Как Путин на переговорах в Минске умудрился схитрить - польский публицист

 Кремль никогда не уважал тех, кого считал слабее.

Владимир Путин

Президенту России Владимиру Путину на Минских переговорах не удалось добиться одной из своих главных целей. Минские соглашения, пусть они и не самый выгодный вариант для Украины, все же не предусматривают ее децентрализации. Но Путину удалось другое: децентрализовать Европу.

Об этом пишет gублицист польского издания "Dziennik Gazeta Prawna" Михал Потоцкий, сообщает Новое время.

По его мнению, Кремль пытается вернуть Европу к тем временам, когда все вопросы решались тройкой лидеров, а мелким странам оставалось лишь молча соглашаться.

"Чем список участников Минска 1-отличался от Минска 2? В сентябре Европу представляли шеф Еврокомиссии Жозе-Мануель Баррозу и глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон. Сейчас в столицу Белоруссии приехали канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд, а преемники Баррозу и Эштон готовились к саммиту ЕС в Брюсселе.

Можно бы спросить, какая разница, ведь и Германия, и Франция – члены Евросоюза. Ключевые игроки, без чьего согласия ни одно серьезное решение фактически принято быть не может. Но дело в другом: это часть российской стратегии, известной не первый уже год. Не секрет, что власти в Москве не уважают западную демократию, но сложные пути принятия решений в ЕС в их глазах выглядят совсем дико.

А еще Кремль никогда не уважал тех, кого считал слабее. "Если вы будете разговаривать со мной таким образом, то уже сегодня не будет больше такого понятия, как Катар" – сказал когда-то Виталий Чуркин послу этой страны. С Германией договариваться или даже спорить можно, с Францией – пожалуйста. Но с шефом Еврокомиссии, гражданином Люксембурга, страны, где живет столько же людей, сколько в Новокузнецке кемеровской области? В Люксембурге выгодно деньги прятать, но говорить на равных с люксембургским политиком – не по-мужски.

Для России лучше всего было бы вернуться к европейскому порядку XIX столетия, когда всем в Европе заправляли сверхдержавы – Великобритания, Россия, Австрия и Пруссия (а потом также Франция и Италия). Их целью являлось не только не допустить ситуации, в которой одна из стран-конкурентов вырастет в гегемона, но и следить за стабильностью на континенте. Каким образом? Когда в 1830 году против нидерландской власти восстали бельгийцы, только параллельное восстание в Польше сорвало план отправки российских войск для его подавления.

Сейчас с точки зрения Кремля для переговоров вполне хватило бы России, Франции и Германии. Другие страны должны подчиняться решениям великой тройки и не гавкать. Для таких держав, как Украина или Польша, слишком больших, чтобы другие с ними не считались, но и слишком маленьких, чтобы им всегда удавалось пролоббировать свое мнение и свои интересы, такие идеи очень опасны.

Поэтому Польша всегда пыталась (хотя у нее не всегда это получалось) решать свои проблемы с Россией на уровне Евросоюза. В 2005 году Россия ввела эмбарго на польское мясо и овощи из-за того, что на выборах у нас победила партия, которую в Кремле считали русофобской. Варшаве тогда удалось передать на уровень Еврокомиссии задачу поднять вопрос этого эмбарго, но снять его удалось только тогда, когда следующее правительство решило все-таки договориться с Москвой без посредников. Краткосрочно мы получили выгоду – ведь Евросоюз оказался не нужен, а фермеры зажили лучше. Но в целом это была ошибка, так как Москва всегда пыталась игнорировать существование интеграционных структур Европы.

Давайте вернемся к сегодняшнему дню. Год назад гарантами договора с Виктором Януковичем были шефы МИД Германии, Франции и Польши, но сам визит был согласован с Кетрин Эштон. Потом россияне (не без участия украинских властей), убедили западных партнеров в том, что участие поляков необязательно. "Ведь эти русофобы мешают нам серьезно говорить". Я не переоцениваю, в отличие от части моих польских коллег, уровень понимания России и ее политики в Польше, но все-таки мы умеем чувствовать российские хитрости лучше сильнее Запада.

Речь заходит об американцах? "Давайте не будем им позволять вмешиваться в наши европейские дела", - немедленно заявляет Россия. Такие предложения очень сильно совпадают с традиционным антиамериканизмом Франции и более амбивалентной по этому поводу Германии, в результате США почти не допускают к переговорам по Донбассу. Евросоюз тоже не нужен. "Времени нет ждать, пока бюрократы в Брюсселе все решат и пересмотрят". В результате имеем Минск, в котором нет ни представителей ЕС, ни представителей Восточной Европы, которые первыми пострадают, если Москва решит пойти дальше.

Наши страны не должны соглашаться на евроконцерт, так как в будущем это значительно ограничить наше влияние на собственные права и интересы, ограничить наш суверенитет. Поляки относятся к этому особенно чувствительно, у нас даже есть поговорка-желание "nic o nas bez nas" (ничего про нас без нас). Но у нас есть общие инструменты, которые могут помочь усложнить задачу великим.

Первым инструментом является региональная политика. В регионе много стран, которые поддерживают Украину активнее и принципиальнее Германии или Франции. Литва, Румыния, Польша, Эстония прекрасно понимают, что угроза для Украины сегодня - это угроза им самим завтра. Почему бы не координировать и не согласовывать наши позиции накануне важнейших международных событий? Совместный голос пяти или шести стран региона сильнее, чем сумма их голосов. Эффект синергии.

Второй инструмент – трансатлантическая политика. Переговоры в Минске – первый случай, когда США не участвовали в важнейшим для европейского будущего процессе. Москва скажет, что это неевропейская страна, но нам не обязательно принимать этот аргумент. Сегодня интересы США в Европе совпадают с украинскими (и польскими) интересами. И это надо использовать, чтобы у России не получилось построить "совместной Европы от Лиссабона до Владивостока".

Такую концепцию впервые представил Дмитрий Медведев, будучи еще президентом. Такая идея записано – что уже настораживает – в минской декларации лидеров. Но мы не хотим такой Европы. Она слишком будет напоминать времена, когда ни Польши, ни Украины не было на карте Европы – не только в переносном смысле того слова. На нашем континенте есть и всегда будут страны сильнее нас. Но в Европе сильный не всегда прав. В России – наоборот", - отмечает публицыст.

Как известно, после переговоров в Минске президенты Украины Петр Порошенко и Беларуси Александр Лукашенко перекинулись несколькими фразами.

Напомним, 12 февраля завершились переговоры лидеров "нормандской четверки" по урегулированию ситуации в Донбассе. Результатом стало принятие Декларации президентов Украины, Франции, РФ и канцлера Германии в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений.

Также напомним, что Россия фактически отказалась выполнять Минские соглашения, заявив, что она не является участником конфликта

Сейчас вы просматриваете новость «Как Путин на переговорах в Минске умудрился схитрить - польский публицист». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять