Блокада меняет вектор

Властям необходимо принимать неординарные решения, дабы сохранить ростки экономического роста не только фискальными методами.

После решения СНБО транспортное сообщение с ОРДЛО прекратилось уже официально. Глава СБУ Василий Грицак сообщил, что нарушений этого решения не зафиксировано. В обществе продолжается дискуссия о причинах и последствиях такого решения власти, еще недавно критиковавшей активистов за перекрытие железнодорожных путей.

Пожалуй, главное — после "национализации" главарями террористов четырех десятков предприятий в ОРДЛО, продолжавших жить по украинским законам, — сохранять железнодорожное сообщение с неконтролируемой территорией ни экономического, ни политического смысла больше не имеет. И если до начала блокады словосочетание "финансирование сепаратистов" было не более чем эмоциональным лозунгом, то после насильственной перерегистрации украинских заводов и шахт под юрисдикцию ЛНР и ДНР, дальнейшее экономическое взаимодействие с ними попадает под соответствующую статью Уголовного кодекса.

Украина получает в результате экономические убытки в двух направлениях: падают доходы бюджета, а добытое из украинских недр сепаратисты и российские кураторы по дешевке отправляют в Россию. Не исключен сценарий, при котором эту продукцию под видом российской попытаются поставлять в Украину. В любом случае, налицо желание Кремля снизить финансовые издержки на содержание ЛНР и ДНР за счет Украины. Похоже, многие украинские политики забыли, что победа в войне зачастую куется не только на полях сражений, но и является результатом противостояния экономик.

Говорить однозначно о цифрах потерь от блокады сегодня не приходится, слишком много разных сведений. Однако замедление экономического роста налицо, об этом опосредованно свидетельствует и намерение МВФ перенести принятие решения о выделении Украине очередного транша. Сумма не принципиальна, важнее сам факт сотрудничества. Кстати, отказ Фонда влияет на продолжение пребывания на своей должности главы правления Национального банка Валерии Гонтаревой, уход которой до подписания меморандума и предоставления транша вызовет немало кривотолков.

Наши западные партнеры, продолжающие борьбу за сохранение матрицы Минских договоренностей, выказали обеспокоенность решением украинского Совбеза. Для них оно воспринимается как возможность обострения ситуации на востоке Украины с проекцией на всю Европу, что в преддверии выборов во Франции и Германии не кажется хорошей идеей тамошнему истеблишменту. Разбираться в тонкостях экономико-правовой борьбы за промышленные активы оккупированной части Донбасса там не спешат. На это, судя по всему, и рассчитывал Кремль, когда давал отмашку Захарченко и Плотницкому на перехват контроля над бюджетообразующими предприятиями. Тем более повод был уникальный — формально в блокаде была виновата украинская сторона, хоть сама "блокада" осуществлялась не государством, а активистами оппозиционных партий.

Ключевая проблема, возникшая в связи с блокадой — энергетическая. Украина будет вынуждена отказаться от поставок антрацита из ОРДЛО и закупать его за границей. Если раньше его стоимость составляла 1700 гривен за тонну, то импортировать его придется по цене свыше 100 дол США. Очевидно, что потребление "черного золота" придется уменьшить, не только по причине экономии, но и исходя из пропускной способности украинских портов. Цена топлива на мировых рынках сегодня идет вверх, и платить за него придется не гривной, а твердо конвертируемой валютой. Частично заместить дефицит антрацита может наращивание добычи угля марки Г на контролируемой территории — прежде всего в Днепропетровской области и Львовско-Волынском угольном бассейне. Но для этого нужны многомиллиардные инвестиции, которые тоже придется закладывать в тарифы для конечных потребителей.

НКРЭКУ уже заявила об увеличении оптово-рыночной цены электроэнергии (ОРЦ) на 1% вместо запланированного ранее 6-процентного снижения. Несложно догадаться, что дальше может быть новое повышение по экономическим причинам, и многочисленные рассуждения о #зраде, которыми будет переполняться украинское информационное пространство. В контексте традиционного весеннего политического обострения лучшего подарка сложно и придумать.

Еще одной проблемой, которую придется решать властям, является блокирование попыток импорта в Украину антрацита, добытого на "национализированных" боевиками шахтах, но легализованного в Российской Федерации. В этой связи, полное эмбарго на поставки антрацита из РФ выглядит вполне оправданным.

Петр Порошенко обозначил "Батьківщину" и "Самопоміч" в качестве промоутеров блокады на Донбассе, пообещав выставить им счет за понесенные потери. Очевидно, что механизма компенсации политиками нанесенных ими экономике потерь не существует, острее стоит вопрос ответственности, которая возможна во время выборов. Соратники Тимошенко и Садового готовы, чтобы парламент переизбирали в ближайшее время, Порошенко же категорически против этого.

В этом контексте показательным выглядит тот факт, что власть сменила позицию в отношении блокады на Донбассе на фоне активизации блокадников, стремившихся обострить конфликт с правоохранителями. Решение СНБО фактически остановило эскалацию противостояния, способного привести к кровопролитию, во время которого участники АТО могли оказаться по разные стороны. Допустить такое развитие ситуации было нельзя.

Блокада транспортного сообщения с Донбассом как временный шаг выглядит решением, последствия которого сегодня не лежат на поверхности. Очевидно только одно — властям необходимо принимать неординарные решения, дабы сохранить ростки экономического роста не только фискальными методами.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнёров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять