Атака на Совет добропорядочности, или Как легко можно уничтожить судебную реформу?

Более двух третей недобропорядочных кандидатов продолжают участие в конкурсе.

В Украине можно уничтожить судебную реформу

В последнее время Общественный совет добропорядочности (ОСД) подвергается мощной информационной атаке. В некоторых СМИ раскручиваются мнения о том, что выводы общественности основаны исключительно на домыслах, непроверенной информации, а его члены действуют без методологии и критериев оценки, что противоречит европейским стандартам. Члены ОСД объясняют все происходящее желанием дискредитировать работу Совета и нивелировать их негативные выводы, да и весь конкурс в Верховный суд. Как результат — кресла судей кассационной инстанции займут недобропорядочные кандидаты.

А критики кто?

Ныне в профессиональном медиапространстве активно обсуждается несколько сюжетов в выпусках новостей на одном из центральных телеканалов. Предмет их исследования — работа именно Общественного совета добропорядочности. В одном из них мнение самого ОСД даже не представлено: ни в виде комментариев, ни в виде цитирование из открытых источников. Зато есть синхронны судьи-спикера Окружного административного суда города Киева Богдана Санина и адвоката Алексея Шевчука.

Первый выносил решение о запрете протестов в центре Киева 1 декабря 2013 года. Он — коллега и товарищ кандидата в Верховный Суд, председателя Окружного административного суда Киева, кандидата в ВС Павла Вовка, получившего негативные выводы от ОСД. Это к последнему недавно с обысками приходили из НАБУ.

Второй критик — юрист Шевчук — являлся адвокатом кандидата в Верховный Суд, который выбыл из конкурса, судьи Высшего хозяйственного суда Украины Артура Емельянова. Тот известен тем, что против него ГПУ открыла уголовное производство по подозрению во вмешательстве в автоматизированную систему распределения дел в судах. Сам же Шевчук зимой 2014 года в прессе позитивно высказывался о диктаторских законах 16 января. В комментарии журналистам тогда сказал, что законодательство Украины уже давно требовало подобных положений, обеспечивающих соблюдение демократических гарантий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Конкурс в Верховный Суд: богатые и знаменитые продолжают борьбу

Аргументов по поводу некомпетентности ОСД, как считают комментаторы, у них несколько.

Первый — это заключение профессора из Болгарии Дианы Ковачевой, эксперта Совета Европы о регламенте ОСД.

"Говорят, что сами европейцы, не ожидая от группки членов ОСД такого "бурного и нелогичного творчества", буквально прошлись "катком" по отдельным статьям Регламента ОСД. Вроде как ребята, которые рьяно говорили о европейских ценностях, де-факто оказались совсем не приверженцами этих ценностей", — пишет судья Санин на своей странице в соцсети.

Шевчук же на камеру называет членов Общественного совета сборищем сплетников. "Ты кто такой? Ты каким образом имеешь отношение к декларации? Если у НАЗК, у компетентного органа, нет вопросов... Нельзя оперировать тем, что не можешь доказать", — говорит он.

Второй аргумент — возможные политические и финансовые бонусы. В частности, судья Санин намекает: "ОСД злоупотребляет своими правами. ОСД непосредственно заангажирован. Они набивают себе какие-то политические бонусы, они пытаются получить наверно дополнительные какие-то гранты, для того, чтобы дальше проводит какую-то работу. Но у них не прослеживается цель создания эффективной судебной системы".

И третий — недобропорядочные личности в составе ОСД.

Советы Европы

"Заключение эксперта Совета Европы (СЕ), о котором то и дело вспоминают наши критики, — наш внутренний документ, — объясняет член Общественного совета добропорядочности, адвокат Виталий Тытыч. — Он появился в результате нашего обращение к одному из экспертов СЕ, который действует в Украине и занимается правовыми вопросами. Это было наше коллегиальное решение полгода назад. Одновременно мы работаем еще с несколькими экспертами ЕС и США, они также готовят выводы, которые будут обнародованы. Что же касается этого заключения, то вряд ли можно назвать его негативным. В нем речь идет о том, что "регламент ОСД принимает во внимание стандарты Совета Европы касательно независимости судейского корпуса, а рекомендации нацелены на то, чтобы углубить соответствие регламента этим стандартам в области независимости судей".

По словам Тытыча, документ появился не вчера. Уважаемый эксперт из СЕ даже дорабатывала исходный вариант, ссылаясь на не совсем корректный перевод украинского законодательства, а участники ОСД уже успели принять во внимание некоторые рекомендации. К тому же в публичную площадь вынесен не окончательный вариант вывода, некоторые положения уточняется.

Например, одно из главных замечаний эксперта СЕ: общественный совет не может комментировать решения судов.

"Надо сказать, что вывод СЕ базируется на заключениях консультативного совета европейских судьей, который создан самими судьями, и ставит вопрос независимости в качестве приоритета. Его решения носят рекомендательный характер. При этом в Европейском суде по делам человека, решения которого обязательны для выполнения, был кейс The Sunday Times против Великобритании. И там демонстрируется другой подход. В частности, суд принял возможность комментирования и критику судебных решений", — заявляет Тытыч.

"Речь же идет об оценке профессионализма, а не добропорядочности, — говорит в комментарии "Главреду" юрист, доцент Национального университета "Киево-Могилянская академия" Владимир Сущенко. — Общественный совет добропорядочности оценивает нравственные параметры кандидата на должность судьи. А то, что решение было обжаловано, отменено на соответствующих основаниях — это оценка профессиональной подготовки: насколько уровень судьи позволял ему принять справедливое и законное решение. Если оно было отменено, то это говорит лишь о том, что есть проблемы с профессиональным уровнем. А профессиональный уровень — это знание закона, умение его толковать, с пониманием его применять. И откровенно говоря, добропорядочный человек может ошибаться. Одно дело, если он это делал намеренно, тогда есть состав правонарушения. Другое — если он это сделал, не до конца понимая, что такое принцип верховенства права или принцип пропорциональности. Тогда этот вопрос уровня профессиональной подготовки. Это мое видение".

Еще одно замечание эксперта Совета Европы, что у ОСД нет четких критериев, на основании которых можно сделать вывод о несоответствии кандидата на должность судьи нормам добропорядочности и этики.

"В законе, которым предусмотрено создание ОСД, сказано, что Совет должен содействовать в установлении соответствия судей или кандидатов на должность критериям добропорядочности и профессиональной этики, — уверен другой член Общественного совета добропорядочности Сергей Верланов. — Больше ничего не сказано. Поэтому Совет через свой портал может собирать информацию, анализировать ее и передавать в ВККС при наличии определенных оснований. При этом в законе не сказано, каких это должны быть основания — обоснованные, доказанные или какие-либо другие для вынесения негативного вывода".

"Мы не придумываем себе методологию, а пользуемся методологией ВККС, — объясняет Виталий Тытыч. — Порядок квалификационного оценивания по нашим критериям — добродетель, интегративность и профессиональная этика — мы взяли у них".

Надо понимать: ОСД — не орган государственной власти, а его члены — это не только профессиональные юристы, но и представители общественности, например, журналисты. То есть Совет действует как простые граждане — может пользоваться всем, что не запрещено законом.

"Соответственно мы углубились в Бангалорские принципы поведения судей, — продолжает Верланов. — А это двести страниц четких указаний, как должны действовать судьи в профессиональной жизни и вне ее. Согласно этим принципам существует концепция рассудительного, законопослушного, мудрого постороннего члена общины, наблюдателя. И ОСД стал действовать именно так, сформировав свою практику. Так было подготовлено более 150 негативных выводов".

Если говорить о критериях, то их несколько. Первый — материальные основания. Речь идет о не декларировании имущества и превышении расходов над доходами. Второе — нарушения основополагающих прав человека. "Этот критерий как раз касается анализа судебных решений, в чем нас часто упрекают, — говорит юрист Сергей Верланов. — Но мы не оцениваем их, а лишь констатируем нарушение основополагающих прав человека. Они часто фиксируются решениями Европейского суда по правам человека. Речь идет о нарушении права на личную свободу в контексте Майдана, нарушении права на мирные собрания, праве против осуждения по фейковым доказательствам". Третий критерий — нарушение принципа независимости. "У нас был большой кейс по Высшему хозяйственному суду, в котором мы доказывали, что некая группа судьей была зависима от тогдашнего главы этого суда. То есть действовали не по своей воле", — объясняет член ОСД.

Кроме этого, если говорить о критериях, то вспоминают о злоупотреблениях социальными правами. В частности, приватизации служебных квартир. А еще о несоответствиях в декларациях. Кроме того, некоторые участники прекратили участие в конкурсе на основе оглашения фактов плагиата.

У юриста Владимира Сущенко есть еще несколько замечаний. Среди них, например, вопросы к обоснованию выводов ОСД. "То, что мне приходилось читать в прессе и о чем знаю со слов членов ОСД, то есть определенные вопросы, что выводы не всегда носили обоснованный характер. Я думаю, надо опираться только на конкретные, доказанные факты, которые надо неоднократно проверять. Но я вижу вместо этого, что были эмоциональные шаги как со стороны отдельных членов ОСД, так и в целом органа".

Еще одно замечание к работе общественности касается пересмотра выводов. "Неправильно, что предполагался пересмотр выводов. После принятия выводов, к рассмотрению их возвращались, снова обсуждали, от некоторых отказались... Такой подход, по моему мнению, снижает легитимность органа. Не надо было спешить принимать первое решение. А уж если принял, то надо его держаться", — считает Сущенко.

При этом украинский эксперт говорит, что сегодня ОСД — орган уникальный, аналогов ему в Европе нет. Поэтому и нет практики по его работе. Получается, что приходится действовать методом проб и ошибок. "Я давно говорю, что надо было начать с самых низов — с конкурсов в суды первых инстанций, — продолжает он. — Тогда можно было бы отработать механизм. А Верховный Суд оставить на потом. К сожалению, так выписан закон".

Результаты дискредитации

Но вернемся к публичной критике.

"Что касается критики на адрес ОСД, то мне кажется она не конструктивная, а, скорее, носит характер определенной спланированной акции, чтобы дискредитировать ОСД как общественный орган, который приобщен к процедуре отбора кандидатов на должность судей Верховного Суда и судебной реформе в целом", — говорит Владимир Сущенко.

"Эта компания по дискредитации направлена на отвлечение внимания общества от тех решений, которые сегодня принимаются ВККС, — уверена эксперт инициативы "Реанимационный пакет реформ" и член ОСД Галина Чижик. — Сейчас мы наблюдаем за кульминационным этапом конкурса в Верховный Суд, который является ключевым в судебной реформе. Эти решения самые важные, так как комиссия решает дальнейшую судьбу тех кандидатов, которые получили от ОСД негативные выводы, и по мнению общественности, не соответствуют критериям добропорядочности и профессиональной этики".

Среди 380 кандидатов, которых проанализировал ОСД, относительно 140 был утверждены негативные заключения. Сегодня ВККС уже приняла решение в отношении 43 таких кандидатов. В 30 случаях комиссия преодолела вето общественности. "То есть более двух третей недобропорядочных кандидатов продолжают участие в конкурсе, и мы увидим их фамилии в финальном рейтинге", — предполагает Чижик.

Надо сказать, что преодоление вето происходит за закрытой дверью. ВККС отказалась обнародовать результаты поименного голосования.

Что же касается второго аргумента критиков ОСД — лоббирования политических интересов, то стоит напомнить, что Общественный совет работает на общественных началах, по собственному желанию. Никто из членов не получает зарплату, им не выделено помещение для работы, секретариат. У них нет официального юридического адреса. Конечно, это никоим образом не защищает Общественный совет от влияния неких политических сил. Поэтому одним остается верить в авторитет представителей общественности, другим — доказывать причинно-следственные связи между ОСД и политическими силами.

Ну и последний, третий, аргумент критиков — это фрагменты из биографий отдельных представителей ОСД. Разоблачающие статьи выходят в Интернете на неизвестных ресурсах. Поэтому представители ОСД говорят, что не хотят реагировать на них, а все ждут, когда о так называемых фактах недобропорядочности заговорят авторитетные СМИ, с руководством которых, если понадобится, можно было бы встретиться в суде.

Сейчас вы просматриваете новость «Атака на Совет добропорядочности, или Как легко можно уничтожить судебную реформу?». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять