"Вот и встретились два одиночества". Кто больше выиграл от саммита Трампа и Ким Чен Ына

Эта встреча была нужна не столько США и КНДР, сколько лично Трампу и Киму. 

Саммит в Сингапуре — первая встреча на высшем уровне лидеров США и Северной Кореи. Эти два государства, откровенно враждебные друг другу, с окончания Корейской войны находятся в состоянии постоянной военной тревоги, периодически балансируя на грани нового военного конфликта. При это речь не идет о равных по силам мировых державах, ставки в отношениях которых — наивысшие: глобальная безопасность и выживание человечества. Корейская проблема остра, но эта проблема имеет лишь региональный характер. И все же, минуя долгий процесс нормализации, минуя последовательные шаги друг другу на встречу, стороны сумели организовать прямой диалог между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном. Сам факт проведения саммита, и дружелюбие обоих лидеров во время встречи — всё это кажется парадоксальным, если смотреть на происходящее с точки зрения логики отношений Вашингтона и Пхеньяна.

Вот только, организуя саммит, его участники руководствовались иной логикой. Эта встреча была нужна не столько США и КНДР, сколько лично Трампу и Киму. Да, как политикам, как лидерам своих стран. Но все же они руководствовались прежде  всего своими собственными интересами.

Трампу необходимо было выйти из тупика в корейском вопросе, в который он, по большому счету, сам себя загнал. Да, в нынешнем веке отношения между двумя странами с "завидным" постоянством ухудшались. И хотя первую скрипку в этом ухудшении играла Северная Корея, с ее постоянными ядерными и ракетными испытаниями и агрессивной риторикой, американская сторона тоже не упустила возможность сделать вероятность возобновления диалога исчезающе малой величиной: и Джордж Буш-младший, и Барак Обама сделали ставку на давление на Пхеньян. Но даже эти двое за шестнадцать лет не сделали для обострения Корейской проблемы столько, сколько сумел Трамп за первый год своего президентства. Весной прошлого года его угроза применить силы против КНДР была воспринята серьезно — после ударов по Сирии в возможность военной операции для уничтожения ядерных объектов Пхеньяна поверили многие. Но та эскалация была бы рациональной только в двух случаях: если удар действительно был бы нанесен или если противная сторона испугалась бы и пошла на односторонние уступки.

Читайте также: Над Кореей нависла украинская тень

Вот только Пхеньян еще ни разу не дал повода заподозрить себя в уступчивости — даже перед лицом конфликта с сильнейшей военной державой мира. И корейский кризис, доведенный до пика шагами Трампа, стал играть против него: угрозы прозвучали впустую, а другой стратегии у американского президента не оказалось. Самый острый внешнеполитический кризис президентского срока Трампа стал для последнего неразрешимым. Политический прорыв в этом вопрос стал острой необходимостью. Речь уже не шла о демонстрации дипломатических талантов Трампа — под вопросом оказалась способность хозяина Белого дома добиваться хоть каких то результатов на международной арене. На фоне не утихающего конфликта Трампа и значительной части политической элиты США такие сомнения опасны. Успешная внешняя политика — одно из условий сохранения поддержки со стороны республиканцев, и провал на корейском направлении грозит серьезно эту поддержку подорвать.

Для Кима кризис в отношениях с США привел к обострению вопроса о безопасности режима. И речь даже не о возможной смене режима в следствии нападении со стороны США: тут Пхеньян может надеяться на сдерживающую роль своего ядерного оружия. Куда опаснее жесточайшие экономические санкции, которые углубляют и без того серьезные проблемы в национальной  экономике. Ослабление международных санкций жизненно важно для самого Кима: обострение социально-экономических проблем может подорвать его власть. Очевидно, что его беспокоит  подобная возможность: некоторые экономические преобразования, затеянные им после прихода к власти — мера вынужденная. Неспособность государства обеспечивать базовые потребности населения давно стала главной угрозой для режима, игнорировать которую невозможно. Снижение давления международных санкций — одно из необходимых условий решения проблемы.

Читайте также: Не стоит впадать в эйфорию: что не так с исторической встречей Трампа и Ким Чен Ына

Результаты саммита следует оценивать именно с позиции интересов его непосредственных участников. Трамп записал в свой актив дипломатическое действо, которое заняло первые полосы мировых СМИ. Да, оппоненты будут критиковать его за общение с диктатором, за отсутствие реальных результатов саммита. Но "продать" саммит как успех дипломатии Трампа вполне реально. Ведь и сторонники Трампа, и республиканцы заинтересованы в том, чтобы "их президент" хоть немного повысил рейтинг — свой и политических сил, с ним так или иначе связанных.

Для Кима саммит стал той отдушиной в международной изоляцией, которую он искал. Изменился сам характер ситуации на Корейском полуострове. Вместо ожидаемого со дня на день военного конфликта — дипломатический диалог, "мир" и "нормализация". Изменившаяся атмосфера в региональных отношениях - повод для многих стран поставить вопрос о целесообразности такого жесткого режима санкций, какой действует сейчас. Собственно, Китай уже сделал это: в официальных заявлениях Пекин говорит о возможности пересмотреть режим санкций из-за "стабилизации ситуации в регионе". Сам факт диалога Вашингтона и Пхеньяна и есть свидетельством этой "стабилизации". Совсем не обязательно американцам оказывать Пхеньяну какую-либо экономическую помощь (как это было в 90-е). Достаточно того, что у КНР и России, традиционных партнеров Пхеньяна, да и у Южной Кореи, появился серьезный повод самим отказаться от части санкций.

Виктор Константинов, профессор Института международных отношений Киевского национального университета им.Тараса Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять