Все версии покушения на Мосийчука: от бизнес-разборок до руки Банковой

Эксперты рассказали, кому могло понадобиться покушение на нардепа, и был ли на самом деле он целью теракта.

Взрыв в Киеве возле телеканала "Эспрессо", прогремевший вечером 25 октября, в результате которого были ранены народный депутат от Радикальной партии Игорь Мосийчук и политолог, директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала, и два человека погибли, был квалифицирован как теракт. И сейчас расследование проводится в соответствии со статьей 258 Уголовного кодекса Украины, состав преступления которой включает покушение на жизнь государственного деятеля.

При этом следствие не исключает, что взрыв возле телеканала "Эспрессо" мог быть направлен не против Мосийчука.

"Это мог быть любой из политических или общественных деятелей, которые ежедневно приходили на телеканал "Эспрессо". Мы не можем уверенно сейчас говорить, что покушение было именно на господина Мосийчука. Есть событие, есть сработавшее взрывное устройство, есть пострадавшие, есть погибшие, к сожалению", — отметил первый заместитель прокурора Киева Павел Кононенко.

Подробности о взрыве возле телеканала "Эспрессо" читайте здесь.

Сам Мосийчук убеждён, что заказчики покушения на него находятся в России, а исполнители были киевскими, не исключено, что "агентура в патриотической среде".

Однако опрошенные "Главредом" эксперты не разделяют предположения Игоря Мосийчука и настаивают на том, что, вероятнее всего, покушение на нардепа стало результатом бизнес-конфликта, в котором мог быть замешан член РП. Соответственно, они сомневаются в наличии "российского следа" в покушении на Мосийчука, утверждая, что России он вряд ли нужен и едва ли представляет для нее какой-либо политический интерес, чтобы устраивать против него теракты.

Подробнее о версиях случившегося и предположениях насчет того, кому могло понадобиться покушение на Мосийчука, эксперты рассказали в комментариях "Главреду".

Виктор Небоженко

Политолог и социолог, директор социологической службы "Украинский барометр"

Виктор Небоженко:

Игорь Мосийчук относится к очень странной породе депутатов, которых я называю "экзополитиками". То есть он вроде бы народный депутат и вроде бы политик, но, с другой стороны, видно, что все это даётся ему с большой отдышкой. Он занимается продвижением каких-то грандиозных бизнес-проектов, лично пытаясь получить выгоду и, естественно, сталкиваясь на этому пути с обманом.

Результат мы видим. У людей много оружия... Один из депутатов Радикальной партии недавно пытался украсть собаку — хорошо, что его не застрелили. А Мосийчук, я думаю, сделал нечто такое, что очень не понравилось бизнесменам, с которыми он общается.

Никаких версий случившегося с Мосийчуком, связанных с политикой, быть не может. В Радикальной партии есть только один человек, на которого могут покушаться по политическим причинам, — это лидер данной политической силы Олег Ляшко. Всех остальных членов партии вряд ли можно назвать политиками.

Потому искать политический подтекст в этой истории не стоит — нет смысла искать политику в отношениях с криминальным бизнесом.

Что касается версии о том, что этот взрыв — дело рук России. Ну, подумайте сами: где Россия, а где — Мосийчук? Что, Россия настолько больная на голову, что реагирует уже на Мосийчука? Образно говоря, не нужно красть собак — вот и вся история!

"Рука Москвы" могла бы действовать только в отношении к такой нежной политической личности как лидер Радикальной партии Олег Ляшко. Все остальные не представляют политического интереса даже для Администрации президента Украины. А как они могут быть интересны для России?

Я думаю, что всё это очень быстро забудется, несмотря на ту кровь, которая пролилась в результате взрыва. Нельзя совмещать то, что совмещал Мосийчук! Что позволено президенту, не позволено Мосийчуку и остальным — нельзя совмещать бизнес и "кидание" с политикой.

Так что я совершенно не вижу в этой истории российского следа. Это — разборки Мосийчука с какими-то бизнесменами, которым он что-то пообещал и не выполнил.

Повторюсь, единственным политиком в РП является Ляшко. Вот если бы нечто подобное случилось с ним, то в этом случае можно было бы искать "руку Москвы", "руку Вашингтона" или "руку Арабский Эмиратов".

Жаль, что в этой ситуации пострадал Виталий Бала, который точно не имеет никакого отношения к Мосийчуку и его делам. Он никогда с бизнесом не имел дел. Он — чистой воды талантливый политолог, который пострадал только из-за того, что оказался рядом с бизнесменом-депутатом.   

Анатолий Октисюк

Политический аналитик

Анатолий Октисюк:

У нас многие события объясняют "российским следом". И, безусловно, следствие еще должно разобраться в случившемся около телеканала "Эспрессо".

Однако уже сейчас можно высказать несколько предположений в связи с этой историей.

Первое — это могла быть какая-то личная месть Мосийчуку со стороны его врагов или недоброжелателей. Ведь вполне вероятно, что таковые у Мосийчука есть, учитывая его бекграунд.

Второе — это могла быть провокация с целью увеличения влияния правоохранительных органов и силовых структур, между которыми идёт конкуренция. Не исключено, что после этого "теракта" могут быть пересмотрены правила безопасности, в том числе в отношении проведения массовых акций. То есть в результате правоохранителям и силовикам могут расширить полномочия, а также более строго будут подходить к организации протестов.

В любом случае, это повлияет на протестную деятельность, то есть будут более жесткие требования к организации акций и т.п.

И в этом случае, получается так, что Игорь Мосийчук и Виталий Бала стали случайными жертвами. И вполне возможно, что на их месте мог оказаться кто угодно.

Не случайно выбрано и место: "Эспрессо" — это такая подворотня, где нет ни камер, ничего.

Третье — в последнее время СМИ много внимания уделяют Радикальной партии. А лидер РП выгоден власти как возможный политический оппонент и вероятный претендент на второй тур президентских выборов. Потому, возможно, Мосийчук не случайно стал мишенью…   

А России Мосийчук вряд ли нужен, чтобы устраивать против него такого рода акции. Этот человек не представляет большого политического интереса. Да и для чего это России? Ведь есть более одиозные политики, нежели Мосийчук.

Однако следствие еще должно разобраться…

Виталий Кулик

Директор Центра исследования проблем гражданского общества

Виталий Кулик:

Игорь Мосийчук не является ключевой фигурой, связанной с борьбой против России. Его вряд ли можно назвать основным врагом Российской империи и Путина. Потому Кадыров вряд ли спит и видит, как бы ему уничтожить Мосийчука.

По этой причине, на мой взгляд, обязательно нужно рассматривать, помимо этой версии (взрыв возле телеканала "Эспрессо" — дело рук России, — Авт.), и другие. И нельзя исключать, что любая дестабилизация в стране, в том числе посредством терактов, на руку нашему врагу — это очевидно.

Но нужно рассматривать и другие версии, ведь господин Мосийчук ведет достаточно активную деятельность, в том числе по защите представителей различных радикальных группировок, а также он замешан в разнообразных странных делах, связанных как с янтарём, так и экономическими вопросами. Не исключаю, что это — конфликт бизнес-интересов, к которым причастен депутат Радикальной партии, и что именно это стало причиной теракта.

Хотя в этой истории может быть что угодно, потому что Мосийчук — многосторонний человек. Он участвовал в разных делах и в разных историях. Люди, которые его знают лично, говорят, что его манера ведения дел и его позиция по многим вопросам вполне могли спровоцировать конфликт, который завершился попыткой теракта.

Вопрос в том, этот акт был против Мосийчука или против кого-то другого… Не думаю, что у Виталия Балы, которого я лично знаю, есть настолько мощные враги, которые могли бы готовить против него теракт такого масштаба. Потому, скорее всего, это была либо попытка убийства, либо теракт, направленный против Мосийчука. Другие люди, которые пострадали в результате взрыва, не являются фигурами, против которых могла затеваться подобного рода спецоперация.

А то, что Виталий Бала был с Мосийчуком во время взрыва, — это они выходили после эфира. На его месте, например, мог бы быть я, мог бы быть Алексей Голобуцкий (заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Виталия Балы, — Авт.), мог бы быть Владимир Фесенко — да кто угодно из политологов, которые ходят на эфиры телеканала "Эспрессо"! Я на этом эфире также не единожды бывал. Так что подобная угроза существует для всех нас, экспертов, которые комментируют события в стране.

Надежда Майная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять