В позиции супер-страуса: как Киев теряет Азовское море

Мы можем говорить о потере Украиной контроля над Азовом – это адекватная оценка, а не преувеличение или попытка "разгонять зраду".

ФСБ досматривает суда в Азовском море
ФСБ досматривает суда в Азовском море / dpsu.gov.ua

Заместитель министра иностранных дел Елена Зеркаль заявила, что о "денонсации соглашения с Россией по Азовскому морю не может быть и речи, поскольку это даст возможность РФ заявить о территориальном споре". Прежде всего, следует уточнить, что существует два договора между Украиной и Россией, которые касаются Азовского моря: от 1993 года – договор о, так называемом, квотировании вылова рыбы, который позволяет российским суднам заходить в любую точку акватории Азовского моря, и от 2003 года – Договор между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве и использовании Азовского моря и Керченского пролива (этот документ появился после событий, связанных с Тузлой).

Эти два договора сегодня являются "камнем преткновения" в отношениях с Российской Федерацией, поскольку именно они позволяют России вести себя так, как она себя ведет, в Азовском море.

Читайте такжеКоридор в Крым и Украина "в кольце". Какие задачи преследует Кремль в Азовском мореСогласно названным договорам, Азовское море определяется как исключительно внутреннее море Российской Федерации и Украины, а также не действует понятие "территориальных вод", то есть 12-милльной зоны, и понятие "экономической зоны". То есть не действуют как раз те положения, которые бы давали возможность Украине заявить о защите собственных границ и исключительно своей экономической зоны.

Потому-то и нужно денонсировать оба договора.

Следует отметить, что, несмотря на то, что уже шла война на Донбассе, в ноябре 2017 года в Ростове-на-Дону состоялось общее заседание украинско-российской комиссии, которая рассматривала вопрос квотирования вылова рыбы. И тогда было продлено действие договора от 1993 года, что, на мой взгляд, является полнейшим бредом.

Если анализировать приведенное выше заявление, то, вероятнее всего, она подразумевает, что в случае денонсации Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве и использовании Азовского моря и Керченского пролива (а именно на этом – на денонсации – настаивает здравый смысл), мы потеряем контроль над Керченским проливом. Однако если уже страны Запада заявили о том, что Крым является неотъемлемой частью Украины, а Киев сам никогда не откажется от Крыма, то о каких территориальных претензиях вообще идет речь? Россияне рассматривают Керченский пролив следующим образом: проход через Керченский пролив (существует канал, прорытый по дну Керченского пролива) в свое время принадлежал Украине, а российские корабли должны были платить своего рода пошлины за проход в Азовское и Черное моря, поскольку территориально проход находился ближе к Крыму. Соответственно, на момент оккупации Крыма этот канал и Керченский пролив контролируются россиянами. Если речь идет об этом, то, простите, Крым никто не признает российским, а потому и Украина не будет платить за прохождение из Азовского в Черное море!

Потому о каких территориальных претензиях со стороны России заявляет госпожа Зеркаль – вообще не понятно. Тогда стоило бы ей задать вопрос "А чей Крым?", и дальше исходить из этого. Разве у Украины нет территориальных вопросов к России, например, из-за оккупации ею полуострова, Донецкой и Луганской областей?!

Потому такая аргументация о невозможности денонсации этого договора вообще не выдерживает критики.

Мы должны настаивать на денонсации этих двух соглашений с Россией. Поскольку если будет денонсирован договор от 2003 года, Украина установит 12-милльную зону, и тогда она сможет требовать также установления экономической зоны (а это 200 миль от берега). В таком случае под контроль Украины перейдет бо́льшая часть Азовского моря. А это, естественно, не удовлетворяет Россию.

Потому и возникает вопрос – а чью позицию отстаивает госпожа Зеркаль?

Читайте такжеАндрей Клименко: Азовское море сейчас — это фактически русское озеро

Подчеркиваю, в случае денонсации данного договора Украина получит контроль над бо́льшей частью Азовского моря и возможность свободного судоходства, возможность захода иностранных судов (чего на данный момент нет). А так, Россия, пользуясь этим договором, тормозит эти суда якобы для проверки. Уже известно более 150 случаев задержания суден.

Убежден, денонсация договоров с Россией по Азовскому мору дала бы Украине существенные преимущества в процессе защиты собственных территорий и своей экономической зоны. Поступив так, мы бы сняли множество вопросов. И так мы бы смогли апеллировать к странам Запада, указывая на нарушения Россией основных норм судоходства.

Но – так не происходит. Поведение МИДа мне не понятно, поскольку он в данном случае делает вид, что проблемы просто не существует.

В то же время товарооборот двух ключевых азовских портов – Мариуполя и Бердянска – упал на 5 миллионов тонн, то есть мы уже потеряли треть загруженности этих портов. А это влечет за собой начало искусственного экономического кризиса в этом регионе. Собственно, этого-то и добивается Россия. Она не пытается заставить Украину, как говорят у нас некоторые эксперты, например, возобновить поставки питьевой воды в Крым…

Россия просто экономически душит этот регион, понимая, что основные валютные поступления в бюджет Украины идут от продажи стали и работы двух металлургических комбинатов, которые расположены в Мариуполе. Получив заблокированные порты в Бердянске и Мариуполе, Украина лишится львиной доли валютных поступлений, что приведет к экономическому кризису в регионе, и тогда социальное напряжение и проблемы с трудоустройством достигнут своего апогея. Этого Россия и добивается.

Москва использует "тактику удава" – постепенного удушения украинской экономики.

И почему этого не понимают в Киеве, в частности, МИД – мне не ясно.

Кроме того, я считаю, что слишком преувеличен элемент военной угрозы с моря со стороны России. Да, она существует. Но Азовское море – самое мелкое море в мире: его максимальная глубина составляет 14 метров, а средняя – 7 метров. Потому говорить о том, что будут задействованы какие-то большие корабли против Украины в Азовском море, нельзя. Ведь осадка эсминца составляет 6-9 метров, что делает практически невозможным проход эскадры Черноморского флота РФ. Хотя у России есть полтора десятков суден, с такой осадкой, которая позволяет маневрировать в Азовском море.

Но и в этом моменте снова не ясна позиция украинской власти. Американская сторона готова передать Украине катера береговой охраны "Island". Но – мы их никак не можем забрать, якобы на это нет средств. Хотя украинская делегация уже несколько раз была в США, и этот вопрос, по идее, уже должен был быть решен.

Именно эти катера береговой охраны позволили бы украинским пограничникам и украинской стороне в целом решить проблему сопровождения, конвоирования суден в порты Мариуполя и Бердянска.

Парадокс ситуации состоит в том, что после того, как эксперты начали бить тревогу по поводу действий России в Азовском море, начала предпринимать какие-то действия власть – в частности, после этого было принято решение закрыть три района Азовского моря. Это был адекватный ответ Украины на аналогичные действия России.

Напомню, что Россия 18-22 мая закрыла часть акватории Азовского моря, объявив ее зоной проведения стрельб. Но самих учений так и не было…

Читайте такжеУгроза с моря: что замышляет Россия в Азовском регионеК слову, я озвучивал аналогичное предложение в эфире одно из ведущих украинских телеканалов, и тогда господин Тука отметил, что нам нечем ответить России – мол, максимум, что мы можем – показать дулю россиянам. Но уже через месяц Тука кардинально изменил свои настроения, став "ястребом войны". В частности, он заговорил о том, что Украина в качестве адекватного ответа могла бы блокировать порт Таганрог. Чем он собирается его блокировать? Может, казацкими чайками? Месяц назад человек доказывал, что у Украины нет никакой военной мощности на Азовском море, а сейчас уже выступает с такими бредовыми предложениями.

Единственное, что сейчас может сделать Украина – это укрепить береговую охрану, перебросить сюда американские катера, о которых шла речь выше, транспортировать хотя бы сушей готовые катера "Гюрза", которые производятся на заводе "Ленинская кузнеца" (можем закрыть глаза на собственника этого завода, потому что речь идет о защите национальной безопасности – есть опасения, что Россия на момент прохождения катеров может просто перекрыть Керченский пролив). Кроме того, прошло успешное испытание украинской крылатой ракеты "Нептун" – размещение ее на платформах позволит минимизировать военную мощь России в Акватории Азовского моря, поскольку дальность поражения этой ракеты, если не ошибаюсь, до 400 километров – этого достаточно для того, чтобы поразить любое транспортное или военное судно Российской Федерации. Это был бы наш адекватный ответ на возникшие угрозы.

Также существенно повлияло бы на положение дел создание "москитного флота", то есть флота из небольших малотоннажных суден, которые бы взяли под свой контроль акваторию Азовского моря.

Как видим, ответов украинской стороны может и должно быть несколько вариантов: от дипломатических (разрыв соглашений с РФ 1993 и 2003 годов) до военных (в виде усиления военного присутствия Украины в акватории Азовского моря).

И сейчас вполне корректно говорить о том, что Украина постепенно теряет контроль над Азовским морем, как в свое время потеряла его и над Крымом.

В частности, об этом свидетельствуют экономические показатели двух портов – Мариуполь и Бердянск: повторюсь, снизился товарооборот и, соответственно, загруженность двух портов на 5 миллионов тонн. А это – очень существенный показатель, который свидетельствует о намерениях РФ устроить экономическую блокаду украинских регионов.

При этом адекватного ответа украинской стороны не было. Все разговоры о том, что мы будем менять логистику поставок товаров и отгрузок из Мариуполя через черноморские порты – это откровенная чепуха, потому что железная дорога не выдержит такой нагрузки. А, кроме того, это же экономические потери. К тому же, предложения касательно изменения логистики поставок сырья и отгрузок готовой продукции свидетельствуют как раз о потере контроля Украины над акваторией Азовского моря. Потому что это – не решение вопроса, а признание своего поражения и того факта, что акватория Азовского моря сегодня полностью российская. Давайте тогда вообще объявим закрытым города Мариуполь и Бердянск и не будем вообще ничего делать, сосредоточимся исключительно на черноморских портах?

Читайте такжеЯ — за парад. Морской, в нашем Азовском мореТак что мы можем говорить о потере Украиной контроля над Азовом – это адекватная оценка, а не преувеличение или попытка "разгонять зраду". Если не бить в колокола, мы столкнемся с тем фактом, что Россия вообще перекроет наше судоходство, пользуясь тем, что Керченский пролив сегодня полностью под ее контролем, тем самым она просто задушит экономику в этом регионе Украины.

Если уже бьют тревогу наши западные партнеры, указывая на то, что Украина занимает совершенно непонятную позицию в моменте защиты собственной территориальной целостности и собственных экономических интересов…  Это говорит о том, что украинская власть занимает не просто "позицию страуса", а позицию какого-то супер-страуса и делает вид, что ничего не происходит. А 150 задержаний суден российской стороной?

Пока что, к сожалению, комментарии украинских пограничников о том, что Россия ничего не нарушает, действует в рамках договора, который госпожа Зеркаль не готова денонсировать, свидетельствуют о неготовности украинской власти защищать интересы Украины.

Дмитрий Снегирев, сопредседатель общественной инициативы "Права справа", специально для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новость в спецтеме:Ползучая аннексия: как Украина теряет Азовское море
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять