Олег Филимонов: "Из умеренного оптимиста превратился в умеренного пессимиста"

На самом верху должны быть идеалисты, которые хотят остаться в истории, а не в Forbes, говорит известный юморист.

Олег Филимонов в образе

Известный одессит накануне юбилея поделился с "Главредом" своим мнением о происходящем в стране после Майдана, рассказал об отношении к законопроекту "О государственном языке" и признался, что стал пессимистом.

Шоумен и бизнесмен, человек-фонтан Олег Филимонов изначально обозначил свою гражданскую позицию, чем не на шутку удивил многих почитателей своего таланта, многие из которых — за рубежом. Бывший доцент кафедры иностранных языков, перспективный, партийный кандидат наук всячески сопротивлялся, казалось бы, уготованной карьере. Бросил почти завершенную докторскую диссертацию и ушел в КВН, на телевидение. Сегодня, 26 февраля, знаменитый рассказчик анекдотов отмечает 65-летний юбилей, что и стало поводом для нашей встречи.

— Олег Николаевич, жизненные итоги подводить, разумеется, рано, но можно сказать о каких-то промежуточных выводах?

— Мне посчастливилось знать много интересных людей. Если брать людей из нашего "творческого профсоюза", то, в первую очередь, это Михаил Михайлович Жванецкий, с которым мы совпадаем по многим параметрам. Есть вещи, которые я просто впитываю, как губка при общении с ним.

Была потрясающая встреча с Резо Габриадзе (грузинский кинорежиссер, сценарист, драматург, скульптор. — Ред.), которого считаю живым гением. Он очень мало говорит, но все, что произносит, подобно бриллианту. Именно он научил меня тому, что, когда поминаешь родных, можно чокаться. Потому что наши близкие сверху все видят, участвуют в нашей судьбе, все контролируют. Значит, для нас — живы. Вот такой философский подход.

Олег Филимонов

— Говоря о земных материях, вы были в числе первых представителей творческой интеллигенции Украины, кто во время Революции Достоинства публично высказался насчет происходящего в стране и осудил российскую агрессию. Прошло три года, не испытываете ли сейчас некое разочарование?

— Да, у меня одно сплошное разочарование! Из умеренного оптимиста превратился в умеренного пессимиста. Это плохой сигнал, поскольку изначально всё воспринял с большим воодушевлением. Думал, во власть придет большое количество новых людей, с нормальными, прогрессивными взглядами — идеалисты. Убежден, что "на самом верху" должны быть именно идеалисты, а не бизнесмены. Такие, как Вацлав Гавел (президент Чехии в 1993-2003 гг. — Ред.), Ганди (Махатма Ганди политический и общественный деятель, один из руководителей и идеологов движения за независимость Индии — Ред.), такие как президент Польши в 1990—1995 годах Лех Валенса. Это люди, которые приходят с идеей, хотят остаться в истории, а не в Forbes. Их именами назовут площади и улицы, поставят памятники, а дети будут изучать их биографии по учебникам.

Нас же в очередной раз "мокнули". Я, мои друзья, которые также поддержали все перемены в стране, разочарованы. Думали, все это — к лучшему, а получилось, как всегда. Мне лично до соплей обидно... Эти призывы: "Надо потерпеть! Терпите!". Я уже предложил внести первой статьей в очередную редакцию Конституции Украины фразу: "Потерпеть!".

— Ваша проукраинская позиция отразилась на взаимоотношениях с коллегами из России?

— Отразилась, причем резко. Раньше много работал там, вел очень крутые тусовки с участием высокопоставленных лиц. Как только высказал свою позицию на "Радио Свобода", мне сразу шлагбаум поставили. В плане работы все перекрыли. Правда, остался въездным...

— А выехать?

— Удавалось, пробовал пару раз (улыбается). В плане человеческом — с нормальными людьми из нашего "профсоюза" продолжаю общаться. Они полностью поняли мою позицию. Тот же Миша Ефремов, Ксения Собчак, люди, с которыми совместно вел различные мероприятия, многие другие.

Олег Филимонов, Михаил Ефремов

— Помнится, вы очень резко высказались в адрес режиссера Никиты Михалкова, сделавшего заявление о "бандеровцах-фашистах".

— Да, которые накануне российско-украинского конфликта отнюдь не мешали ему снимать фильм в центре Одессы, на Потемкинской лестнице… Наоборот — помогали. Не понимаю эту когорту подписантов антиукраинского воззвания.

Знаю многих из них. Того же Дениса Мацуева — блестящий музыкант, шикарный парень, юморной, веселый. Хорошо знаю Юрия Башмета и других.

Могу понять Гергиева, который, прежде всего — бизнесмен, а уже потом — дирижер. Но Мацуев! Что, у него рояль заберут или пальцы отрежут?! Аналогично с Владимиром Спиваковым, у которого испанский паспорт, оркестр в Испании. Их содержит Хуан Карлос (король Испании 1975-2014 гг. — Ред.). Спрашивается: "Чего ты лезешь?!". Можно было бы просто промолчать — мировые звезды все-таки.

Еще как-то понятны директора московских театров, например, Олег Табаков. Могут помещение отобрать, труппу разогнать… Но все равно противно. Правильнее было бы просто промолчать.

— А вы совершали когда-то поступок, о котором сожалеете?

— Таких поступков было несколько, к сожалению. Но один меня мучает до сих пор, хотя случилось все еще в 1986-м. Только-только защитил диссертацию, и меня вызвали в партком университета. Помню, сидели два человека и один говорит: "Возникла проблема — нам нужен специалист по англоязычной литературе, чтобы мог определить, присутствуют ли в тексте порнография, какие-то антисоветские высказывания и прочее. Не могли бы вы провести анализ…?" Понимал, что можно было бы сказать: "Нет", но оказался бы тогда в очень сложной ситуации — людей из "конторы" не стоило злить. И я согласился — выступил экспертом в области литературы, понятия не имея, чей это авторский текст. Конечно, в нем были и элементы порнографии и прочее, что я отразил в своем резюме. Могу предположить, что тот человек был задержан, и его, конечно, "крутили". Не в связи с тем, что написал я, но в связи с этим, в том числе. Ничего не знаю о его судьбе. Человека могли посадить или дать условный срок и потом сразу отпустить — была перестройка, гласность... Но эта история меня терзает до сих пор.

— На вашем месте мог оказаться любой человек…

— …Но оказался я. 

Олег Филимонов

— С тех пор прошло много лет. Олег Филимонов — кандидат филологических наук, играл в КВН, телеведущий, артист-юморист и вдруг — драматургия. Как попали на театральную сцену?

— Года четыре назад, после завершения телевизионных проектов, мы с друзьями задумались, чем заниматься дальше. И самый креативный из нас Алик Тарасуль предложил написать пьесу. (Александр Тарасуль — сценарист известного "Джентельмен-шоу", художественных фильмов "Семь дней с русской красавицей", "Империя пиратов" и др. — Ред.). Тогда думал, что выступлю в роли продюсера — буду искать деньги, исполнителей, помогать писать, но абсолютно не представлял себя на сцене. Тем более, в качестве главного героя пьесы. Уговорили друзья: мол, ты можешь, у тебя есть энергетика, бэкграунд, понимаешь слова, которые произносишь, чего не скажешь о многих артистах... Подумалось, жизненный опыт есть, сценический — в качестве эстрадного исполнителя — тоже, плюс много занимался стендапами, умею держать публику... Хотя морально был абсолютно не готов. Это — другая профессия, другая работа. Это никак не похоже на телевидение, где все можно смонтировать. Тогда занял жесткую позицию: выйду на сцену только, когда пойму, что у меня получается. Первую пьесу — "Ураган по имени Одесса" — на протяжении трех месяцев репетировал с четырьмя партнершами. Так, как на тех репетициях, не уставал никогда. Даже на телевизионных 12-часовых съемках, включая те, что были при резком перепаде температур: под софитами — плюс 14, а "на воздухе" — минус 9.

— Потом все же вышли на сцену…

— В силу непрофессионализма у меня ноги дрожали, руки потели. Ведь актерское мастерство не изучал, самообразовываться начал позднее.

С другой стороны, очень хорошо, что я — не профессиональный артист. У меня нет набора штампов, какой-то дурацкой интонации, которая к жизни не имеет никакого отношения. Очень повезло с режиссером, который не ломал меня через ногу, а позволял находиться в рамках героя. Именно благодаря режиссерскому таланту киевлянина Игоря Славинского наша первая пьеса пользуется неизменным успехом. Он — профессионал, очень тонкий и не давящий, что для меня очень важно, так как люблю импровизировать.

— Упомянули четырех партнерш, на какой остановились?

— Основной партнершей тогда стала народная артистка Украины Наталья Сумская (позднее — актриса Одесского русского драмтеатра Юлия Скарга). Сумская очень неплохо сыгравшая мою жену, Маню. Нашла для героини некую одесскую, еврейскую интонацию, хотя сама Наталья — украиноязычная, за рамками сцены мы розмовляємо виключно українською мовою. Причем, как-то она обратилась ко мне на украинском, я ей также ответил, и Наталья: "Ой, ти добре володієш мовою..." (смеется).

Олег Филимонов, Наталья Сумская

— Насколько известно, именно из-за языка имел место прецедент с запланированными гастролями на западе страны, куда хотели привезти спектакль "Одесса-мама"? Тогда вы пообещали выучить украинский…

— Свое слово я сдержал, язык выучил. Нельзя сказать, что не его знал — понимал, когда читал, когда ко мне обращались, но разговаривать не мог. Просто не хватало практики. Помимо русского владею английским, французским, испанским, учу итальянский. Всегда привожу в пример знаменитый лозунг Британского совета, курирующего образовательные программы изучения английского языка: "Говори по-английски, неважно правильно либо нет, но говори!"

— Каково ваше мнение о законопроекте №5670, регулирующем функционирование и применение украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины?

— Все, что связано с языком — тонкая материя. За последние четыре года в моем мозгу произошли очень сильные переоценки всего. Никогда не считал себя патриотом, в свое время отсюда не эмигрировал потому, что очень люблю Одессу. Позднее, когда начались крымские события, затем — война на востоке страны, ощутил некую национальную самоидентификацию. Понял, что мне обидно за державу. Поэтому считаю: государственный язык — очень хорошо и правильно. Он должен быть как важная составляющая. Люди, занимающие государственные посты, обязаны его знать, но в быту ты можешь разговаривать хоть на монгольском. Смотреть кино — на том, на котором тебе удобно, телевизор — на том, к которому ты привык. Нечего лезть во внутреннюю жизнь граждан государства с указаниями, что им делать и на каком языке! Это, на мой взгляд, совершенно идиотский "языковый закон", который предписывает сопровождать театральное действо титрами "на мові", а также направлять языковых инспекторов в магазины и больницы… Люди, которые подобное выдумывают и вносят в парламент, извините, просто больные. Ведь есть гораздо более важные, жизненно необходимые законы, чем очередное вытаскивание "языкового", который раздражает порядка 50 процентов населения страны, для которых русский — родной язык. Так сложилось исторически.

— При этом продолжаете причислять себя к так называемому "клану жидобандеровцев"?

— Несомненно, причисляю! Когда в 2014 году по Одессе было шествие с многокилометровым государственным флагом Украины, кто-то меня сфотографировал и выставил снимок в соцсети. Мне сразу же стали писать — из Австралии, США, Израиля, Германии. Интересовались, что это. Я ответил: "Жидобандеровец Филимонов на марше". Так оно и пошло.

— Фискальные службы вас неоднократно позиционировали как примерного налогоплательщика, вы занимаетесь бизнесом?

— Да, и этого не скрываю. Я — совладелец кинотеатра, раньше была их целая сеть, теперь — один, большой мультиплекс "Золотой Дюк". Это хороший легальный бизнес. Есть также ювелирные отделы в магазинах. Все это — "капельницы", которые приносят реальные деньги, поскольку только с театра не проживешь.

Олег Филимонов с супругой Ларисой на открытии Одесского кинофестиваля. 2015 год

— Правда, что многие годы назад торговали металлом, заработали большие деньги, а потом вас "кинули"?

— Это было давно, но правда. Тогда, в 1991-1992 годах, заработал очень приличные по тем временам деньги. Как старт: построил дом, даже приобрел объекты недвижимости. От того опыта остался положительный, самый главный момент — я жив. Хотя многие — мертвы…

— Почти как у Евгения Евтушенко: "Дай бог быть тертым калачом, не сожранным ничьею шайкой", "и быть богатым — но не красть, конечно, если так возможно"…

— Согласен, но у нас это превращается в "возможно всегда". Зачастую человек ищет возможность, где бы стырить и, как можно больше. Хотя для жизни, в принципе, многого не надо. Ясно, нужны какие-то вещи, которыми ты закрываешь свои житейские вопросы. Желательно иметь немного больше, чтобы позволять себе какие-то вещи: ездить на нормальной машине, жить в приличном доме, питаться хорошей едой, позволить себе поехать к друзьям, на свадьбу детей — в Америку или в Европу, раз-другой в году выехать и посмотреть мир. Все остальное — от лукавого. Ведь пять костюмов одновременно не наденешь, на трех машинах не поедешь и не станешь жить сразу в четырех домах. Не напрасно древние говорили: в саване карманов нет.

Под грузом лет пришел к выводу: миллионерам никогда не стану. Нужно нормально жить и позволять тратить с удовольствием сегодня то, что ты заработал.

— Что для вас деньги?

— Конечно же, инструмент. Деньги — это независимость, но… Я лично очень четко для себя определил: никогда не пойду работать к тем людям, которые мне неприятны либо о которых знаю, что они в чем-то замазаны. Просто отказываюсь. Не участвую за деньги в избирательных компаниях. Делаю это только тогда, когда мне человек симпатичен, близки его взгляды. Например, как было с Сашей Боровиком, который баллотировался в мэры Одессы. Участвовал в его избирательной компании абсолютно бесплатно. Просто пообщался с этим человеком, он оказался мне близок по духу. Я понимал, что это — человек западного менталитета, с правильным подходом ко многим вещам. Потому его поддержал. 

Олег Филимонов с супругой Ларисой на открытии Одесского кинофестиваля. 2016 год

— Боровик был в команде Михеила Саакашвили, приход которого, в частности, в Одессе многие восприняли с большим воодушевлением, и вы были в их числе…

— Считаю, что это политик мирового уровня. Но его идеализм и ситуация, через которую он прошел, "сыграла с профессором Плейшнером" злую шутку. У него не было абсолютно никаких рычагов влияния, невозможно что-то строить в одной отдельно взятой "квартире", коммуницируя со всеми остальными регионами. Неужели, он думал, что ему позволят это сделать? Речь — о миллиардных потоках! Таможня, порты, "ореховая история"… Разве человек, которому ежедневно заносят пять-десять тысяч наличными, может от этого каким-то образом отказаться?! Да он схватит пулемет, выставит его в замочную скважину и будет отстреливаться до последнего патрона.

Это все можно переломить только волей верховного главнокомандующего. Яркий пример — Сингапур, где навели порядок жесткими репрессиями и правильным подходом к менталитету людей. Только один страх — неизбежность наказания — может искоренить коррупцию. Понимаю, что это ужасно, но на данном этапе другого пути нет. А потом сделать воровство невыгодным. Работаешь честно — соответственно получаешь, нечестно — сразу в тюрьму. Тогда человек начинает думать: "Что же я со всем этим буду делать? Нужно в банку закатать, в огороде копать, прятать. Зачем? Я же не смогу это потратить...". Все просто.

— Олег Николаевич, исходя из всего вышесказанного и, разумеется, недосказанного, какой подарок вы хотели бы получить по случаю юбилея?

— Это — из разряда фантастики. Мечтаю уехать хотя бы месяца на три в тихое место, где нет ТВ, потому что, когда включаю телевизор, сразу расстраиваюсь. Чтобы не звонил телефон каждые 15 минут и ничего не грузило. Хочу побыть в состоянии некого спокойствия, информационного вакуума на почти необитаемом острове, но с цивилизацией. Вставать утром, завтракать и никуда не торопиться, плавать в море...

Беседовала Лариса Козовая

Фото: Facebook Олега Филимонова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять