Адмирал Игорь Кабаненко: большинство военных в Крыму спрашивали: "Почему нет приказов?"

По словам адмирала, можно было беспрепятственно вывести корабли из бухт и разблокировать вход в Донузлав.

Игорь Кабаненко

На сайте "Главред" состоялся чат с бывшим первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины, адмиралом Игорем Кабаненко. Общаясь с читателями, он рассказал, что привело к потере Крыма Украиной, какая участь ждет военных, перешедших на сторону России, готов ли Запад из-за Украины вступать в вооруженное противостояние с Россией, каких действий Кремля можно ожидать в дальнейшем, смогут ли учения НАТО на нашей территории послужить сдерживающим фактором агрессивных намерений Москвы, а также о том, кто строит "Берлинскую стену №2", и чего боится Путин.

Представляем стенограмму чата с Игорем Кабаненко.

alex_sm:Господин Кабаненко, на самом деле возможно ли вмешательство Запада в случае военных действий со стороны России? Иными словами, готовы ли Запад и Европа лезть в драку из-за Украины? Либо же Запад готов действовать только политическими и экономическими санкциями?

Игорь Кабаненко: Во-первых, мы должны понимать, что за нас никто не будет воевать. Во-вторых, поддерживают сильного, то есть того, кто сопротивляется и показывает зубы. С другой стороны, мы должны понимать, что так устроено демократическое общество, что на Западе мнения тоже разделились. Я это почувствовал в ходе визита экспертов высокого уровня в Брюсселе. Там есть те, кто считает, что геополитический сдвиг, возникший в результате оккупации Крыма, негативно влияет на безопасность Европы, потому что в его основе – стремление силой построить новый европейский порядок. То есть, это те люди, которые за всестороннюю помощь Украине. Но есть и те, кто считает, что этот конфликт далеко, что можно все решить дипломатическим путем и путем экономического воздействия на Россию. Они считают всякое военное вмешательство провокационным относительно России.

Kosmopolit: Скажите, почему моряки не затопили корабли, не испортили оборудование, не поставили заграждение и пр.? Не было команды? Или, наоборот, экипажи знали, что корабли будут возвращать? Если знали – значит, была инструкция? Если не знали, и не было никаких инструкций из Киева, как это звучало в СМИ – неужели никто не решился на инициативу, видя, как части переходят под контроль Москвы, как захватываются корабли? Остались ли в Азовском море какие-то суда и инфраструктура ВМФ Украины, и каковы их перспективы, если исходить из того, что факт аннексии свершен? Что будет с личным составом ВМФ в условиях, когда людей больше, чем судов? Перейдет в Сухопутные войска, или же будет содержаться и готовиться к восстановлению потенциала ВМФ? Захваченные части, вооружение, боевые единицы и инфраструктура перешли к Украине на основании раздела ЧФ СССР. На основании чего они будут удерживаться Россией? Будет ли некоторое соглашение по их компенсации, или у Украины позиция все или ничего? Или же вопрос даже обсуждения не может стоять, и, прежде всего, на основании позиции России? Были слухи, что в войсках РФ украинцы этнические отказывались выполнять задание против Украины. Вы в это верите? Или солдат всегда и везде солдат, и должен делать то, что ему приказывают? Спасибо!

Игорь Кабаненко: Насколько я владею информацией, могу сказать, что речь не шла о заявлениях о том, что корабли будут возвращать на том этапе, никто не рассматривал такой вариант. Также мы должны понимать, что заявления – это одно, а реальные действия – это другое. Следующим аспектом является то, что военная иерархия построена на четком подчинении нижних управленческих структур соответствующим структурам верхнего уровня. Такова природа военной службы, всем нужно управлять. Это к вопросу, почему не затопили корабли и не испортили оборудование. Был период, когда можно было беспрепятственно вывести корабли из бухт на рейд, в открытое море или в Одессу. Была возможность разблокировать вход в Донузлав, поддержать в военном отношении корабли, которые пытаются захватить. Здесь больше говорю не о симметрии использования силы, а об асимметрических действиях. Почему это все не было сделано, и почему так случилось – считаю, это предмет отдельного национального расследования.

По личному составу Военно-Морских Сил Украины. Я бы предложил создать офицерский батальон и батальон контрактников, которые выведены из Крыма. Прежде всего, говорю о корабельном составе. Это первоначальный ход. В дальнейшем эти люди должны быть распределены по экипажам, если будет возврат кораблей, и штабам.

С другой стороны, я бы не очень ориентировался на то, что если корабли будут возвращены, то техническое состояние их будет такое же, как и при захвате. Я помню ситуацию 1996 года, когда "наши русские братья" передавали нам разломанную технику, корабли в Донузлаве. Приведение их потом в боеспособное состояние стоило героических усилий людей, промышленности, шефских организаций. Хотел бы быть откровенным, следует также обследовать эти корабли на предмет диверсионных закладок, помня опыт линкора "Новороссийск".

По кораблям хотел бы напомнить, что у нас есть Соглашение о параметрах раздела Черноморского Флота, где определенная часть корабельного состава, вооружения и техники отошла Украине. Это важно понимать и в контексте того, если Россия не будет придерживаться этого соглашения, тогда у нас есть возможность вернуться к нулевому варианту, когда все вооружение и техника, которые находились на территории Украины в период развала СССР, является собственностью нашего государства. В общем-то, вопрос непростой, многое зависит от дипломатических усилий, а также от действий наших военных.

Вопрос восстановления Военного флота Украины я бы рассматривал намного шире. В контексте создания действительно боеспособного организма защиты морских рубежей государства, в том числе с использованием военной помощи развитых стран. Это возможно, и это надо делать.

По тем военным, кто перешел на сторону РФ, мы должны четко идентифицировать: это – предательство. Кто перешел на сторону РФ и будет продолжать служить в российских вооруженных силах – это предательство. Думаю, что в недалеком будущем их ждет освоение Сибири, севера и дальнего Востока России. Не думаю, что российское руководство будет их использовать против Украины, это было бы военно-политической ошибкой.

Игорь Кабаненко

y-grek: Ви, як ніхто інший, маєте знати настрої українських військових, моряків, тож скажіть, чи була б кількість наших військовослужбовців, що перейшли на бік Росії, суттєво меншою, якби нинішнє українське керівництво більш активно та ефективно реагувало на події в АРК і давало хоча б якісь сигнали (конкретними діями, а не пустими розмовами) про те, що переймається долею військових?

Игорь Кабаненко: Звичайно. Я постійно спілкувався з нашими хлопцями в частинах і на кораблях. Більшість із них запитувала мене: "Чому немає чітких наказів і адекватної реакції з боку влади?" Такі накази, як "стояти, але не застосовувати зброю" та "не піддаватися на провокації" – взаємовиключні для військових. З іншого боку, була можливість застосувати для підтримки військових внутрішні війська, перекинути частини і підрозділи з континентальної України. Особливо це важливо було зробити на першому етапі, симетричними діями стримати російських військових, а також не допустити їх нарощування через кордони повітрям та морем. Такий досвід у нас був на Тузлі, в Новоозерному та Одесі. Чому це не було зроблено? Для мене це також питання.

y-grek:Ігоре Васильовичу, як би Ви оцінили рішення та дії Генштабу під час "кримської кризи"? За Вашими враженнями, чи робилося справді все можливе, аби зберегти Крим? Та як Ви ставитеся до версії, що Крим просто "злили"?

Игорь Кабаненко: Вважаю, що ці дії були пасивні, багато в чому пацифістські та недостатні. Ми могли б змінити ситуацію і не допустити окупації Криму. Я навіть не кажу про застосування зброї на ураження – лише адекватними стримуючими діями та ізоляцією та арештом окремих людей, хто перейшов межу закону.

Terri:1) Как вы на сегодня оцениваете вероятность вторжения России на материковую часть Украины? 2) Если такое наступление будет иметь место, то как это может происходить, по каким сценариям? 3) Что бы вы посоветовали гражданскому населению в этой ситуации? Или самый популярный совет – держать наготове "тревожный чемоданчик"?

Игорь Кабаненко: Мы должны понимать, что классического вторжения, скорее всего, не будет. Войска Путину нужны для того, чтобы действовать по крымскому сценарию или его видоизмененному варианту, когда есть необходимость, так сказать, "защитить русскоязычное население". В этом же ключе сейчас воплощается идея так называемого "местного референдума". Мы знаем решения Донецкого облсовета по этому вопросу.

То, что сейчас происходит с российскими войсками, оцениваю как перегруппировку. Подошел срок весеннего увольнения-призыва личного состава срочной службы. Мы видим замену отдельных воинских соединений со срочниками теми, которые укомплектованы контрактниками. Также проведение командно-штабных учений, направленное на отработку более согласованного действия всех участников, задействованных против Украины.

Расшатывание ситуации в Украине изнутри, вероятно, будет проходить и дальше с применением диверсантов, экстремистов, "пятой колонны", которая у нас, кстати, до сих пор находится во власти. Наиболее вероятным сценарием со стороны Москвы считаю "мягкую силу вместе с жесткой силой", то есть четкое соединение и синхронизация внутренних усилий (раскачивание ситуации) с внешними действиями (военным вторжением). Этим сценарием предусматривается дестабилизация внутренней ситуации в Украине, в том числе: с использованием мягкой силы – информационная война, подкуп и шантаж, в том числе в органах местного самоуправления, целенаправленное использование мероприятий в Украине, которые коррелируются с СССР, например, 9 мая, пропагандистская и подрывная работа со стороны отдельных организаций и активистов и другие мероприятия для провоцирования акций гражданского неповиновения, а также инициирование проведения референдума об определении статуса отдельных регионов (с Украиной или с Россией); жесткой силы – набора инструментов российского спецназа (шантаж, угрозы, похищения и другие скрытые и открытые приемы с использованием в благоприятный момент военной силы для захвата территории и ее дальнейшей аннексии). Все это, скорее всего, будет происходить с осуществлением всестороннего давления и стремления истощить Украину, в первую очередь, экономически.

Гражданскому населению, прежде всего, советовал бы не паниковать, сосредоточиться на трех аспектах: создание гражданского общества в Украине, тем, кто имеет военно-учетные специальности – в военкомат и там уточнить свои дальнейшие действия, остальному населению – отмежеваться и изолировать тех, кто хочет раскачать ситуацию, дать возможность работать специальным службам, обновить знания по гражданской обороне.

gf_43:На сайті Міноборони йдеться, що "станом на 31 березня на рахунки Міністерства оборони України в рамках акції "Підтримай Українську армію" надійшло вже більше 70 мільйонів гривень від юридичних і фізичних осіб в якості допомоги Збройним Силам України". Питання: чому і досі найбільшу допомогу надають волонтери та прості громадяни військовим, що виїжджають з Криму, а не МО? На що підуть ці 70 мільйонів?

Игорь Кабаненко: Для мене це також питання. Ми разом із громадськими активістами (Данилом Яневським, Данилом Ситниковим, Юрієм Міленком та іншими) активно допомагаємо нашим Збройним Силам. Знаю, що багато робиться людьми з різних регіонів нашої держави, в тому числі в місцях розташування військ. Вважаю доцільним пропонувати Міністерству оборони передусім звітувати про те, куди саме спрямовані ці кошти (конкретно), та подумати над гнучкими механізмами їхнього використання саме в інтересах тих військ, які зараз стоять в першому ешелоні оборони – це пріоритет.

Игорь Кабаненко

Omega:Пане Ігоре, чому, по-вашому, так легко здали всі військові кораблі, техніку в Криму? Чому не приймалося рішення про їхнє знищення, якщо не було змоги забрати це все? Адже тепер може виявитися так, що все це почне застосовуватися проти нас же, чи як?

Игорь Кабаненко: Я вже на це питання відповів раніше. Вважаю, можна було зробити багато чого, щоб не допустити їхнього захоплення. Військовий корабель, за міжнародним правом, має імунітет, тобто це територія держави прапору. Все, що відбулося відносно кораблів – акт неприкритої агресії проти нашої держави. Можливо було підсилити екіпажі кораблів спецназом і стійко обороняти цю територію – спецназ проти спецназу. Але для цього повинні були прийняті відповідні рішення "нагорі".

Omega:"Рішення про допуск військ НАТО для проведення навчань протягом року на території України – прийнято! Москалям вітання!!!", повідомив у себе у ФБ Бригинець. Пане Кабаненко, що фактично це означатиме для України? Які ризики для нас це передбачає? Якої реакції Росії слід очікувати? Ви особисто схвалюєте це?

Игорь Кабаненко: Кожного року плануються відповідні спільні навчання з країнами Альянсу на території України. Це не є якимось виключенням і цього року. Зазначені навчання проводяться з метою підвищення взаємосумісності для забезпечення спільного реагування на сучасні ризики і загрози в сфері безпеки. В основному вони носять миротворчу спрямованість. Тому якихось ризиків для України тут немає взагалі.

З іншого боку, присутність на нашій території іноземних військ вважаю стримуючим факторів стосовно агресивних намірів Кремля. Саме тому я схвально ставлюся до цих навчань. Скоріше за все, російське керівництво під час цих навчань буде вести активну інформаційну боротьбу для того, щоб викривити їхню мету та взагалі продовжити зомбування власного населення та тієї частини українського суспільства, яке перебуває під впливом стереотипів та фобій із минулого.

Medegora:Вопросов два. Первый – кто сдал Крым? Второй – как Украина собирается его возвращать?

Игорь Кабаненко: Относительно первого вопроса – считаю необходимым, чтобы все точки над "і" поставило национальное расследование. Нам необходимо вынести уроки из того, что произошло в Крыму, чтобы избежать повтора ошибок в будущем. Мы должны понимать важность этого. Например, Великобритания после англо-аргентинского конфликта (кстати, она одержала победу) провела такое национальное расследование для идентификации ошибок и вынесения уроков. Результаты расследования позволили существенно скорректировать направление развития вооруженных сил, в первую очередь, военно-морского флота, скорректировать кораблестроительную программу и систему подготовки.

По второму вопросу – путь у нас один: показать лучшие стандарты жизни, опираясь на европейский выбор. "Берлинскую стену №2" строим не мы, но уверен, что у нас есть все возможности создать в Украине общество лучших стандартов. И это будет наша победа. Это то, чего боится Путин.

Nekto Proshel:Сегодня никто и никак не может ответить на вопрос, какие именно корабли ВМС Украины будут переданы обратно нашим экипажам. Сроки передачи также неизвестны. Некоторые экипажи уже получили команду и собираются на материк, хотя никто однозначно не сказал, что их корабль уже не отдадут. Другие экипажи ждут и надеются. Зная Вашу позицию, уверен, Вы смогли бы поспособствовать в решении этого вопроса.

Игорь Кабаненко: Делаю и буду делать все возможное, чтобы возродить Военно-Морские Силы Украины. Это принципиально для меня. Уверен, что вместе с энтузиастами, патриотами, профессионалами мы сможем создать национальный военный флот лучших стандартов.

Игорь Кабаненко

nat_: Какие действия могут последовать после того, как Донецкий облсовет выдвинул требования Киеву – русский язык и закон о референдуме? Как можно пресекать сепаратистские движения на юго-востоке страны?

Игорь Кабаненко: Считаю необходимым внедрить в законодательство соответствующие механизмы пресечения сепаратистской деятельности, в первую очередь, ввести уголовную ответственность (до 10 лет заключения) для военных и граждан другого государства, которые применяют силу на нашей территории или провоцируют других на сепаратистские действия. Если эти люди с оружием – максимальный срок заключения. Обеспечить неукоснительное соблюдение требования этого законодательства.

Xxxyyyzzz:1) Причиной (главной?) успеха спецоперации по аншлюсу Крыма стало "местечковое" комплектование армии, флота. Если там служило больше 50% крымчан, то сопротивление невозможно. Это ошибка Генштаба и политического руководства (если оно было в теме) последних 10 лет. Поскольку несколько кандидатов в президенты имели отношение к этому вопросу, то анализ и поиск виновных необходим сейчас. 2) Думаю, что в феврале-начале марта наш генералитет не представлял себе, что такой позорный сценарий возможен (хотя это их должностная обязанность). Если б прогнозировали – армия как-то вмешалась бы в затяжной конфликт Майдана с бывшим президентом. Какая часть высшего и старшего комсостава сможет/смогла перейти на логику войны (а не капитуляции) сейчас? 3) Как сформировать и реализовать стратегию защиты государства в условиях дефицита профессионалов и избытка "разнообразных шпионов"?

Игорь Кабаненко: Не думаю, что возлагать ответственность за все ошибки в Крыму следует на военных. В нашей стране так построена система обороны, что министр обороны – это политическая фигура, начальник Генерального штаба - Главнокомандующий ВС – военная. Разведывательные органы (в первую очередь ГУР) не подчинены военным, то есть эта ситуация требует принципиальных политических решений в случае конфликта или его эскалации.

Согласен с Вами, что ментальные вещи работали: совсем разное мышление войны и мира. Что касается стратегии защиты государства, то об этом уже ни один раз говорил – только объединением всех усилий государства и направлением их на защиту независимости, суверенитета и территориальной целостности. Это должна быть гибкая стратегия, с сосредоточением усилий в разные периоды времени на разных направлениях, но цель должна быть одна. В ней должны присутствовать ментальное направление, направление государственного строительства, трансформация экономики, изменение законодательства, наращивание целесообразных возможностей сектора безопасности государства, внешнее направление, и очень важно – крымская проблематика.

Karambol:Чего, каких действий можно ожидать от Путина, если, как говорят СМИ, 74% россиян готовы поддержать действия руководства РФ в случае начала военного конфликта с Украиной? Можно ли еще говорить о "братских народах"?

Игорь Кабаненко: Безусловно, такого отношения к россиянам, которое было до крымских событий, уже не будет. Не потому что мы стали другими, а потому что произошла оккупация наших земель "братским народом". Вместе с тем, я бы не отождествлял всех русских с Кремлем. Кремль имеет четкую имперскую задачу, направленную на "собирание земель" и превращение нас во второсортных людей, по сути, рабов.

polit_ua:Чи варто стояти Майдану далі, зважаючи на те, що там зараз відбувається? Зокрема, наприклад, та нинішня стрілянина біля "Мафії" на Хрещатику...

Игорь Кабаненко: Вважаю, що Майдан повинен трансформуватися в більш впливовий механізм громадського контролю над владою. Як це зробити – предмет окремої дискусії.

Игорь Кабаненко

Karambol:Какие шаги должна предпринять украинская армия сейчас, чтобы быть готовой к возможным угрозам? Какие шаги должны быть предприняты в идеале, а какие – вполне реально осуществить?

Игорь Кабаненко: В современных условиях войны выигрывают не только симметричной военной силой, хотя она тоже необходима. Нам важно нарастить те военные возможности, чтобы мы могли осуществлять адекватные и результативные действия по слабым местам другой стороны и нивелировать ее сильные места. Этого можно достичь расстановкой приоритетов на основании анализа конфликтов современности и перспективного планирования. В первую очередь, речь идет о создании и систем загоризонтного и дальнего наблюдения (БПЛА и другие), высокоточного крылатого оружия, сил специальных операций, современной морской и авиационной компоненты, высокомобильных и подвижных наземных систем. Безусловно, сюда следует включить и высокотехнологические средства ведения информационной и кибервойны. Все это реально осуществить, расставив приоритеты по времени и наращиванию производственных возможностей. Кстати, это в том числе и эффективный механизм обеспечения технологического прорыва отдельных областей нашей экономики, что важно в контексте рабочих мест и конкурентоспособности нашего производства.

Dinka:Пане Ігоре, чому, на ваш погляд, склалося так, що прояви патріотичних почуттів у будь-яких народів і держав є тим, що викликає повагу, є абсолютно нормальним, а коли українець говорить про любов до батьківщини, його одразу ж називають "бандерівцем", "екстремістом" чи ще не зрозуміло ким?

Игорь Кабаненко: Я б не ставив так критично питання. Такі слова застосовуються нашим колишнім другом і його прибічниками. Сьогодні ми бачимо величезну енергію наших громадян, які готові в будь-який спосіб захищати нашу державу. Це дорогого варте, і це те, що поряд із іншими чинниками примусило Путіна відкласти вторгнення. Думаю, він розуміє, що швидкого бліцкригу не буде, і земля буде палати у нього під ногами. Це об'єднуючий фактор, який дозволяє нам поряд із іншими сформувати громадянське суспільство на засадах любові до України, ціннісних уподобань та загальнолюдських орієнтирів.

Karambol: Как дальше может развиваться ситуация в Крыму: партизанское движение, открытые противостояния, просто все смирятся и будут строить жизнь, приспосабливаясь к новым обстоятельствам?

Игорь Кабаненко: На мой взгляд, ситуация в Крыму достаточно сложная. Возникло большое количество новых рисков, которые связаны с милитарной составляющей дальнейшей судьбы Крыма, сужением поля прав и свобод людей, экономическими переменами не к лучшему, связанными с переделом собственности, и других. Безусловно, общество не может смириться с теми негативными моментами, которые ему навязываются, но оно должно для этого созреть. Имею в виду общественные тенденции, а не только разговоры людей между собой. Хотя и это тоже важно. Все, что Вы перечислили, зависит именно от этих тенденций.

Игорь Кабаненко

Karambol:Игорь, что на сегодняшний день может служить реальным сдерживающим фактором для России, который хоть немного усмирит ее аппетиты по отношению к Украине?

Игорь Кабаненко: Эти факторы уже активированы: более жесткая позиция Запада, в первую очередь США, Великобритании, Германии, Франции; реальная готовность нашей армии, силовых структур защитить независимость и адекватные действия (предложил бы действовать более целенаправленно и жестко); объединение общества вокруг идеи защиты государства. Кстати, крайний фактор требует более полноценных действий со стороны власти для его использования лучшим способом.

polit_ua:Пане Ігоре, поділіться, будь ласка, оцінкою діяльності Тенюха в якості очільника Міноборони та того, як він проявився під час кримських подій? Як ставитеся до нинішнього в.о. міністра оборони Коваля? Хто, по-вашому, має обійняти цю посаду в майбутньому?

Игорь Кабаненко: На мій погляд, і це не лише моя оцінка, але й оцінка інших експертів, в контексті оборони держави припустилися низки прорахунків. Насамперед це стосується незрозумілих директив, неприйняття адекватних заходів з нарощування військової присутності, пониженої готовності в критичний період, невиведення кораблів тоді, коли це можливо було зробити, відсутності військової підтримки наших частин і кораблів у Криму. Вважаю, що все це питання окремого національного розслідування.

Будь-якого державного діяча на посаді характеризують конкретні дії і результати. Це є визначним. Вважаю, що міністром оборони повинен бути професійний політик. Професійний ставлю на перше місце.

zoi_5:Ігоре Васильовичу, Ваш рецепт збереження оптимізму і стійкості в тому вирі страшних та сумних подій, що довелося пережити Україні з листопада, а також під час того, що відбувалося в Криму? А також – Ваша порада цивільному населенню, якщо "раптом почнеться"? Дякую за відповідь.

Игорь Кабаненко: Звичайно, я не бачу підстав для песимізму чи паніки. Ми – велика нація, яка має всі підстави жити краще, у нас для цього все є. Свій історичний шанс ми повинні використати, щоб побудувати громадянське суспільство в Україні, змінити систему державної влади. До речі, це предмет окремої дискусії – яку саме державу ми хочемо мати, як саме діяти в цій площині. Важливим зараз вважаю скоротити владну дистанцію, відійти від диких бізнес-моделей управління державою – влада повинна бути професійною, а не слідувати власним (клановим) інтересам. Візитною картокою сучасного істеблішменту повинна бути не багатомільйонна власність, а служіння інтересам суспільства. Влада не повинна підпорядковуватися інтересам однієї партії чи коаліції – їй слід враховувати весь спектр народної думки.

"Якщо раптом почнеться" – в об'єднанні наших зусиль наша сила, бо ми дійсно сила. Нас перемогти неможливо!

Economist:Г-н Кабаненко, сегодня продолжают собирать деньги на нужды украинской армии (с помощью смс и т.д.), но на что тратит их Минобороны, Вам известно? Где они в итоге оседают? На ваш взгляд, это нужная, правильная практика, или лучше все же адресная помощь, к примеру, конкретным украинским военнослужащим из Крыма и их семьям? Спасибо.

Игорь Кабаненко: Я уже говорил, что Министерству обороны необходимо отчитываться за каждую народную копейку, это очень важно. Наша волонтерская организация "Штаб громадянської оборони" вместе с другими организациями и волонтерами помогает напрямую.

Firina:Господин адмирал, что делать людям, остающимся в Крыму, но душой и сердцем находящимся с Украиной (а нас много, и это будет видно, когда Крым вновь станет украинским), какую моральную поддержку и помощь возможно организовать, чтобы мы не чувствовали себя брошенными на произвол мошенникам, захватившим наш Крым? Благодарю Вас.

Игорь Кабаненко: Каждый день получаю очень много звонков и информации от наших людей в Крыму, которые, как Вы пишете, "душой и сердцем находятся с Украиной". Считаю необходимым для правительства разработать отдельную программу по Крыму, определить на уровне одного из заместителей министра ключевых министерств крымское направление с конкретными полномочиями, продумать и осуществить различные, в том числе политические, законодательные, экономические, информационные и другие меры поддержки наших граждан в Крыму.

Sergey85:Поясніть, будь ласка, чому знаючи, що життя долару майже закінчилося, нам намагаються "всунути" величезні транші грошей з Європи, які наша держава ні за яких умов не зможе повернути (тобто поверне, тільки вже своїми землями та банкрутством підприємств, які ще працюють), ми маємо просити допомоги в тих самих людей, які хочуть понівечити доларом все те, що в нас ще залишилося?

Игорь Кабаненко: Насколько я понимаю экономическую ситуацию, она достаточно сложная. Сторонник Плана Маршалла для Украины. В данной ситуации также может сработать направление, связанное со списанием наших отдельных долгов европейским странам. Но этим нужно заниматься очень плотно в дипломатической плоскости.

Фото Владислава Мусиенко

Сейчас вы просматриваете новость «Адмирал Игорь Кабаненко: большинство военных в Крыму спрашивали: "Почему нет приказов?"». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Популярное
Разведчики выяснили, как Россия может атаковать УкраинуРазведчики выяснили, как Россия может атаковать Украину В Петербурге задержали украинского консулаВ Петербурге задержали украинского консула Зеленский предупредил Байдена и Путина о переговорах по УкраинеЗеленский предупредил Байдена и Путина о переговорах по Украине Эксперт раскрыл причину решения США по военным кораблям в Черном мореЭксперт раскрыл причину решения США по военным кораблям в Черном море Зеленский заявил об отказе Путина от переговоров по ДонбассуЗеленский заявил об отказе Путина от переговоров по Донбассу

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять