"Антикорруционные войны". Политический спектакль с антрактом

Главные антикоррупционные органы Украины погрязли в изнурительной войне.

За 2 года своего функционирования, НАБУ основательно испортило отношения не только с властью, но и с партнерскими институциями по антикоррупционному цеху – САПУ и НАЗК. Причина постоянных конфликтов внутри новосозданной инфраструктуры объясняется чрезмерной политизацией НАБУ, "заточенностью" на пиар, а также личными политическими амбициями Артема Сытника (по сообщениям СМИ, директор НАБУ готовится к участию в президентской кампании) и его окружения.

Сытник и Холодницкий находятся в постоянном конфликте

Первые громкие конфликты между НАБУ и САПУ начали наблюдаться еще в конце 2015 года. Руководство НАБУ неоднократно разглашало и продолжает разглашать в СМИ конфиденциальную информацию о ходе досудебных расследованиях (в качестве примеров – громкие дела по Манафорту, Охендовскому, Онищенко и так далее). Кроме того, НАБУ систематично обвиняло САПУ в том, что именно по прокурорской линии громкие дела разваливаются или же спускаются на тормозах. Противостоянию между ведомствами Сытника и Холодницкого даже не помог заключенный в 2017 году меморандум об информационном сотрудничестве, который предусматривал неразглашение, координацию и согласование информационной политики.

Однако, это не помогло разрешить латентное противостояние между НАБУ и САПУ, которое активизировалось на фоне очередного конфликта между НАБУ и НАПК. Главный антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий резко обвинил Артема Сытника в конфликте интересов, пренебрежении требований Уголовно-процессуального кодекса, а также использовании НАБУ в личных целях. Что касается конфликта НАБУ с НАПК, то фундамент данного противостояния был заложен еще в начале сентября 2016 года. Тогда в украинском медиа пространстве разразился "квартира-гейт" вокруг покупки люксовых апартаментов народным депутатом Сергеем Лещенко. Тогда НАБУ, невзирая на законное требование НАПК, отказалось даже внести информацию в Единый реестр досудебных расследований информацию о возможном незаконном обогащении Лещенко, который как оказалось, дружит с руководством НАБУ - Артемом Сытником и Гизо Углавой.

Главным итогом скандала вокруг квартиры Лещенко стало то, что в политических и экспертных кругах начали говорить о том, что НАБУ в своей работе использует двойные стандарты, и является политически ангажированным органом. Дело в том, что политическое влияние на НАБУ оказывают различные политические и общественные группировки. Иногда, как в случае с расследованием дела по Николаю Мартыненко, НАБУ координировало и согласовывало свои действия напрямую с Администрацией президента. В 2015 году журналисты неоднократно фиксировали, как под покровом ночи Гизо Углава посещал АПУ и координировал свои действия с юридическим управлением Администрации президента. Тогда в 2015 году, исходя из текущей политической коньюктуры, Петру Порошенко нужно было любой ценой дожать НФ и добиться отставки Арсения Яценюка с премьерского поста. Для НАБУ, несмотря на рекомендации западных доноров, начать работу по искоренению коррупции в регионах, было важно поймать так называемую "крупную рыбу". И здесь точечный удар НАБУ по Мартыненко с целью ослабления позиций Яценюка был очень эффективен.

Похожая ситуация вскоре повторилась, теперь уже вокруг сына министра МВД Арсена Авакова. Дождавшись благоприятной политической конъюнктуры на фоне "Михо-майдана", НАБУ с большим опозданием решило расследовать так называемое "дело рюкзаков". Это случилось почти через 2 года после того, как информация стала публичной.

Не секрет, что лидер движения "Рух новых сил" Михаил Саакашвили формирует рабочую повестку в НАБУ через своего соратника и первого заместителя Сытника – Гизо Углаву, которого называют влиятельным "серым кардиналом" в НАБУ. Совет общественного контроля при НАБУ также состоит из лояльных к Сытнику представителей антикоррупционной общественности. Хедлайнером грантовых антикоррупционных активистов является председатель правления ЦПК – Виталий Шабунин, который также не скрывает своих политических амбиций. Поэтому, НАБУ, фактически, превратилось в инструмент политической борьбы в руках условной коалиции либеральных и антикоррупционных сил, которые в качестве главной своей задачи поставили добиться досрочных парламентских выборов.

В западных экспертных и дипломатических кругах озадачены и расстроены тем, что антикоррупционная реформа не дает ожидаемых результатов, а новые институции – НАБУ, САПУ, НАПК погрузли в политической конкуренции и латентной обоюдной дискредитации. Новые органы должны работать в связке и сообща, однако на выходе мы видим только изнурительную войну, ведущую к системному кризису.

Такое положение дел подрывает доверие к новым антикоррупционным институциям не только в украинском обществе, но и в среде западных доноров и дипломатов. А это немаловажно в контексте того, что ближайшим временем будет запущено Государственное бюро расследований, а в 2018 году – возможно, и Антикоррупционные суды. Также не стоит ожидать, что конфликтное положение вокруг САПУ-НАБУ-НАПК будет угасать. Наоборот – с приближением избирательных кампаний, вовлеченность в политическую борьбу и конкуренция вокруг новых антикоррупционных органов будет только возрастать.

Анатолий Октисюк, политический аналитик "Дома демократии" 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять