизма, тоже есть ультраправые. Но они никогда не приближаются к власти. А в Австрии история с Хофером — это не первый такой звоночек. Еще когда никто в Австрии не помышлял о правом засилье, случился скандал с бывшим генеральным секретарем ООН Куртом Вальдхаймом. Уважаемый дипломат баллотировался на пост президента Австрии, как вдруг за два месяца до выборов оказалось, что он скрывал свое нацистское прошлое и возможную причастность к печально известной Козарской резне. Но австрийцы избрали Вальдхайма президентом и он пробыл на своем посту до окончания срока полномочий — хотя и в относительной изоляции.

А потом наступила эпоха Йорга Хайдера. Харизматичный политик-популист, враг объединенной Европы, Хайдер привел свою Партию свободы в правительственную коалицию. В Европе это тогда вызвало неподдельный ужас, Австрию даже пытались бойкотировать. Но с тех пор ультраправые — неотъемлемая часть австрийского общенационального политического пейзажа. И теперь они приблизились не только к победе на президентских, но и к возможному успеху на парламентских выборах.

После Второй мировой войны Австрии удалось преподнести себя в качестве жертвы, а не виновника трагедии. Это в Германии была денацификация, это в Италии фашизм оказался маргинальной идеологией. В Австрии местных деятелей НСДАП стали воспринимать как немцев, не имевших к восстановленному государству никакого отношения. Аншлюс, который радостно приветствовало большинство жителей страны — как оккупацию, за последствия которой несет ответственность оккупант. И в результате получилось как бы две Австрии. Одна прекрасно понимает, какой трагедией была война и как опасно торжество правого национализма. К этой Австрии, собственно и обращался ван Беллен. И есть другая Австрия — страна тех, кто никакой ответственности не чувствует. К этой Австрии и обращался Хофер. То, что с годами число приверженцев этой "второй Австрии" растет, тоже не удивительно — поколения, которые помнят кошмар войны и оккупированную страну, уходят и их место занимают благополучные люди, не желающие ничего плохого знать о прошлом. Не случайно за ван Беллена проголосовали в основном в больших городах — и образованные люди. А сельская местность и рабочий класс Австрии были за Хофера. Именно поэтому почти вся карта страны на президентских выборах была окрашена в цвета Партии свободы, а города выделялись на ней "зеленым" цветом ван Белена.

Не хотелось бы быть плохим пророком, но австрийское облегчение может оказаться временным. И вовсе не из-за мигрантов, нет. А потому, что со времени второй мировой уже прошли те самые семь десятилетий, которые излечивают от страха перед конфронтацией. И если этот страх прошел у русских, еще недавно, как мантру, повторявших "лишь бы не было войны", то почему он не может пройти у австрийцев?

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять