Документ о медведе и драконе

Наибольшую угрозу для Соединенных Штатов составляют Китай и Россия, которые своими действиями разрушают статус-кво.

Китай и Россия бросают вызов американскому могуществу

На прошлой неделе президент Дональд Трамп представил новую Стратегию национальной безопасности США. Он стал первым главой государства за последние тридцать лет, кто сделал это лично. Похоже, Трамп не хотел упустить возможность в очередной раз обвинить предшественников в провальных подходах и в то же время решил заявить, что его уверенная победа на выборах изменит ситуацию, а также его подход "Америка превыше всего" вернет стране величие. Однако он так и не переключился из режима "избирательная кампания" на "государственную политику".

Не без критики встретили стратегию в либерально-демократическом лагере, но в целом ее признали умеренной. Некоторые даже смеялись, что Трамп ознакомился лишь с вступительной частью 68-страничного документа, ведь некоторые его положения противоречили то высказываниям, то действиям руководителя США в течение первого года каденции. Впрочем, заслуга если не положительного, то хотя бы нейтрального восприятия принадлежит архитектору стратегии - советнику президента по вопросам национальной безопасности Герберту Макмастеру. Как рассказывают сотрудники Белого дома, там работает неписаное правило не вспоминать российское вмешательство в американские выборы при Трампе. Именно поэтому в документе используется не явная, но достаточно прозрачная фразеология, как: "Противники целяться в источники американской силы, включая нашу демократическую систему и экономику. Они похищают и эксплуатируют нашу интеллектуальную собственность и личные данные, вмешиваются в наши политические процессы". Очевидно, речь идет о медведе и драконе...

Итак четырьмя столбами, которые подпирают стратегию, определены защита граждан и американского образа жизни, содействие процветанию США, сохранение мира через силу, а также распространение влияния Америки в мире. Наибольшую угрозу для Соединенных Штатов составляют Китай и Россия, которые своими действиями разрушают статус-кво, Иран и Северная Корея, которые угрожают ядерным оружием и поддерживают террористов, а также собственно исламские террористы и другие преступные группировки. Больше всего в тексте встречается упоминание о Китае (33 раза), вслед за которым идет Россия (25 раз).

"Китай и Россия бросают вызов американскому могуществу, влиянию и интересам, пытаясь разрушить безопасность и процветание Америки. Они стремятся сделать экономику менее свободной и менее справедливой, расширять свои военные силы и контролировать информацию и данные для подавления собственных обществ и расширения своего влияния ", - довольно жестко указано в тексте.

Хотя Соединенные Штаты и предпочитают находить точки соприкосновения, чтобы решать общие проблемы, одновременно нынешнее руководство страны считает провальной "политику, которая базируется на предположении, что взаимодействие с конкурентами и их включение в международные институты и глобальную торговлю превратит их в добропорядочных субъектов и надежных партнеров". Вышло так, что получив преимущества, эти потуги "с помощью пропаганды и других средств дискредитируют нашу демократию, продвигая антизападные взгляды".

"Неожиданно" выглядит нервная реакция в Кремле, где назвали документ "имперским" и свидетельствующим о "желании не отказываться от однополярного мира". Ранее в Москве обижались, что Россию считают региональной державой, сейчас уровень угроз с ее стороны повысили до глобального. Разве это не признание вожделенного статуса сверхдержавы? Вашингтон провозгласил видение мира как "сильных суверенных и независимых наций, каждая со своей культурой и мечтами, которые цветут одна рядом с другой в благосостоянии, свободе и мире". Разве это не отражает сурковську идею "суверенной демократии"? К тому же новое американское мышление возвращает желанный московскими неоимперцами подход времен холодной войны - соревнования больших потуг. Или такая реакция обусловлена ​​пониманием того, что Россия является лишь силой по ракетно-ядерному потенциалу, а отсталой по всем остальным направлениям, прежде всего экономическом и технологическом?

Неприятной новостью для Москвы являются планы развертывания многослойной системы противоракетной обороны, которые во времена Обамы были заторможены. Кремль будет вынужден начать гонку вооружений с США, чтобы не потерять существующие позиции в ракетно-ядерном балансе. Безусловно, это потребует значительных финансовых и других ресурсов. Вашингтон уже готов ввести санкции за нарушение Москвой положений договора об уничтожении ракет малой и средней дальности, а вероятный выход России из него вызовет еще более негативную реакцию.

Стратегия признает имеющиеся до сих пор недостатки американского бинарного мышления о том, что существует только два состояния - либо мир, либо война, а не сплошное соперничество. Некоторые игроки "научились действовать ниже порога военного конфликта - бросая вызов Соединенным Штатам, их союзникам и партнерам с враждебными действиями, замаскированными под отрицания". Итак, США меняют свое мышление и действия, чтобы отвечать этим вызовам - новомодной "гибридной войне".

Документ пронизан идеей могущества. Одной из ключевых тезисов является то, что "Слабость Америки провоцирует врагов, а ее сила и уверенность предотвращают войну и продвигают мир". Не предусматривает стратегия нового изоляционизма, поскольку "когда Америка не лидировала, пробелы заполнялись игроками с плохими намерениями, что наносило ущерб интересам США". Это очень правильный подход, учитывая провальную политику Барака Обамы на Ближнем Востоке и в Европе, где вакуум власти были заполнен террористами, Ираном и Россией, с сохранением кровавого режима Асада. Итак, отныне лидерство восстанавливается с "позиции силы и уверенности, в соответствии с нашими (американскими) интересами и ценностями".

При этом Америка не будет навязывать свой образ жизни, но помогать тем нациям, которые разделяют ее ценности. США будут поддерживать союзников, но те должны делать свой пропорциональный вклад в партнерство.

Стратегия содержит много других интересных и, по крайней мере на идеологическом уровне, открывает новые возможности для реализации национальных интересов Украины. Не смотря на перенос внимания с "мягкой силы" на силовые методы (сокращение международной помощи, отказ от продвижения демократии и т.д.), наша страна может рассчитывать на поддержку в укреплении силового потенциала, а также экономического развития. Впрочем, чтобы воспользоваться этими возможностями, Киеву нужно не только декларировать приверженность западным ценностям, но и доводить это конкретными шагами. Американцы терпеть не могут траты их времени и расхищения их помощи в надежде на преодоление трудностей демократических преобразований. На Банковой должны осознать, что партнерство "означает разделение ответственности и общей ноши".

Александр Хара, дипломат, эксперт фонда "Майдан иностранных дел"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять