Выступление Порошенко в ООН: грядут ли большие изменения отношений с Россией?

Эксперты рассказали "Главреду", какие позитивные выводы может сделать Украина после выступления Порошенко в ООН и реакции на нее мировых лидеров.

Петр Порошенко

Выступление украинского Президента Петра Порошенко на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН, прозвучавшее 29 сентября, опрошенные "Главредом" эксперты считают весьма удачным. В своей речи украинский лидер уделил особое внимание агрессии России против Украины, называя вещи своими именами, и поддержал идею реформирования ООН, а также ограничения права вето стран-членов на Совбезе ООН.

Выступление Порошенко не раз прерывалось аплодисментами. Правда, оно осталось не услышано представителями той страны, которая не раз упоминалась в речи — российская делегация отсутствовала в зале заседаний в это время.

Эксперты поделились своими впечатлениями от выступления Порошенко в ООН, рассказали о его сильных и слабых сторонах, прокомментировали реакцию мировых лидеров, присутствовавших в зале заседаний, а также рассказали, какие последствия имеют демарши в ООН.

Владимир Фесенко

Глава правления Центра прикладных политических исследований "Пента"

Владимир Фесенко:

Насколько мне известно, выступление Порошенко в ООН готовилось специально таким образом, чтобы максимально доступно и точно донести до абсолютного большинства мировых лидеров, которые собрались на Ассамблее, правду о происходящем в Украине, о том, что собой представляет украинский кризис: что это — война России против Украины, что это не гражданская война, а именно военное вмешательство России. Часть выступления Порошенко была на английском языке — именно для того, чтобы донести мировым лидерам без переводчика эту информацию. Потому что европейские и американские лидеры представляют себе, что произошло, и имеют практически общую позицию с Украиной, а вот страны "третьего мира" (страны Латинской Америки и Азии) очень часто не владеют точной информацией, иногда пребывают под влиянием российской пропаганды. Потому нужно было донести эту четкую информацию о том, что случилось с Крымом и происходит на востоке Украины. По Крыму в ООН, в принципе, уже голосовали в прошлом году, а вот о событиях на Донбассе необходимо было рассказать. Что Порошенко и сделал в рамках формата, позволенного Генассамблеей ООН.

В некоторой степени украинский Президент отреагировал и на выступление Путина. Возможно, можно было больше подискутировать. Но все-таки, на мой взгляд, главная задача состояла в том, чтобы донести информацию о кризисе на востоке Украины, что Порошенко и сделал.

Важно и то, что Порошенко отреагировал на дискуссию, уже идущую в ООН, — о реформе Организации. Он выступил в поддержку идеи ограничения права вето постоянных членов Совбеза ООН, акцентируя внимание на том, что Россия злоупотребляет этим правом. Не просто потому, что этого требуют вопросы справедливости, и что нужна реформа ООН. У нас есть свои причины требовать этой реформы, и главная состоит в злоупотреблении России этим правом вето.

Также важно, с точки зрения моральных моментов и справедливости, что Президент упомянул и Надежду Савченко, и Олега Сенцова, и Александра Кольченко, которые фактически являются заложниками России. Сказал он и нарушениях прав человека в Крыму. Насколько я знаю, крымские татары настаивали на этом. А, помимо этого, в делегации, приехавшей на Генассамблею, был Мустафа Джемилев.

Так что, в принципе, Порошенко в своем докладе коснулся всех ключевых вопросов.

То, что из зала вышли россияне во время выступления Порошенко, — это обоюдные демарши. Мы совершили подобный демарш, когда выступал Путин, россияне поступили так же.

Тарас Чорновил

Политический аналитик

Тарас Чорновил:

Следует отметить достаточную активность украинской делегации и Президента в ООН: состоялся ряд встреч на серьезном уровне (даже протокольная встреча с японцами носила более продолжительный характер, где обсуждались концептуальные вещи, а не просто звучали заявления), ряд выступлений Порошенко, и прозвучало несколько инициатив.

Одна из основных инициатив состояла в том, что Украина должна стать непостоянным членом Совета безопасности ООН. И у этой идеи есть серьезные перспективы, хоть и включилась серьезная кампания против нее. Сейчас вопрос сводится к тому, поддержит ли нас без лишней огласки и шума Китай, который контролирует порядка пятидесяти голосов в ГА.

Следующий важный для нас вопрос — ограничение права вето в Совбезе ООН. Украинская делегация предлагала жесткий вариант — вариант императивного, принудительного сокращения права вето по решению Генерального секретаря ООН. Но вероятность прохождения такого варианта низка. Хорошо, что в своем выступлении Порошенко не настаивал на своем варианте, вероятность прохождения которого равна нулю. Он поддержал французский вариант, который может не дать результата конкретно в случае России, потому что РФ сразу начнет оспаривать критерии, решения Генерального секретаря ООН и т.д. Но это будет наш дополнительный политический козырь, который повлияет на конечный результат и отношение к России. Поэтому то, что Порошенко отступил от старого принципа "борюсь только за свое", является позитивом. Он поддержал общемировую позицию, которая имеет шанс победить на ГА, что также хорошо.

От дипломатических кругов я знаю, что Порошенко положительно был воспринят, потому что не акцентировал внимание на проблемах Украины, а ввел эти проблемы в общий контекст. Он говорил о том, что интересует других членов ГА ООН. Для многих стран, особенно тех, что не относятся к основным игрокам (США, Канада, Япония, Китай, страны ЕС), украинские проблемы являются чем-то очень далеким. Речь идет об Африке, странах Латинской Америки и части Азии. Они должны голосовать в ООН, но не особо интересуются этой проблематикой. Привлечь их внимание можно, акцентируя внимание на тех проблемах, которые затрагивают и их. Правда, по этому поводу стали критиковать Порошенко у нас — мол, он заговорил о посторонних вещах, а надо было говорить только об Украине. Я считаю, что, наоборот, это было сильной стороной выступления. Была смешана глобальная проблематика и достаточно жесткие выпады и уколы в сторону РФ.

Призыв на самом высшем форуме в мире о введении миротворцев ООН в Украину — это тот случай, когда процесс планируется наперед, а не осуществляется в реальном порядке. Когда была сделана первая украинская заявка на введение миротворцев ООН на восток Украины, надежды на это не было, потому что Россия бы ветировала такое решение. Однако сейчас вероятно, что в конце осени Россия будет вынуждена на это пойти — ситуация меняется. Если бы мы только сейчас начали эту кампанию, она была бы безнадежно провальной. А так она уже серьезно проработана в Совбезе ООН, с этой идеей уже "переспал" чиновнический аппарат ООН и аппарат Генсека, а это значит, что теперь они эту идею воспринимают как свою. И акцентирование внимания на этом вопросе сейчас, во время заседания ГА ООН, является, на мой взгляд, положительным моментом, который может дать эффект. Сначала было несколько "забиваний гвоздей", а затем жесткий акцент — это сыграло свою роль. Думаю, что до конца этого года мы сможем иметь если не самих миротворцев, то хотя бы предварительно передовую наблюдательную группу, которая будет готовить процесс, и до конца этого года, вероятно, мы будем иметь нейтральную позицию России по данному вопросу. В этом случае можно говорить об успехе того метода, которым продвигалась эта идея.

Также важно отметить выступление Обамы, которое для многих расставило четкие акценты. Сегодня мир является наполовину однополюсным. Россия загнала себя в такую ситуацию, что ее никто больше не хочет рассматривать как второго крупного игрока в мире. Двухполюсность мира (Россия и США), думаю, на этой Генассамблее прекратила свое существование насовсем. Для нас это хорошо. Обама серьезно акцентировал внимание на Украине, конкретно сказав об аннексии Крыма и агрессии против Украины. Важно, что слова прозвучали именно в такой формулировке. Плюс он сделал ряд других заявлений, напрямую не упоминая Украины, которые четко экстраполировались или на Путина, или на ситуацию в нашей стране. Плюс заявление о том, что США всеми возможным способами будут помогать своим партнерам и друзьям, тоже в значительной степени, по моему мнению, касалось ситуации в Украине. Это было дополнительным фоном, которые должны будут учитывать многие страны, которые либо поддерживают США, либо ищут их поддержки, либо понимают, что выступать против генеральной линии США — себе же дороже. Все это для нас является позитивом.

Очень уклончивые и отстраненные от России выступления были у двух союзников Путина — Лукашенко и Назарбаева. Лукашенко говорил о том, насколько критична ситуация на востоке Украины, и как важно, чтобы весь мир обратил на это внимание. Нам это подыграло, ведь это серьезный аргумент для того, что миротворцев ООН на Донбасс вводить просто необходимо. Выступление Назарбаева, в свою очередь, было демонстративно на казахском языке, а не русском. Это тоже будет иметь определенное влияние.

Также совершенно неожиданным для многих стран стало выступление китайского лидера. Китай поставил себя как страна, которая на уровне США должна быть защитником других государств и народов. Его выступление с тезисами о "законах джунглей" и о том, каким образом некоторые большие страны пытаются давить на меньшие, направлено отнюдь не на США. Учитывая нынешние отношения Китая и США, думаю, по отношению к Америке Китай пытается избегать конфронтационных моментов, поэтому следует искать и какие-то привязки к России. Китай почувствовал, что Россия уже настолько оказалась от него зависимой, сидит на его финансовой "игле", что не может от этого убежать. Поэтому Китай может себе позволить некоторое давление на Россию. Это хороший сигнал для многих стран мира, которые ориентируются на Китай. Тут общий дипломатический климат, который образовался вокруг сирийской и украинской проблем, для нас позитивен. У России сейчас нет возможности разыграть сирийскую карту себе в позитив — наоборот, она ей сейчас невыгодна.

Что касается поведения российской делегации в ООН. Есть приемлемые и неприемлемые демарши или манифестации в ООН. Для нас идея с украинским расстрелянным флагом — невероятно хорошая картина, у нас все были в восторге. Но эта идея колоссально нарушает правила, и в ООН это было плохо воспринято. Таких вещей в ООН делать нельзя. Есть правила, которые вырабатывались десятилетиями. И за то, что сделали украинские гости (не делегация, а именно гости!), поднимая флаг, их вывели с балкона, лишили аккредитации. Это признак хорошего украинского патриотизма, который на международном плане оказался непониманием сути Организации и уровня международной политической культуры.

Демарши, в отличие от манифестаций, в ООН являются частью политического процесса. Всегда происходят демарши, как проявление позиции. Потому что дебаты в ООН не предусматривает того, что один говорит, а другой комментирует и высказывает свое отношение. Вы имеете право на выступление, которое готовится МИДом, причем наперед. В него, как правило, в последний момент изменения не вносятся. Когда говорят, что в выступлении Порошенко было много моментов, которые якобы являются реакцией на выступление Путина, это не совсем так. Такие выступления нельзя менять на ходу. Если вносятся какие-то правки, то присутствующий министр иностранных дел страны должен за несколько часов на месте скоординировать ситуацию с соответствующими структурами. Иногда себе это может позволить разве что американский президент, да и то крайне редко. Поэтому отреагировать на предыдущее выступление, которое тебе не понравилось, в ООН фактически невозможно. Как нельзя и взять дополнительное слово, как это делается на заседании Совбеза ООН. Потому где-то в 70-е годы общепринятой практикой стали такие демарши. До этого такой шаг воспринимался как вызов, причем некорректный. Потом стало обычной практикой оставлять зал, чтобы продемонстрировать свое отношение к той или иной стране или к определенному лидеру. Это делается демонстративно, но без комментариев и грохота. Если кто-то хочет осуществить демарш, это делается очень тихо: нужно встать, покинуть свое место и демонстративно пройти кратчайшим путем к выходу. Нельзя проходить перед самой трибуной.

Украина использовала такую практику, покинув зал заседаний во время выступления Путина.

Россия частично использовала эту практику. В тот момент не было Путина в ГА ООН. Уход Чуркина был менее заметным и демонстративным. А, кроме того, поскольку один-два российских дипломата остались на месте, а ушел лишь Чуркин, у меня складывается впечатление, что не было указания у российской делегации устраивать демарш. И это был не столько демарш, сколько бегство от необходимости давать комментарии. Чуркин не получил указаний, как ему реагировать на ситуацию с Украиной и выступление Порошенко, на обвинения в адрес России. Он действовал по старому принципу: покидаю помещение, меня там не было, я ничего не слышал, вот когда изучу материалы, буду что-то комментировать (читай "когда я получу указания АП России, тогда будут комментарии"). Так что я думаю, что российская делегация избегали необходимости комментировать ситуацию. Потому, скорее, это было бегство, а не демарш.

Украинская делегация, в свою очередь, продемонстрировала официальный демарш. Это дает эффект восприятия, показывает остальным участникам ГА ООН отношение Украины к выступлению Путина, что нормально. К тому же, тогда же покинули свои места еще несколько делегаций, но не в виде демарша, а в виде отсутствия (это тоже одна из практик ООН).

Какие последствия такого демарша с нашей стороны? Это значит, что мы готовы идти на дипломатическое обострение отношений с Россией. Когда представители западных стран на одной из конференций ООН в Женеве покинули зал заседаний, когда там выступал президент Ирана Ахмадинеджад. Они покидали зал, чтобы не слушать человека, которому они уже не подадут руки. Это была демонстрация прекращения отношений с этой одиозной персоной. В данном случае демарш был во главе с Президентом, а это очень показательно. На мой взгляд, это может означать готовность выхода из широкомасштабных переговоров с Россией, то есть, что будут сводиться к минимуму контакты самого высшего уровня — Путина и Порошенко. Очевидно, у нашего руководства есть какие-то доказательства того, что Россия начинает представлять меньшую угрозу: она застряла в Сирии, на нее оказывают максимальное давление США, в России страшные внутренние проблемы. Поэтому, думаю, это признак некого изменения политического курса отношений Украины и России. Параллельно предприняты жесткие шаги по ограничению авиаполетов и блокаде Крыма — это те вещи, которых мы раньше себе не могли позволить, поскольку были опасения, что это повлечет эскалацию конфликта. Очевидно, сегодня есть понимание, что такой угрозы нет, и, наверное, мы будем менять тон разговора с Россией, и грядут большие изменения не только нашей тактики, но и стратегии отношений с Россией.

Виктор Небоженко

Политолог и социолог, директор социологической службы "Украинский барометр"

Виктор Небоженко:

О каких-то интеллектуальных заслугах этой речи Порошенко в ООН говорить не приходится. Порошенко сказал все, что нужно было сказать, а главное — сделал это на глазах у нагловатого противника. Также важно, что Порошенко прямо назвал Россию агрессором по отношению к Украине, и все это было воспринято.

Ни президент Обама, ни президент Путин, ни президент Порошенко особо не изощрялись в каких-то риторических фигурах — они говорили серьезно о тех вещах, которые касаются всего человечества и этих трех государств. Самое главное, что Порошенко нашел в себе силы четко сказать то, что обычно он не говорит. Вспомните, он целый год боялся назвать Россию агрессором, и целый год вся страна его уговаривала. Запад видит, что окружение Президента Порошенко очень ориентировано на Россию и зависимо от Москвы через криминальные, политические и экономические структуры, и что оно пытается играть и с Путиным, и с Обамой, и с Евросоюзом. И выступление Порошенко важно именно в том смысле, что он наконец ясно сказал то, что от него ожидало и требовало международное сообщество: на нас напал враг, мы нуждаемся в помощи, и мы будем сопротивляться и вернем свои земли. То есть украинский Президент сделал то, чего от него ожидала и Украина, и международное сообщество, и ООН.

А всякие предложения относительно лишения России права вето в Совете безопасности ООН — это, скажем так, не уровень Украины. Это своеобразный способ ущемления и издевательства над величием путинской России. Представьте, выступает президент РФ Путин, а в это время по залу ходят и собирают голоса за лишение его страны права вето. Это все очень унизительно для России и достаточно комфортно для Украины.

Речь Порошенко пусть была не яркой, но четкой, и он озвучил те вещи, которые должен был сказать Президент Украины — страны, ставшей жертвой российской агрессии.

Что касается отсутствия российской делегации во время его выступления, то на дипломатическом языке это значит, что Порошенко назвал все своими именами, а страна, которая не приемлет эту оценку, демонстративно уходит из зала. Я не хочу говорить о мужестве Порошенко (у него его никогда не было), но, тем не менее, он сумел назвать вещи своими именами, ООН выслушала, а единственный, кто этого не сумел выслушать, — российская делегация. Если бы с Россией вышло еще пятьдесят делегаций, то мы бы имели международный скандал. А так, это демонстрация зависимости России от международного мнения и косвенное признание своей вины перед Украиной.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять