Зачем Трамп посеял хаос в корейском вопросе, и какие это будет иметь последствия

Похоже, у Вашингтона нет четкого представления, что и как делать с КНДР, и это очень опасно для международной безопасности.

Трамп не знает, что делать с КНДР

Дональд Трамп отменил саммит с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, который был запланирован на 12 июня в Сингапуре. Эта встреча воспринималась международным сообществом как реальный шанс если не решить корейскую ядерную проблему, по крайней мере, существенно уменьшить уровень угрозы войны на Корейском полуострове, войны, в которой почти наверняка будет использовано ядерное оружие.

Главным следствием отказа американской стороны от проведения саммита является именно потеря этого шанса. Рано говорить, что в новой ситуации переговоры вообще не начнутся. Сам Трамп не исключил принципиальную возможность провести встречу с Кимом. К тому же - что американцы, что КНДР за последний год хоть и говорили о военных сценариях противостояния, но своими действиями убедили - желания начать вооруженный конфликт нет ни у одной стороны. В прошлом году Вашингтон после воздушного удара по сирийскому Шайрату, вроде и был готов к применению силы, но его шаги были такими непоследовательными и нерешительными, что вера в реалистичность угроз Вашингтона применить силу, быстро испарилась.

Сейчас начать такие переговоры и сделать их предметом серьезных, масштабных договоренностей будет намного труднее. По сути, путь к ним придется пройти заново, с самого начала. Ведь выброшено на помойку всю предварительную работу, которая велась в интересах саммита. С тех пор, как американский президент заявил о планах встретиться с северокорейским лидером, на реализацию этой встречи было приложено немало дипломатических усилий. Американцы добились определенного взаимопонимания с Пекином по цели переговоров. Настоящий масштаб компромисса между двумя великими державами остается неизвестным, но очевиден его базис: поддержка со стороны КНР планов добиваться отказа Пхеньяна от ядерного оружия обусловлена ​​согласием американцев предоставить гарантии безопасности КНДР. Достигать компромисса по любому вопросу Вашингтону и Пекину в последнее время становится все труднее. Когда речь идет об одном из центральных вопросов современной международной политики, о корейской проблеме, достижение взаимопонимания становится чрезвычайно сложной задачей. Будут ли в силе старые договоренности, или стороны будут начинать все заново - вопрос. Но, очевидно, новых - и, безусловно, тяжелых - переговоров с Пекином в качестве предпосылки для возобновления контактов с КНДР американцам не избежать.

Читайте также: Первый шаг

Под вопросом также окажется позиция Японии и Южной Кореи. Американские союзники встали на позицию однозначной и всесторонней поддержки политики Трампа. Даже несмотря на то, что эта позиция не до конца соответствует их интересам. В Токио опасаются, что Вашингтон заключит с КНДР новое соглашение, что только снизит уровень напряжения, но оставит неприкосновенным северокорейское ядерное оружие - значит, и опасность ядерного удара, которая для Японии значительно выше, чем для США.

Такое уже случилось на заре международных усилий по урегулированию ядерной проблемы, в 1994 году, когда Билл Клинтон пошел на сделку с Пхеньяном, ставшей лишь имитацией решения проблемы. Сеул согласился сделать ядерную проблему центральной в своем диалоге с северным соседом, хотя для самой Республики Корея повестка дня этих контактов значительно сложнее и масштабнее - она, прежде всего, вращается вокруг вопроса о воссоединении Кореи.

Но даже нынешний междукорейский саммит, лишь третий в истории и первый за более чем десять лет, стал лишь подготовительной фазой к саммиту Трампа и Кима. Южнокорейский президент Мун Дже Ин сознательно пошел на такой размен. Ведь, кроме союзнического долга, он также надеялся, что встреча лидеров США и КНДР позволит существенно уменьшить напряжение на Корейском полуострове - что выгодно Сеулу. Сейчас, после решения Трампа, оба американские союзники будут иметь больше оснований действовать самостоятельно, несмотря на американскую позицию. И такие действия не обязательно будут способствовать созданию атмосферы, необходимой для новых контактов между США и КНДР.

Но проблемы, которые создает отмена саммита, не ограничены ситуацией с переговорным процессом о корейском ядерном оружии. Опять возник вопрос о наличии в Вашингтоне даже не стратегии, а хотя бы просто четкого понимания целей и задач своей политики в отношении КНДР. Ведь с середины прошлого года США более или менее последовательно продвигали идею переговоров и мирного решения проблемы как единственный приемлемый сценарий. Силовое решение проблемы рассматривалось как крайне нежелательное, такое, к которому могут привести лишь деструктивные действия Пхеньяна. Но сейчас мирный процесс был сорван руками администрации Трампа - заявления американских чиновников об ответственности Пхеньяна не имеют никакого смысла, ничего принципиально нового или действительно важного, чтобы сорвать подготовку к саммиту, Северная Корея не сделала.

Когда американская администрация в качестве причины отмены указывает на обидные слова министра иностранных дел КНДР в адрес американского вице-президента, это скорее похоже на попытку найти хоть какое-то оправдание собственному шагу. Особенно, если учитывать, что жестких, оскорбительных слов в адрес Пхеньяна со стороны американцев в последние недели также хватало. И уместность заявления самого Майкла Пенса о "ливийском сценарии" для Пхеньяна накануне саммита также вызывает большие сомнения. Создается впечатление, что у Вашингтона нет четкого представления, что и как делать с КНДР. Это очень опасно для международной безопасности и не будет способствовать прогрессу в переговорном процессе, даже если такой удастся быстро восстановить.

Наконец, под вопросом также судьба санкционного режима против КНДР. В прошлом году США добились значительной дипломатической победы - значительного расширения экономических санкций против Пхеньяна и присоединения к ним Пекина и Москвы. По основным статьям поступления валюты в бюджет КНДР и по поставкам стратегического сырья был нанесен решительный удар - это несомненно стало важной причиной согласия Пхеньяна на переговоры. И едва ли не основным американским аргументом в пользу санкций, с которым согласились Китай и Россия, была необходимость давления на Пхеньян, чтобы сделать его позицию конструктивной, убедить руководство Северной Кореи пойти на переговоры. Сейчас, когда США сами провалили переговоры, со стороны Москвы и Пекина неизбежно будет поставлен вопрос о целесообразности санкций - или хотя бы о их цели в новых условиях, когда судьба переговорного процесса неизвестна.

Администрация Трампа в очередной раз прибегает к шагу, который делает международную политику крайне опасной и непрогнозируемой. Ближний Восток, Сирия, Иран, сейчас Северная Корея. Кажется, Вашингтон пытается разморозить и раздуть чуть ли не все значимые международные конфликты. Остаются большие сомнения относительно того, что за такими шагами стоит хорошо продуманная стратегия. Ведь если за ними - только эмоциональные порывы и попытки спасти рейтинги популярности президента, главный вопрос международной политики сегодня - кто будет разбираться с этим хаосом и какими средствами.

Виктор Константиновпрофессор Института международных отношений Киевского национального университета им.Тараса Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять