Взгляд в будущее, или Почему Украина экономит на здоровье детей?

Мы рискуем, если не обнаружить редкое заболевание у младенца, он будет расти с умственными и физическими недостатками или умрет еще до года.

Сказать, что я — сторонник вакцинации, будет нечестно. Скорее, я понимаю необходимость в ней и возможные риски. Но ныне меня возмутил государственный подход к вопросу иммунизации детей. Фактически он звучит так: вакцин — нет, мы надеемся на помощь со стороны, всем надо подождать. Точно так же, похоже, думают в отечественном Минздраве и о наличии, а точнее — отсутствии, тестовых пластин для определения генетических заболеваний.

Но что делать, если времени ждать нет?

В день рождения ребенка в роддоме внимательная детская медсестра принесла несколько бумажек. Одна из них — согласие на вакцинацию от гепатита B. Я поинтересовалась: "Где такое же для БЦЖ?" Оказалось, вакцины в роддоме уж который месяц нет. "Почему?" — попыталась наивно спросить я. В ответ услыхала: "А вы что, не знаете, в каком государстве мы живем? Не закупили. Ее нигде сейчас нет, даже в частных клиниках. От гепатита еще есть — от нее же часто отказываются". На самом деле я же знаю, что у российских вакцин БЦЖ, которыми обеспечивали украинский рынок на 80%, в марте прошлого года закончился срок регистрации, и медицинские заведения до недавних пор пользовались прошлогодними запасами — их разрешил применять сам Президент Порошенко, подписав в октябре 2014-го закон "О лекарственных средствах". Но такой шаг проблему не решил — вакцин против туберкулеза оказалось очень мало. Сейчас же Министерство здравоохранения не провело тендеры и закупки — не само напрямую, не за средства международных фондов, в соответствии с недавно проголосованным депутатами законом.

И это в то время как официально в нашей стране бушует эпидемия туберкулеза!

В министерстве обещают, что уже до конца этого месяца вакцины БЦЖ поступят в медучреждения. Мол, она была закуплена еще в прошлом году со сроком поставки 180 дней, однако "удалось ускорить темпы поставок"…

К слову, в частных клиниках вакцина БЦЖ все-таки есть. Об этом на некоторых сайтах написано большими красными буквами. Причем российского производства. Цена услуги вместе с консультацией педиатра — почти 500 гривен.

Откладывая жизненно важные вопросы на потом, на что надеется Украина?

Первое, что приходит на ум — так это на помощь стран-покровителей. Вот недавно дружественная нам Канада через ЮНИСЕФ передала Украине первую партию вакцин против полиомиелита — 600 тысяч доз (вообще же, помощь планируется на сумму в 3 млн канадских долларов). Чем министерство не забыло похвастаться: мол, смотрите, что у нас есть! Вот забыло только сказать, что по мониторингу инфекционной безопасности "Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов", по уровню заболеваемости полиомиелитом Украину отнесли к одной из самых опасных стран в мире, а охват детей с прививками по полиомиелиту — 30%, вместо необходимых 85%.

Второе — это переложить все государственные проблемы на плечи родителей — мы же все-таки переходим на платную медицину.

Тому есть другой пример. Если прививку БЦЖ можно отложить на месяц-другой, то, например, неонатальный скрининг, т.е. анализ на редкие генетические заболевания, такие как фенилкетанурия или муковисцидоз, нет — хотя его нежно сделать в первые дни после рождения.

За этими сложными названиями скрываются не менее сложные состояния. К примеру, что такое фенилкетанурия? Это серьезное нарушение, при котором страдает головной мозг: у ребенка развиваются неврологические нарушения и умственная отсталость. Но если диагноз поставить вовремя и назначить правильное лечение — перевести на диету с заменителями белка, то ребенок будет развиваться нормально. И этим специальным питанием государство обязуется обеспечивать таких детей до 18 лет, тратя ежегодно на каждого из трех тысяч больных около 100 тысяч гривен…

Так вот в роддоме при выписке педиатр строгим голосом сказала: "Мы обычно делаем такой анализ, а результаты приходят вашему участковому врачу. Но сейчас тестовых пластин нет. Поэтому вам придется обратиться в частную лабораторию. Это очень важный анализ — его надо успеть сделать в первые несколько дней жизни! Результаты сами принесете в поликлинику".

И я обратилась. Позвонила в одну из ближайших частных лабораторий. Там мне объяснили, что их работник приезжает или в роддом, или на дом, берет анализ, результаты будут готовы через несколько недель. Цена услуги — 3600 гривен… К этой сумме надо добавить стоимость расходных материалов…

Сколько новоиспеченных родителей обращаются в частные лаборатории, можно поинтересоваться у обыкновенного участкового педиатра. И он вам расскажет примерно то, что услышала я: "Действительно, тестовых пластин нет. В роддомах всех отправляют в частные лаборатории. Но на моем участке за три месяца отсутствия пластин такой анализ сделали только в одной семье. И то там папа иностранец, они сделали и уехали за границу".

Теперь вопрос: на что надеется государство в этом случае? Что, например, больных фенилкетонурией детей в Украине около трех тысяч человек, т.е. это редкое заболевание? Но если за эти три месяца, пока в роддомах нет тестовых пластин родился хоть один такой ребенок, то его жизнь и будущее под угрозой — вовремя не переведя малыша на специальное питания, мы рискуем, что он будет или расти с умственными и физическими недостатками или же умрет, не дожив до года…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять