Иван Катеринчук: Когда приехал в Одессу, региональный главк МВД был забаррикадирован изнутри

Генерал, "принявший" Южную Пальмиру сразу после массовых беспорядках 2 мая 2014 года, а сейчас возглавляющий Одесский госуниверситет внутренних дел, впервые рассказал, с чем столкнулся четыре года назад. 

Иван Катеринчук. Фото: УНИАН

Ивана Катеринчука направили в Одессу в сложное время - через два дня после трагических событий. Почти пятьдесят погибших и сотни раненых – "наследство", полученное генералом Катеринчуком, прибывшим в растерянный город... Катеринчук поделился информацией об уникальных наработках, сделанных специалистами вуза.

- Иван Петрович, помните, как к исполнению обязанностей начальника ГУ МВД вы приступили 4 мая 2014 года – аккурат в свой день рождения? Ситуация в Одессе тогда была, прямо скажем, неоднозначной – во время штурма городского управления милиции из ИВС выпустили десятки "любителей русского мира", задержанных 2 мая во время массовых беспорядков…

- Как сейчас помню, в 8.30 мне позвонил замминистра внутренних дел. Тогда подумал: "Неужели с днем рождения хочет поздравить?" (Смеется – ред.), но услышал: "В Одессу поедешь?". Вначале не понял и что-то ответил типа, пляжный сезон еще не начался... В ответ – мол, не до шуток и предложили должность… Согласился я, не раздумывая. Через полтора часа уже выехал – только костюм в багажник автомобиля бросил… По-дороге несколько раз общался по телефону с премьер-министром, исполняющим обязанности президента Украины, а приступил к руководству главком, находясь еще километрах в ста от областного центра. Приехал на место в 17.00.

- Как вас встретили подчиненные?

- Главк был забаррикадирован изнутри. Открыли после настойчивого стука. (Улыбается – ред.). Через два часа меня представили личному составу. Через час собрал ветеранов органов внутренних дел, чтобы услышать их видение о происходящем. И тут мне сообщают: к главному управлению идет большая группа людей – около 3 тысяч человек. Это были проукраинские активисты из Одессы, Винницы, Николаева, даже с западной Украины приехали... Каски, маски, биты… Подчиненные говорят, мол, выходить к ним не стоит. Но как не выйти?! Ведь у меня уже был определенный опыт, в частности, после спада активной фазы киевского Майдана организовывал Самооборону в Чернигове. Плюс был пример Львова и Тернополя, когда захватывали помещения спецподразделений, чтобы добраться до оружейных комнат.

- Не боялись, выходя к украинским патриотам, что иные "горячие головы" могут воспользоваться ситуацией, неразберихой и прорвутся в здание?

- Могло случиться, что угодно. Поэтому вышел к ним один, а подчиненным велел сразу же, за моей спиной, блокировать дверь огромным засовом и, чтобы ни случилось, не открывать. Остался с людьми один на один. Объяснил им, что я – также, как и они, хочу навести порядок в стране и рассчитываю на их помощь. Мы друг друга поняли.

- По одной из версий, штурм здания горуправления милиции, устроенный антимайдановцами 4 мая, был направлен не только на освобождение соратников, а и на захват оружия, но просто что-то пошло не так…

- Тогда уже происходили определенные события на востоке страны и в Харькове. Мы надеялись, что Донецк отстоит один олигарх, Луганск – другой, но как получилось - известно... В Харькове сепаратисты заняли обладминистрацию, но своевременно вмешался министр внутренних дел Арсен Аваков. Тогда подняли "Ягуар" (спецподразделение – ред.) и меньше чем за 20 минут здание ОГА очистили - Харьков остался украинским.

По существу, аналогичная ситуация сложилась в Одессе – город был на грани. Когда приехал, большинство сотрудников милиции были в панике. Признаться, такой паники в глазах правоохранителей не видел никогда. Если бы еще неделю потянули, все – захват админзданий, и, не дай Бог, создание так называемой "одесской народной республики".

Моим людям нужна была уверенность в себе и в том, что они действуют в рамках закона. Потому сразу отдал приказ: незамедлительно применять оружие в случае нападения на работников милиции и соответствующие здания.

- С чего началась ваша работа в Одесской области?

- С координации вывоза из Одессы задержанных подозреваемых. Ведь после штурма в ИВС оставалось еще порядка семидесяти человек и, чтобы не пошла "вторая волна освобождения", развозили их в другие изоляторы – в районы области.

- Были предпосылки для повторного штурма антимайдана?

- Поступала оперативная информация. Опыт работы в уголовном розыске помог просчитать ситуацию. Например, для отвлечения внимания мы создавали фальшивые колонны… Вот такой была моя первая рабочая ночь.

- Что вам наиболее запомнилось по работе в одесском главке?

- Однозначно сказать не могу. Год был очень тяжелым, каждые день-два - взрывы. (В Одессе началась череда терактов – взрывали, поджигали банкоматы, волонтерские офисы и т. д. – ред.). Тогда на базе нашего главка создали дополнительное подразделение по борьбе с терроризмом. Обеспечили их необходимой техникой и совместно с СБУ максимально локализовали все известные нам преступные группы. В дальнейшем по нашим совместным наработкам был ряд резонансных задержаний.

Наверное, самыми не то что сложными, а непредсказуемыми были 2 и 9 мая 2015 года. Ведь в 2014 году в День победы город, образно говоря, умер – улицы опустели, на дорогах – ни одной машины. Люди попросту испугались и уехали. Нам нужно было вернуть доверие к милиции, обеспечить безопасность и порядок. Очень активную помощь нам в этом оказало МВД, лично министр Аваков и глава ОГА Игорь Палица, который с нами буквально дневал и ночевал.

Иван Катеринчук. Фото: УНИАН

- Вы ранее были знакомы с Игорем Палицей? Ваш приход вместе с ним в Одесский регион случайность?..

- Знаком лично не был, просто знал, что есть такой народный депутат (впоследствии Палица отказался от депутатского мандата в пользу должности главы Одесской ОГА – ред.). Но я благодарен судьбе за то, что с ним познакомился. Этот человек, действительно, патриот страны. К слову, чтобы сейчас ни говорили, но большую помощь оказали и проукраинские патриоты. Когда приехал в Одессу, на блокпостах, созданных вокруг города, дежурили только они. Потом областная администрация нам предоставила нужные места под дополнительные блокпосты. Благодаря помощи Палицы, материальному обеспечению, порядка десятка таких объектов мы обустроили. Еще два-три месяца там продолжали дежурить активисты, но уже вместе с надежными правоохранителями. Потом эти функции милиция полностью взяла на себя.

- Но следующий председатель Одесской ОГА Михеил Саакашвили заявил, что блокпосты только отпугивают туристов…

- Не хочу комментировать это... Только отмечу, что тогда они были 100-процентной необходимостью. Мы фактически фильтровали поток людей, которые приезжали в город и выезжали из него. Задержали много участников преступных группировок, злоумышленников, которые везли наркотики, оружие, - пистолеты, автоматы, боевые гранаты…

- У вас такой солидный опыт работы в уголовном розыске, но до назначения в Одессу были 4 года в отставке. Почему?

- Когда Янукович пришел к власти, я написал рапорт и ушел. Не могу представить себе, что президент страны ранее судим. Даже если судимости сняты. Это было мое психологически-эмоциональное решение. Так поступили тогда многие, не только я.

- Правда ли, что в тот период вам поступали предложения на предмет назначений в органы внутренних дел за взятку от 300 до 600 тыс. долларов?

- Сын одного из высокопоставленных чиновников объезжал страну и искал людей, которые за деньги хотят получить пост. Я один раз ему культурно ответил, второй… На третий раз сказал: "Еще раз подойдете, будет чисто мужской разговор...". Больше ко мне с этими предложениями не лезли.

- Вы возглавляли подразделения внутренних дел в Алупке и Евпатории, Никополе, Днепродзержинске, занимали руководящие должности в УМВД Украины в Ивано-Франковской и Полтавской областях, возглавляли милицейский главк в Черниговской области. У вас за плечами – кандидатская и докторская степень, Европейская академия ФБР США в Будапеште…После руководства ГУ МВД в Одесской области были начальником полиции Крыма и Симферополя, базирующейся в Южной Пальмире. Насколько известно, вы и запустили тогда работу нового главка, а с февраля 2016-го – вдруг ректор Одесского госуниверситета внутренних дел...

- Это вуз со специфическими условиями обучения, который за свою почти столетнюю историю стал ведущим центром подготовки кадров для правоохранительных органов на юге Украины. Мы обеспечиваем полный цикл подготовки юристов, подготовку специалистов обеспечивает мощный педагогический коллектив, среди которых 28 докторов наук и 166 кандидатов наук и доцентов. Большинство из них имеет значительный опыт работы в практических подразделениях, что, как понимаете, крайне важно…

- В чем отличие этого вуза от аналогичных "полицейских университетов" страны?

- Здесь открыта первая в Украине научно-исследовательская лаборатория по проблемным вопросам криминального анализа. Сотрудничая с Консультативной Миссией Европейского Союза, она адаптирует лучший международный опыт криминального анализа и расследования уголовных преступлений к потребностям Нацполиции.

Только у нас создана и успешно функционирует научно-исследовательская лаборатория по проблемным вопросам противодействия наркопреступности. И в этом году впервые в Украине мы проведем набор студентов на специализацию "Криминальный анализ" и будущих специалистов в области борьбы с наркобизнесом.

- Почему выбраны именно эти два направления?

- На практике всегда ощущал нехватку информации. Так, при разработке того или иного фигуранта, приходится использовать базы полиции, СБУ, пограничников, миграционной службы и т. д. Все это очень сложно, занимает много времени, что сказывается на качестве и оперативности расследований. Так наболело, что в свое время посвятил этой проблеме докторскую диссертацию - "Информационное обеспечение деятельности правоохранительных органов". Если коротко: база должна быть едина, но нескольких уровней, а доступ к информации зависит от уровня допусков.

Вот, исходя из своего практического опыта и используя нынешние возможности, хочу создать такую базу. Мы хотим разработать методику, которая позволит оперативникам работать быстро и эффективно. Уже сейчас начали использовать в городе интеграционную базу – систему видеонаблюдения, и, если все это объединить в одно целое, то полный объем необходимой информации можно будет получать, что называется, нажатием одной кнопки.

- А наркобизнес?

- Известно, что Украину используют в качестве транзитной территории при перемещении наркотиков. В частности, это касается Одесской области, с ее морскими портами, транспортными развязками, госграницей с непризнанным Приднестровьем.

В нашем университете профессором Андреем Бабенко разработаны уникальные геоинформационные методики анализа преступности. На их основе созданы так называемые карты пораженности, что позволяет оперативно информировать о динамике, тенденции, структурных изменениях и географии распространения наркотиков. Выявлять наиболее проблемные территории и оперативно реагировать на изменения криминогенной обстановки. Скажу больше. На основе криминологической картографии на уровне городов и отдельных их районов можно решать различного рода тактические и стратегические задачи. Эти карты - своего рода аналитический инструмент. Они позволяют выявить взаимосвязь между различными факторами - уголовными, экономическими, демографическими, зафиксировать продолжительность существования конкретной "наркоточки" и многое другое.

Приведу цифры, полученные нашими аналитиками. Ежегодно в стране совершается около 30 тыс. преступлений в сфере оборота наркотических средств. По состоянию на 1 января 2017 года, под наблюдением почти 695 тыс. человек с расстройствами психики и поведения из-за употребления наркотиков. По разным оценкам реальное количество потребителей этого яда достигает 2 млн человек. Можно сказать, что сейчас незаконный оборот наркотиков "работает" по всем законам рыночной экономики. Где спрос определяет предложение, а предложение и связанные с такой преступной деятельностью риски - определяют цену.

- Вам лично доводилось раскрывать такие преступления?

- В Чернигове, когда работал там начальником областного управления милиции, мы первыми в Украине задокументировали организованную группу, которая использовала метод "закладок". Клиенты перечисляли им деньги за товар в виде платы за мобильную связь. Мы разрабатывали эту группу год, изъяли кучу телефонов и денег, по делу проходили 11 человек… Но сейчас – все сложнее. Преступники расширяют ассортимент (появились новые виды наркотиков), совершенствуют систему распространения - задействуют Интернет, социальные сети, создают разветвленную систему дилеров и закладок, даже налаживают рекламу... То есть, синдикаты обеспечивают расширение сети и объемы потребления наркотиков, увеличивают свои доходы. Мы, со своей стороны, должны все это изучить и выработать новые виды, правила, методику борьбы.

- На базе вуза действует и научная лаборатория. Есть ли какие-то разработки, реализованные на практике?

- Есть. Это уникальный телевизионный прицел "Мигдаль" - разработка кафедры тактико-специальной и огневой подготовки совместно с научно-исследовательской лабораторией университета. Прицел позволяет из-за укрытия наблюдать за оперативной обстановкой, анализировать ее, вести прицельный огонь... Использование "Мигдаля" позволяет значительно повысить безопасность личного состава во время перестрелок – ведь сотрудник невидим для противника, так как может находиться, скажем, за углом дома. Инновационное устройство, в частности, используется подразделениями Национальной полиции и Нацгвардии, находящимися на востоке Украины...

- Много ли девушек хотят стать копами? Какую специальность они предпочитают?

- Половина наших курсантов – девушки и, в основном, все они хотят стать следователями. Думаю, в этом есть резон. Женщина может быстрее расположить к себе подозреваемого, "раскрутить" – чисто психологический аспект… Хотя, все зависит от желания. Если женщина физически подготовлена, имеет соответствующий склад ума, сноровку, то разницы особой с мужчинами нет.

- Как несгибаемый солдат Джейн из одноименного американского фильма?

- Вы шутите, а я часто занимаюсь практической стрельбой со своими курсантами. Так вот - многие наши девчонки, впервые взяв в руки пистолет, стреляют не хуже парней. Скажу больше. Когда был начальником Алупкинского отдела милиции, у меня старшим опером была женщина. Это "хрупкое создание" могло заткнуть за пояс любого мужика...

- Как считаете, важнее сначала получить практические навыки, а затем закрепить их учебой или лучше сразу поступить в вуз, а потом "идти в люди"?

- Когда в 2014 году приехал в Одессу, было крайне сложно договориться с тогдашним руководством вуза, чтобы отправили курсантов на патрулирование улиц. Возглавив университет, все "перестроил". Видите ли, я практик и считаю, что курсанты должны на практике более активно работать. Поэтому сегодня они патрулируют город вместе с действующими полицейскими. Например, в этом году 2 и 9 мая во главе со мной 350 курсантов несли службу.

- Десять лет назад вы были отмечены ведомственной наградой СБУ за освобождение заложников и задержание вооруженного преступника. Что тогда произошло?

- Это произошло в Чернигове, когда работал там начальником областного УВД. Поступила оперативная информация – в здание суда проник вооруженный человек и взял в заложники судью. Понятно, что в 2008 году это получило большой резонанс, так как подобного почти не происходило. Были подняты силы полиции, СБУ, прокуратуры. В Киеве - переполох… Как выяснилось, террорист – инвалид-колясочник, который утверждал, что его длительное время "футболили" в связи обращением по гражданско-правовому вопросу. В кабинете судьи произошел конфликт. Вмешался охранник, но злоумышленник выстрелил в него. (Милиционер получил тяжелое ранение - пуля так и осталась в позвоночнике на всю жизнь). Затем мужчина взял судью "на мушку", тщательно зашторил окна, чтобы снайперы его не видели…

Когда начали вести переговоры, он потребовал меня. Я зашел без оружия, в легком бронежилете. Мы говорили часа два, и мне удалось убедить его отдать мне оружие... Здесь нет никакого геройства. Я считаю, что это моя работа. Просто не люблю об этом рассказывать.

- Какова его судьба?

- Учитывая все обстоятельства – инвалидность и добровольную сдачу оружия - ему дали условный срок. Я и сам просил об этом прокуратуру и суд, чтобы отнеслись помягче…

- Какие эпизоды за время работы в правоохранительных органах вам наиболее запомнились?

- Помню, в Прилуках Черниговской области зимой убили пожилых супругов. Очень жестокое убийство. Пьяное убийство. Вечером шли по городу девушка и два парня и захотели выпить. Увидели дедушку во дворе – зарубили топором. Выбежала бабушка – и ее топором… Чтобы замести следы, хотели все поджечь. Не смогу сейчас описать то, что мы тогда увидели, тот красный снег, море крови. Я более тридцати лет работаю в правоохранительных органах, но до сих пор не могу привыкнуть к этому. Уже начинает сниться по ночам. Наверное, с возрастом становишься сентиментальнее...

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять