Эксперт о пропаганде на российском ТВ: не лезет ни в какие ворота, гнев зашкаливает

Евгений Киселев сравнил работу Russia Today с гитлеровском радио.

Евгений Киселев

Украина должна противостоять российской пропагандистской машине, именно поэтому и создается Министерство информационной политики, а то если смотреть то же российское телевидение – гнев просто зашкаливает.

Об этом украинский и российский журналист, телевизионный ведущий Евгений Киселев рассказал в комментарии "Главреду".

"Мое отношение к идее создания Министерства информационной политики неоднозначно. С одной стороны, я понимаю, что нужно противостоять пропагандисткой войне, которую ведут российские государственные СМИ против Украины. С другой стороны, что можно сделать в ситуации, когда мы живем в глобальном мире, когда существует Интернет, являющийся сейчас главным источником распространения этой пропаганды? Кабельные операторы уже давно не распространяют российские каналы в Украине. Но на тех территориях, которые временно не подконтрольны украинской власти, это сделать сложно", - рассказал известный журналист.

"Мы все равняемся на США: с точки зрения журналистских стандартов, американская журналистика задает сверхвысокую планку, и многие вещи, на которые мы в журналистской работе ориентируемся, изобретены там (и журналистские стандарты, и журналистские практики, и нормы журналистской этики и прочее). В начале декабря я был в Америке и обсуждал эту тему со своими знакомыми. Американцы говорят: пока что у нас нет политической воли ввести ограничения на распространение канала Russia Today, несмотря на то, что мы понимаем, что это – ядовитое пропагандистское оружие, поскольку существует Первая поправка к Конституции США, которую нужно уважать", – поделился впечатлениями от пребывания в Штатах Киселов.

"В США практически невозможно выиграть судебный иск против того или иного СМИ по делам, связанным с распространением заведомо ложной информации, наносящей урон чести, деловой репутации и т.д. Эти дела можно выигрывать в Великобритании, в Европе, а также постсоветских странах они выигрываются на раз, если власть включает административные рычаги давления на суд. В Америке – нет. При этом я возражал моим американским собеседникам: "Если говорить о Russia Today, то вы можете себе представить, чтобы во время Второй мировой войны на территории США на английском языке вещало гитлеровское радио, или чтобы на английском языке распространялась геббельсовская газета Völkischer Beobachter?" Они смеялись, разводили руками, говорили: "Ну, то же была Вторая мировая война!" – говорит журналист.

"Я веду к тому, что вся эта ситуация не однозначная, не черно-белая, там много разных нюансов. Поэтому ко всем попыткам вести контрпропаганду и направленную информационную политику у меня сложное и неоднозначное отношение. Есть и плюсы, и минусы", – считает эксперт по вопросам СМИ.

"Вообще, я – сторонник максимального саморегулирования медийного рынка и максимальных свобод: чем меньше СМИ трогать руками, тем лучше. Но иногда я включаю какой-то российский канал (смотрю российское телевидение по работе, не в удовольствие), и я просто развожу руками: это не лезет ни в какие ворота, гнев просто зашкаливает", – подытожил Киселев…

Больше мнений экспертов читайте на "Главреде": Министерство информполитики: "пятое колесо" или нужная структура

Фото: nr2.com.ua

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять