Введение миротворцев ООН на Донбасс: позитив для Украины или замораживание конфликта

Эксперты рассказали, насколько вероятно и когда введение миротворческой миссии ООН в Украину.

Европейцы довольно быстро отреагировали на инициативу Украины ввести на Донбасс миротворческую миссию ООН. Латвия и Польша одними из первых заявили, что поддерживают эту идею, чтобы приблизиться к урегулированию конфликта на востоке Украины. Так, в частности, министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына заявил, что его государство готово принять участие в данной миротворческой миссии, однако для этого необходимо полное прекращение огня и решение Совета безопасности ООН об отправке в Украину миротворцев.

Позже министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер отметил в интервью, что миротворческая миссия ООН в Украине возможна, но на ее организацию уйдет много времени – несколько месяцев.

Опрошенные "Главредом" эксперты, уверены, что введение миротворцев ООН принесет Украине ощутимую пользу и поможет урегулировать ситуацию на востоке страны, однако также отмечают, что не стоит ожидать, что данная идея непременно будет реализована, и уж тем более – что она будет реализована в ближайшее время. Однако эксперты подчеркивают, что сама подача заявки в ООН (даже если не дойдет до введения миротворцев на деле) – важный дипломатический ход, от которого Украина только выигрывает.

Николай Сунгуровский

Директор военных программ Центра Разумкова

 Николай Сунгуровский:

У нас возлагаются большие надежды на то, что миротворческая миссия станет некой силой, которая разъединит наши и пророссийские войска. Но, как правило, такие миссии начинают действовать только после заключения определенного соглашения о вводе миротворческих войск. Таким соглашением могли бы стать договоренности "Минск-1", которыми была определена линия разграничения и буферная зона, и именно в эту буферную зону могла бы быть введена миротворческая миссия.

Однако это не может быть полицейская миссия. Хотя наши чиновники говорят именно о европейской миссии, но на самом деле у нас такая полицейская миссия уже существует и работает – это предоставление консультативных услуг, оказание помощи в реформировании милиции и других органов, занимающихся соблюдением прав человека. Таковы основные задачи этой миссии. Напомню, что Европейский Союз провел всего одну военную операцию – в Боснии и Герцеговине в ответ на насилие, которое присутствовало там, на месте. Все остальные миссии ЕС были исключительно полицейскими, и они вводились на территорию конфликта тогда, когда на то было согласие обеих сторон конфликта. Если мы говорим о миссии по разъединению войск, то это уже не полицейская миссия.

Для этого нужно соглашение о разведении войск. "Минск-1" был таким соглашением, а "Минск-2" уже не является таковым. Сейчас есть соглашение об отводе исключительно тяжелой артиллерии, но ни слова не говорится о создании буферной зоны, ни слова об отводе бронетанковой техники и другого легкого вооружения и, тем более, там нет ни слова об отводе войск. Поэтому – куда вводить такую миротворческую миссию?

Кроме того, если вводить полицейскую миссию под эгидой региональных организаций по безопасности (это, в принципе, приветствуется Советом Безопасности ООН), то это делается по ст.6 Устава ООН. Если же применяются силовые операции (это уже ст.7 Устава ООН), то нужна резолюция СБ, которая бы определяла мандат этой миссии. А для этого нужно голосование, в том числе, и России, которая точно наложит вето. Чтобы этого не случилось, сначала необходимо всем четко признать Россию страной-агрессором, а потом уже поднимать вопрос о принятии такой резолюции и создании такой миссии.

Даже если мы добьемся согласия отдельных членов ЕС, то чтобы создать миссию ЕС, необходимо будет голосование всех стран-членов. А это вряд ли произойдет. Потому что Россия там имеет свое влияние на отдельных членов – и экономическое, и финансовое, и политическое. В результате понадобится масса времени, чтобы добиться такого консенсуса, если он вообще возможен.

Лично у меня мало надежд на то, что будет сформирована такая миссия от Евросоюза. Если говорить о миссии ООН, то нужно сначала принять резолюцию о том, что Россия является страной-агрессором. Это возможно сделать, но не через Совбез ООН (потому что опять-таки в нем Россия заблокирует этот вопрос), а через Генеральную ассамблею ООН – такая процедура предусмотрена Резолюцией № 377 от 1950 года – когда работа Совета безопасности блокируется присутствием в ней страны-агрессора.

Если украинская сторона серьезно относится к вопросу о вводе миротворцев ООН и действительно хочет прекратить кровопролитие хотя бы на время, то ей необходимо и дальше продавливать эту тему и настаивать на этом.  

Вячеслав Кредисов

Экс-заместитель министра обороны Украины

 Вячеслав Кредисов:

Я поддерживаю инициативу руководства страны о введении миротворческой миссии ООН на Донбасс по нескольким причинам. Во-первых, там, где находятся миротворческие силы ООН, как правило, осуществляется больший контроль, и можно прогнозировать развитие событий.

Во-вторых, я, как человек, работавший заместителем министра обороны, могу утверждать, что дух наших украинских военных намного сильнее, чем у россиян, однако наши Вооруженные Силы уступают российским в своих возможностях. Так получилось хотя бы потому, что Россия – бОльшая страна, чем Украина, и по этой причине объективно нам необходимо понимать, что самостоятельно выдержать прямое вооруженное воздействие России для Украины будет достаточно сложно. Однако с помощью ООН это сделать вполне реально.

В-третьих, в нынешних ужасных условиях – в условиях экономической, информационной и реальной войны – нам необходимо объединяться вокруг руководства страны. Если Верховный главнокомандующий Петр Порошенко инициирует введение миротворческих сил, мы должны объединиться вокруг лидера и поддержать его.

Реально ли введение миротворческих сил ООН в Украину в ближайшее время? Вряд ли. Совершенно правильно отметил Штайнмайер, когда говорил, что на организацию такой миссии уйдет много времени, поскольку для этого необходимо выполнить ряд требований и условий. Но вектор – совершенно правильный, я поддерживаю его.

Что может помешать реализации данной идеи? В первую очередь, позиция нашего соседа – России. Она может наложить вето на ряд вопросов. Кроме того, миротворческие войска вводятся не туда, где ведутся боевые действия, а туда, где сложилась кризисная ситуация, которую нужно контролировать. А такое решение Россия также может ветировать. Также сейчас она внезапно может начать террористические и другие действия, которые могут затормозить принятие необходимых нам решений.

Но то, что эта идея озвучена украинской стороной, что ее обсуждают европейские и мировые политики самого высшего ранга, – это безусловный огромный позитив для Украины. То есть дипломатически нас поддерживают стопроцентно – осталось только довести дело до конкретных шагов.

На мой взгляд, со стороны украинского руководства делается все возможное и невозможное, чтобы идея ввода миротворческой миссии ООН в Украину была реализована. Но в условиях, когда над нашей страной нависла такая огромная угроза, нам необходимо объединяться – нация не может быть расколотой. А у нас сегодня даже в Верховной Раде нет согласия среди политических сил, которые формируют коалицию: одни отстаивают одну позицию, другие – другую. Сейчас не время выяснять, кто правее – сейчас нужно объединить усилия, чтобы победить в этой войне.    

Тарас Чорновил

Эксперт по международным вопросам, бывший народный депутат Украины

 Тарас Чорновил:

Насколько целесообразно было подавать заявку о вводе миротворцев, пиарить эту идею и доносить ее до основных международных игроков, в том числе до руководства ООН и европейских структур? Нужно ли это было? Конечно, нужно! Это – дипломатические ходы. Даже если ничего не удастся сделать (что вполне вероятно), сама официальная подача заявки и реакция России на это уже сняли многие вопросы. У кого-то открылись глаза, у кого-то появились новые аргументы, у кого-то сложилась ситуация, когда стало сложным дальше играть в игру "глубокой обеспокоенности". У нас часто не понимают необходимости дипломатических игр, считая, что дипломатические усилия ничего не дают. Но они стоят намного больше, чем некоторые военные объединения и партии вооружения.

Ведь Россия не была готова вести фронтальную войну против Украины и не собиралась делать этого, потому что понимала: политические последствия для нее будут ужасны. Но она была намерена постепенно, шаг за шагом захватить территорию, затем остановиться, затеять дипломатические игры, а когда все успокоятся, снова захватить часть территории. От фронтального наступления ее сдержали не только наши войска (которые, бесспорно, сыграли колоссальную роль), но и приложенные дипломатические усилия.

Заявку в ООН с просьбой ввести миротворческую миссию, как правило, делают страны, которые хотят доказать свою честность и порядочность. Потому что в таком случае уже невозможно будет играть: миротворцы ООН – это не какие-то там наблюдатели ОБСЕ, которыми можно манипулировать. Это – военные, которые должны стрелять и уничтожать каждого, кто нарушает перемирие. Когда их на свою территорию приглашает какое-то государство, ему нечего скрывать. Та же страна, которая протестует против ввода миротворцев, показывает, что ведет грязную игру.

Очень серьезным был аргумент, когда Россия закатила истерику по поводу миротворцев ООН в Украине, настаивая, что она этого не допустит, заблокирует решение и т.д. Теперь ей приходится выкручиваться, но удар по ее имиджу уже нанесен. Один отказ России от миротворцев приблизил введение дополнительных санкций против нее и возможные поставки Украине вооружения. Поэтому сама подача такой заявки Украиной была полезной.

Насколько вероятно, что миротворцы ООН таки будут введены в Украину? Сегодня это совершенно невозможно. Россия четко заявила, что она будет ветировать этот вопрос.

Однако последнее интервью Путина центральным российским каналам было знаковым: как я понял, основной посыл сводился к тому, что Россия не будет вести войну с Украиной, потому что это глобальная катастрофа и самое страшное, что только может произойти. Поэтому Россия с Украиной воевать не собирается.

Это, на мой взгляд, является неплохим знаком: Россия будет продолжать провокации и "гибридную войну", но она готова начать выход из военного конфликта, потому что он ей стал слишком дорого стоить. При этом дивидендов приносит очень мало, и перспективы продвинуться вперед и захватить какие-то действительно полезные для России плацдармы на сегодняшний день нет. Поэтому допускаю, что позиция России будет дрейфовать к примирению в каком-то виде и замораживанию конфликта.

Как бы то ни было, замораживание конфликта Украине сейчас выгодно, потому что будет означать прекращение реальных боевых действий, лишит Россию возможности продолжать вторжение на территорию Украины, прекратит уничтожение украинцев и разрушение нашей экономики (мы все равно не можем вернуть свои территории в один момент). Если Россия все-таки пойдет на замораживание конфликта, то может прекратить себя противопоставлять и может позволить присутствие миротворческих войск ООН в Украине.

Сейчас быстро это сделать невозможно. Но это вполне возможно сделать через полгода. Процедуры в ООН осуществляются не так быстро, а полгода – это приемлемый срок. Если ситуация сложится так, это станет выходом на финишную прямую по введению миротворцев, что уже будет полезным для Украины процессом. Потому сегодня я бы не стал говорить, что это совершенно невозможно.

Насколько введение миротворцев ООН выгодно и полезно для Украины? Что это нам даст? Все заявления о том, что введение миротворцев может легитимировать тут российское присутствие, поскольку этими "миротворцами" станут сами же россияне, не имеют оснований. Об этом говорят те, кто ничего не знает о практике ООН и миротворческих операциях. Существует принцип ООН, согласно которому не то, что сторона конфликта, а даже соседние государства той страны, куда должны быть введены миротворческие силы, не могут отправлять своих миротворцев. То есть ни Россия, ни Беларусь, ни Польша, ни другие соседние европейские страны своих миротворцев к нам не пришлют. Это очень хорошо, потому что мы, в частности, видели, как европейские миротворцы работали в Боснии, когда в Сребренице уничтожали боснийских силовиков и ребят, а голландские "миротворцы" стояли и курили, наблюдали за этим и не предпринимали никаких действий.

Учитывая нашу ситуацию, в Украину могут прислать 15-20 тысяч миротворцев. Вероятнее всего, в основной своей массе это будут граждане Бангладеш и Пакистана, которые являются основными донорами миротворческих операций, а в Европе их применение и возможно, и желательно. Для Украины это самый выгодный вариант – представители Азиатского континента, потому что влияние России на них нулевое, а, кроме того, они не будут останавливаться перед применением оружия в случае, если будет нарушено перемирие. Эти люди знают, что их задача – уничтожать нарушителей. Если до этого дойдет, для нас, думаю, это позитив.

Миротворческая миссия вводится с четким мандатом и перечнем сторон, которые туда входят, а это предотвратит просачивание в нее со временем России или навязывание ею своих позиций. Как правило, миротворцы выполняют этот мандат на протяжении трех лет.

Вспомним опыт Хорватии, которая за три года построила сверхмощную армию, которая, как только ушли миротворцы, за пару дней освободила все оккупированные сербами территории.

Поэтому для нас такой вариант замораживания конфликта был бы выгоден, особенно если процессы внутри РФ будут идти не слишком положительные.

Для реализации идеи о введение в Украину миротворцев ООН необходимо было осуществить внутригосударственные процедуры. И они проведены: решение СНБО и официальная подача заявки есть. Все остальные решения о допуске на украинскую территорию военных другого государства могут приниматься только после того, как будет получено принципиальное согласие другой стороны. Решение Верховной Рады, которое также необходимо, – это второй шаг, который сегодня еще не актуален. До этого еще дело дойдет, и ВР за это проголосует, можно даже не сомневаться.

Второй момент – международные правовые нюансы: Украина должна была подать в ООН соответствующие заявки, провести соответствующие консультации с постоянными членами Совета безопасности ООН и руководителями основных международных структур. Какие-то вещи Украина уже сделала, над какими-то – еще работает.

Кроме того, Украина провела параллельные переговоры о возможности направления на ее территорию именно полицейской (не военной) миссии Европейского Союза. Это решение Россия не может ветировать. Но, с другой стороны, такая миссия вряд ли будет организована: европейцы крайне осторожны, и они не пойдут туда, где противоположная сторона может открыть против них массированный огонь. Они пойдут на это только тогда, когда конфликт будет окончательно заморожен, и они будут отслеживать, чтобы он не перешел в горячую стадию.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять