"Вялотекущий гнойник": что ждет Донбасс после ликвидации Захарченко

Путину не важно, кто выполняет функции "начальников" оккупированных территорий: убрали одного – поставят другого. В зависимости от этого радикально политика не изменится.

Александр Захарченко
Александр Захарченко / Reuters

После ликвидации главаря самопровозглашенной "ДНР" Александра Захарченко многие задаются вопросом – что дальше? Как это отразится на ситуации на Донбассе, на боевых действиях? Как скажется на переговорном процессе по урегулированию ситуации на востоке Украины? Однако я не думаю, что после смерти Захарченко произойдут какие-либо судьбоносные изменения.

Читайте такжеПроблему Донбасса может решить только одна смертьПричина проста: конфликт на Донбассе определяется не конкретными персонами типа Захарченко, Плотницкого, Мозгового, Гиркина и других, а ресурсами. А точнее – наличием или отсутствием политических, военных, финансовых и прочих ресурсов.

Так вот у России ресурсов для присоединения Донбасса нет и не будет, потому что российская экономика не крепнет, а санкции только становятся жестче.

К тому же, попытка присоединить Донбасс к РФ, во-первых, ожидаема, а Путин старается не делать того, что ожидаемо. А, во-вторых, такая попытка будет сопровождаться совершенно несоразмерными издержками: санкциями, международной изоляцией, новым бегством капитала из России и т.д. На это Путин пойти не может.

По сути, Путину не важно, кто выполняет функции "начальников" этих территорий – то ли "Ташкент", то ли "Батя", то ли и.о. Захарченко. Это не важно: убрали одного – поставят другого. В зависимости от этого радикально политика не изменится.

Заявления Лаврова и Пескова о том, что минский процесс себя исчерпал, что о встречах в "нормандском формате" не может быть и речи – это просто удобный повод для того, чтобы зафиксировать уже давно сложившуюся реальность.

Минский процесс изначально затевался для того, чтобы перевести конфликт из "горячей фазы" с использованием военных соединений в фазу тлеющего конфликта. "Горячая война" Москве была не выгодна, потому что при активных событиях все больше бурятских танкистов оказывается в плену, все больше заблудившихся грибников оказывается по ту сторону линии фронта, тем самым все очевиднее становится вмешательство России в дела другого государства. Путину это не надо.

Поэтому, поскольку "горячая фаза" Москве была не нужна, ей было выгодно затянуть историю в виде хронического "замороженного" конфликта, приблизительно как в Приднестровье, а не военных действий, связанных с крупными военными операциями с использованием танков, артиллерии, самолетов.

Это был взаимный интерес и Киева, и Кремля. И "Минск" эту задачу решил. 

И что бы там ни говорили в Киеве – мол, "мы вернем Донбасс", Украина тоже была в этом заинтересована. Киевские политики – не идиоты, они понимают, что вернуть Читайте такжеОставь надежду еще на 5 лет: почему война на Донбассе пока не закончитсятерриторию с четырьмя миллионами голодных злых и антикиевски настроенных избирателей, территорию, в которую нужно вбухивать десятки миллиардов долларов для восстановления, территорию, где менеджмент находится в руках полевых командиров, где под каждым камнем лежит куча оружия – это чрезвычайно дорогое и долговременное мероприятие. И реализовывать его совершенно не хочется Киеву. Поэтому я всегда со скепсисом относился к заявлениям Киева о том, что "уже во вторник мы вернем "Л/ДНР", если не во вторник, то в пятницу". Не вернут, да не очень-то и хотят вернуть. Да и опять-таки, ресурсов для этого нет. Хотя, как патриотические лидеры, они должны заявлять, что никогда не смирятся с потерей территорий. Да, не смирятся… Точно так же на Кипре, где уже 50 лет не могут смириться с разделенным существованием Северного Кипра. Или в Приднестровье – почти 30 лет не могут смириться...

Так что минский процесс, поскольку он выполнил свою не артикулируемую, а реальную задачу, исчерпал себя, он больше не нужен.

Переговоры в "нормандском формате" – это не механизм достижения каких-то реальных соглашений. Это – лишь механизм поддержания диалога. Будет Москва участвовать в этих переговорах в "нормандском формате" или не будет – это не важно. Это всего-навсего лишь "розочка на торте", чисто внешнее проявление. Все эти жесткие заявления – признак того, что Москва ничего сделать не может.

На присоединение "Л/ДНР" к России Путин ни за что не пойдет. Ему и так приходится платить 2-5 миллиардов долларов за содержание этих "черных дыр". А если эти территории Россия возьмет в свой состав, это будет значить, что она получит 4 миллиона раздраженных голодных людей, которые чего-то ждут и на что-то надеются, а еще кучу отморозков с оружием, которые привыкли грабить, "отжимать" и т.д. Путину это совершенно не нужно.

Поэтому радикальных перемен на донбасском направлении после смерти Захарченко не будет. Это будет такой же вялотекущий гнойник, тлеющий конфликт, каким было Приднестровье. Без международных прав, без международного признания, без официальных признанных в мире органов управления, без экономики.

Можно только искренне пожалеть людей, которые будут жить на Донбассе в ближайшие годы.

При этом в России будут делать страшные глаза, играть желваками и мускулатурой, пугать, делать какие-то устрашающие телодвижения – это все для телезрителей. Но реально – нет ресурсов ни на что.

Какие ресурсы у Лаврова? Какие – у Пескова? Вот, к примеру, Путин без каких-либо расследований сразу же после убийства Захарченко заявил о том, что это – дело рук украинцев. А уже через пару часов с негодованием, сверкая глазами, он сказал, что это "так даром им не пройдет". Кому не пройдет? Почему не пройдет? И что он сделает?

Читайте такжеЧисто российское убийство, или Как Захарченко сам подписал себе приговорПутин ничего сделать не может. Разве что ухудшать условия жизни в Украине: где-то устроить провокацию, где-то еще подбросить дров в тлеющий конфликт, поддержать венгерские или польские претензия к Украине – везде, где можно, вбить клин.

Но все это – стратегия мелочевки. Крупных действий Путин себе не может позволить, потому что ему просто не хватает ресурсов.

Поэтому Украине бояться не надо, а опасаться стоит. Киеву нужно готовиться к такого рода действиям, понимать реальные возможности, которые есть у Путина (их не так уж много), понимать степень остервенения московского руководства (это остервенение нарастает по мере успехов Украины, включая и Томос).

Совершенно понятно, что для Путина будет желательным максимально раскачать ситуацию в Украине. Как? Через Медведчука, через Тимошенко, через Порошенко, через "Правый сектор", через коммунистов? Все это не важно, это лишь вопрос техники. Раскачивать ситуацию Россия будет. Но вот переходить к прямым военным действиям – вряд ли, кишка тонка.

Дмитрий Орешкин, российский политолог, специально для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новость в спецтеме:Убийство главаря ДНР Александра Захарченко
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять