Мариуполь: будет ли мир после перемирия?

В городе просят помочь с установкой окон в разрушенных от обстрелах домах.

Блокпост на въезде в Мариуполь

После ухода наших военных из Дебальцево многие заговорили о возможном наступлении на Мариуполь. Кто-то ждет атак со дня на день, кто-то оттягивает процесс во времени — до середины весны.

Аналитики финансовой компании Bloomberg со ссылкой на источники заявили, что в случае обострения конфликта на Донбассе и захвата таких стратегически важных территорий, как Мариуполь, Украина рискует потерять поддержку МВФ. Россию же, после активизации пророссийских террористов в зоне Мариуполя, будут ожидать новые, куда более жесткие, санкции со стороны ЕС.

Чувство тревоги

"После того как было сдано Дебальцево, у людей появился некий страх, — рассказывает Мария Подыбайло, волонтер и глава общественной организации "Новый Мариуполь", советник по информполитике главы Донецкой ОГА. — Я не могу сказать, что это какие-то панические настроения, нет. Просто появилось чувство обреченности. Наш город и его жители уже пережили не одну попытку захвата. Более того, мы даже в какой-то мере привыкли к ним. Но скажу вам откровенно, я как человек, который всячески отгоняет от себя любые панические настроения, понимаю, что Мариуполь может стать вторым Дебальцево. Вот рядом с нами есть же, на первый взгляд, неприметное и не столь важное село Широкино. Контроль над ним для Украины очень важен — через него лежит путь на Мариуполь. Так же через Мариуполь лежит сухопутный путь в Крым. Так что некоторые опасения есть. Но люди из города не уезжают. Можно сказать, к постоянным стрессовым ситуациям они привыкли. Может, это и плохо. Если раньше люди были готовы к быстрому уходу, то сейчас каждый раз думают: авось вновь пронесет, кто-то защитит. И, конечно, надеются на военных. Но, как известно, сейчас действует режим тишины, и они не отвечают на выстрелы с той стороны. И представьте себе: людей в Мариуполе возмущает, что наши ребята не отвечают. Жители города фактически требуют от военных действовать".

Ныне среди защитников города — бойцы полка "Азов".

Пресс-секретарь командира полка, нардепа Андрея Билецкого Александр Алферов уверяет, что украинские силовики не допустят сдачи приморского города, а Мариуполь — достаточно укреплен.

"Мы держим все позиции и готовимся к возможному возобновлению боевых действий за сам город, — говорит он. — Нам известно, что со стороны Новоазовска к сепаратистам постоянно идет подкрепление — живая сила, техника, а также вооружение. Поэтому по Мариуполю продолжают распространяться слухи с целью посеять панику и дестабилизировать ситуацию. Но люди панике не поддаются".

Сам полковник Билецкий заявляет: полк будет защищать город "до последнего солдата".

Тем временем пресс-офицер сектора "М" Дмитрий Чалый заявил, что в районе Мариуполя прекратились боестолкновения. Обстрелов позиций сил АТО накануне ночью и утром не наблюдалось. Это впервые со времени объявления последнего перемирия.

"Тяжелую технику отводят, — продолжает Мария Подыбайло. —  Но надо сказать, что тревога все равно чувствуется в воздухе. У нас же есть информация с той стороны фронта, мы знаем, что там не сидят без дела — укрепляются. Местные жители, которые приезжают из Новоазовского и Тельмановского районов, постоянно рассказывают о том, где и какие российские войска стоят, из каких регионов прибыли. В районе села Октябрьское сооружают большой укрепрайон. Там ведут строительные работы для внушительного количества тяжелой техники. И пока наши военные держали позиции и данное слово о перемирии, с той стороны это время используют для укрепления. И это тревожно. В Мариуполе, я думаю, большинство людей понимают: это — никакой не мир, это — обман, временное затишье, которое использует враг для усиления своих позиций".

В городе все хотят мира. Но ощущения, что он будет, нет. Никто не тешит себя иллюзиями, что Россия заберет войска. "У большинства местных жителей смутное представление, как и когда должен наступить мир. Они говорят: "пусть ни те, ни другие не стреляют", — рассказывает глава общественной организации "Новый Мариуполь". — Но когда спрашиваешь, понимают ли они, что украинские военные не стреляют, а с той стороны продолжают лететь снаряды, утвердительно кивают, мол, это очевидно. Тогда задаешь следующий вопрос: "Может, забрать украинских военных из города?". В ответ слышим однозначное "нет". Если спросить у людей, хотят ли они в ДНР, то тоже скажут: "нет". Понимаете, с такими людьми надо разговаривать, нельзя их оставлять наедине с такими мыслями, что все решиться само собой. Вот мы их называем "ватой". Но не для того, чтобы обидеть или унизить. Это скорее, медицинский диагноз. Люди потерялись, они прячутся, для них это такая форма рефлексии, защиты от происходящего вокруг. Они просто не могут разобраться".

И если разговаривать с людьми, то можно заметить, что настроения местных, по сравнению с весной-летом, поменялись. Если раньше были радикальные: "Я — за Украину" или "я — за Россию", то сейчас те, кто поддерживал единство нашей страны, так и остались при своем — их позиция четкая, а те, кто выступал за Россию, говорят о том, что они не хотят в ДНР, потому что знают, что происходит в Донецке, и тут рядом — в Новоазовске. У вторых нет четкой проукраинской позиции, но уже нет и пророссийской. Такие мысли, скорее, даже неактуальны — вера в то, что некоторые территории Украины быстро и безболезненно могут войти в состав РФ, исчезли.

Необходимость поддержки

"Люди в наш город постепенно возвращаются, — рассказывает Мария Подыбайло. —  Более того, из окружающих сел, с усилением обстрелов, начинается эвакуация к нам в город. Однако не до конца вернулись на массив Восточный. Но если после обстрела 24 января можно было говорить, что остались жить в домах в районе фактически 10-15%, то сейчас активно ведутся восстановительные работы и люди возвращаются. Волонтеры и местные власти стали сразу же восстанавливать инфраструктуру — были подключены свет, тепло. Вся Украина стала активно помогать. Многие спрашивали, что нам нужно. Тогда, например, мы только собирали размеры для окон — вышло порядка 70 тысяч квадратных метров. Позднее Кабмин выделил нам 10 миллионов гривен на восстановление Восточного. Но, во-первых, процедура выделения средств — продолжительная. А, во-вторых, этих денег на все не хватит — по новым ценам можно застеклить лишь небольшой процент квартир. А холода еще не закончились. Поэтому мы, волонтеры, хотели бы обратиться к Украине за помощью, чтобы нам помогли поставить окна в квартирах мариупольцев! Наш город живет! Школы и детсады работают. Даже в районе Восточный, где были прямые попадания, все восстанавливается — сейчас лучше чем было. Жизнь налаживается: нас побили, а мы возвращаемся к жизни. Вот такая особенность Мариуполя".

Город старается выживать сам и помогать другим. Он принимает беженцев, размещает их, кормит. Более-менее справляется собственными силами. Сохраняется необходимость в поставках лекарств для наших военных — в это время участились случаи респираторно-вирусных заболеваний.

Мариуполец Иван Синепалов недавно вернулся из Павлополя. Говорит, там фактически гуманитарная катастрофа: нет продуктов — масла, муки, сахара, соды, воды. "Люди фактически черпают воду из реки, — говорит он. — Нет общественного транспорта — невозможно добраться на работу в Мариуполь. А тем, кому удается как-то выехать из села, по пять-шесть часов должны стоять на, так называемой, "таможне". Вот такие "прелести" жизни в буферной зоне".

"Главная наша задача — это помощь тем селам, которые находились, и сейчас находятся под постоянными обстрелами. Речь идет, например, о Павлополе, Широкино, — продолжает разговор с нами волонтер инициативы "Новый Мариуполь". — Им необходимы строительные материалы, одежда, продукты. Только вчера разговаривала с сельским главой Павлополя, он говорит, что надо решать вопрос гуманитарной помощи. С одной стороны люди привыкают к ней, как потребители, думают, что все им должны. С другой —  надо людей чем-то занять, решить, например, как начать посевную. Очевидно, должна быть какая-то государственная программа, которая бы запустила механизм, позволяющий людям самостоятельно себя кормить".

Мариуполь — город стратегического значения. И не только потому, что через него лежит сухопутный коридор в аннексированный Крым. Это еще и важный центр металлургии.

"Для нас очень важный вопрос — возобновить жизнь в обстрелянном районе Восточный, — говорит Мария Подыбайло. — Это социально-политический вопрос. Ведь отчего возникли основные проблемы в Донецкой и Луганской областях? Оттого что многие процессы были пущены на самотек. Если не запустить экономику, а ухудшение жизни людей на самом деле в Мариуполе страшное, то настроения будут падать, никакого оптимизма не будет. Поэтому мы, волонтеры, и стали заниматься еще одной программой — хотим содействовать государственному заказу для "Азовмаша". Сегодня же пятнадцать тысяч человек лишились работы. А ведь это предприятие когда-то производило лучшую броню в Советском Союзе, выпускало вагоны и другую технику. Мы очень стараемся, чтобы директора все-таки заключили необходимые договора, и завод запустился. И если у людей вновь появится работа, то нам однозначно будет легче завоевать их умы и быстрее победить".

Тем временем в Мариуполь пришла настоящая весна. Солнце светит ярко.

"Один очень хороший человек, для меня — самый авторитетный военный, вчера позвонил из госпиталя. Говорит, что ему накануне приснился сон: мы победили — пошли в наступление, окружили врага, и тот как-то быстро сдался. А я спросила у него, во сне понятно, какое было время года, были листочки на деревьях? Военный ответил: "погода была вот такая, как сейчас". И у меня лично появилось ощущение, что победа будет быстрой. Так хочется, чтобы тот сон был в руку", — говорит Мария Подыбайло.

фото: Facebook полка "Азов"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять