Полный отказ Украины от российского газа: популизм или борьба с "внутренним врагом"

Эксперты рассказали, когда и при каких условиях Украина будет способна побороть "газовую зависимость" от России.

Президент Петр Порошенко во время выступления в Институте Европы при Цюрихском университете заявил, что уже через два года Украина сможет обходиться без российского газа. По словам главы государства, государство уже предпринимает меры по укреплению своей энергетической безопасности: запущен реверс газа из ряда европейских стран, к модернизации украинской ГТС уже приглашены зарубежные инвесторы, а также предприняты меры по увеличению энергоэффективности.

Опрошенные "Главредом" эксперты отмечают позитивные подвижки в отказе от российского газа и поиске новых партнеров в сфере энергетики, однако менее оптимистичны в сроках, в отличие от Порошенко. Эксперты рассказали, когда и при каких условиях Украина сможет преодолеть газовую зависимость от России, у каких стран, на каких условиях и по каким ценам мы сможем закупать газ в будущем, а также как может противодействовать Россия, чтобы не дать одному из основных потребителей соскочить с этой "газовой иглы".

Владимир Сапрыкин

Независимый эксперт по вопросам энергетики

 Владимир Сапрыкин:

За такой короткий срок – за два года – Украине вряд ли удастся добиться полной независимости от российского газа. Однако если российский газ будет дешевым и будет своевременно поставляться, то он будет полезен для Украины, как еще один источник наряду с другими.

В течение этого года Стокгольмский арбитраж должен решить все спорные вопросы в российско-украинских газовых отношениях и ликвидировать основные невыгодные для нас позиции относительно поставок и транзита газа из России. Так что в течение этого года газовый вопрос должен быть решен.

Безусловно, мы должны также предусмотреть сценарий, когда Россия не будет выполнять никаких решений международных судов. Это вполне возможно, поскольку сегодня Россия действует, как Северная Корея – нарушает все договоренности и совершенно потеряла здравый смысл.

Поэтому необходимо развивать все источники поставок газа нероссийского происхождения, а также развивать добычу в собственной стране, увеличивать объемы реверса, в том числе получать сжиженный газ от Польши и Прибалтики. Наряду с этим необходимо серьезно экономить газ и внедрять энергосберегающую технику.

В целом, такие популистские заявления главы государства вредят, потому что через два года можно будет спросить Порошенко – почему же он не сделал того, что обещал. Это похоже на заявление [главы "Газпрома" Алексея] Миллера о том, что транзита газа через Украину не будет. Не стоит заниматься шапкозакидательством – нужно просто работать. Нужно навести порядок в самой Украине, потому что возникают противоречия между Президентом, премьером, прокуратурой, и Украина сегодня, к сожалению, так и не может построить эффективную внутреннюю энергетическую политику.

После таких заявлений можно ожидать, что по окончании I квартала 2015 года Россия прекратит обеспечивать Украину газом и попытается  ничего не подписывать, чтобы добиться кратковременной газовой блокады Украины. Вероятно, это будет очередная "газовая война", к которой мы должны готовиться и должны стремиться подписать выгодные краткосрочные контракты хотя бы на II квартал текущего года.

Повторюсь, если российский газ будет вовремя и на выгодных условиях поставляться в Украину, нецелесообразно от него отказываться. Нам нужно уменьшать долю российского газа в газовом балансе. Прежде всего, нужно учитывать, что Россия может существенно сократить поставки газа в страны Евросоюза, в результате чего будут уменьшаться и объемы реверса. Такую политику Россия уже демонстрировала в прошлом году. Главным источником компенсации может стать увеличение собственной добычи газа. Однако мы знаем, что газовая сфера – довольно сложная и требует огромных средств и много времени. Поэтому если постепенно наращивать добычу, придется вкладывать миллиарды долларов. А об этом говорить сегодня сложно, ведь таких денег у государства нет. Но если ежегодно в течение 10-20 лет вкладывать в это дело по миллиарду долларов, то мы сможем постепенно увеличить добычу.

Если Украина откажется от российского газа, то ее основными партнерами будут Польша и Литва (поставщики сжиженного газа). При этом опять-таки возникнет необходимость строительства собственного терминала сжиженного газа. Для этого нужны и деньги, и технологии. Не стоит исключать никаких вариантов – нужно настойчиво работать, несмотря на отсутствие средств, но, возможно, они появятся через год или три. Так что нужно работать по всем направлениям, чтобы сократить долю российского газа в газовом балансе страны.

Александр Гудыма

Эксперт по энергетическим вопросам, экс-нардеп

 Александр Гудыма:

Чисто теоретически я верю в то, о чем сказал Президент. Однако если судить по тем шагам, которые делают Президент и премьер в энергетической сфере, это абсолютно нереально. Объясню – почему.

Цены на нефть падают, и Россия попала в ловушку собственной формулы формирования цены, согласно которой цена на газ определяется как производная от цены на нефть. Складывается следующая тенденция: мы можем себе позволить, построив один-два газопровода с поляками или словаками, продолжить наращивание закупок европейского газа. Но нам важно распрощаться с большим потреблением российского газа, не ставя себе целью тупое наращивание потребления европейского газа. Мы забываем, что остаемся наиболее отстающим государством в плане энергетического потребления. Так, к сожалению, бюджет на 2015 год показал, что потребление газа населением и коммунальной сферой не имеет шансов существенно сократиться в нынешнем году. Плюс кадровые решения Президента в энергетической сфере не позволяют надеяться на быстрые перемены: он назначал министром и главой национальной комиссии людей, которых еще нужно учить, как молодых ребят, которых призывают в армию и отправляют в зону АТО. Чтобы научить стрелять из автомата нужны две недели, а чтобы разобраться в проблемах энергетики нужно учиться несколько лет.

Совсем недавно мы говорили, что политически зависим от России, и россияне нам устанавливали такие цены на газ, которые считали нужными, или давали подачки. Сейчас мы можем быть уверенными, что в европейский "газовый котел", куда поступает газ из множества источников (Африки, Норвегии и т.д.), через два терминала – польский и литовский – может прийти сжиженный газ из США. То есть газа в Европе однозначно станет больше, даже несмотря на то, что из России в ЕС его будет поставляться меньше. У Европы нет проблем с источниками газа. При нашем сотрудничестве с ЕС мы сможем также быть уверенными, что цена на газ будет экономически обоснованной, то есть мы не сможем говорить, что Украине ЕС продает газ дороже или дешевле, чем остальным, какая цена есть, такая и есть. Сейчас газ будет дешевле из-за падения цен на нефть. В ближайшее время, пока цена на нефть будет удерживаться в пределах 50 долларов (плюс-минус 10), условия закупки европейского газа для нас будут более благоприятными, чем во втором полугодии 2014 года.

Но это все не имеет отношения к сокращению потребления газа. Мы сейчас говорим только об уменьшении объемов закупок газа, о сокращении потребления российского газа. Но у нас есть и "внутренний враг"! Это – наше собственное потребление, которое совершенно не сокращается. Нужно что-то делать, чтобы инвесторы пришли в страну, в частности, в энергосберегающий сектор. Да, хорошо, что мы покупаем газ в Европе, где цена меньше, но мы-то его по-прежнему покупаем настолько много, что это ложится тяжелым бременем на бюджет страны. Нам нужно делать большую энергетическую революцию, которой нет в планах на 2015 год.

У России сейчас больше проблем не с Украиной, а со США, которые являются инициатором падения цен на нефть. Поэтому США – основной раздражитель для России в плане того, что делать с поставками нефти и газа в ЕС. Без такой помощи со стороны США ЕС кричал бы, что он сильно зависим от российского газа. (Хотя это не помощь, а рынок, потому что американцы не будут танкерами возить сжиженный газ или нефть на побережье Балтийского моря.) В нынешней ситуации, сложившейся с ценой на нефть, можно ожидать, что рынок газа будет очень благоприятным по цене для украинцев и европейцев. Благодаря этому европейцы смогут себя спокойно чувствовать в энергетической сфере, независимыми от России. А россияне, кроме военной интервенции, ничего не могут противопоставить. Но они не начнут войну против Саудовской Аравии или США! Так что сейчас ситуация на рынке энергоносителей (даже невзирая на то, что идет война России против Украины) не настолько плохая, чтобы мы не смотрели с перспективой в будущее.     

Михаил Гончар

Президент Центра глобалистики "Стратегия

 ХХІ" Михаил Гончар:

Полный отказ от российского газа возможен при двух условиях. Первое – если мы будем стремиться к радикальному сокращению импорта газа из России и замене его газом из других стран. Второе – если с российской стороны будет продолжаться политика газового шантажа Украины. Если так будет продолжаться, то нам ничего другого просто не останется, кроме как избавиться от этой газовой зависимости.

Но не думаю, что так выйдет на самом деле, ведь для России "газовый рычаг" был всегда способом политико-коррупционного давления на украинскую власть. Поэтому российская сторона делает такие заявления, как, например, "Газпром" (о том, что через четыре года транзита через Украину не будет). Но это все – блеф. И в этом нет ничего нового. А то, что на самом деле будет происходить, может быть прямо противоположным тому, о чем говорится (мы видим это по контракту на поставки электроэнергии из России в Украину и обеспечение электроэнергией Крыма). Россия продолжает действовать теневым способом, используя механизмы, очень похожие на схемы а-ля "РосУкрЭнерго", с тем, чтобы создать определенные каналы давления на украинское руководство посредством коррупционных механизмов. Газовый сектор в этом плане – идеальная среда.

Такое заявление Президента совершенно адекватно с точки зрения целевой установки. Но насколько это реально сделать в ближайшие два года? Это будет решаться по более сложному алгоритму. Несмотря на всю риторику российской стороны, мол, "мы вам покажем кузькину мать", львиная доля потерь "Газпрома" за прошлый год – это потери от потери украинского рынка. Если в течение периода существования "контрактов имени Тимошенко" "Газпром" в среднем получил 12 млрд долл., то в прошлом году эти объемы сократились более чем в два раза. Так что "Газпром" теряет и в объемах экспорта, и в денежных поступлениях. И он как бизнес-структура не заинтересован в потере украинского рынка.

Нам также тяжело маневрировать. Хотя за прошлый год мы импортировали из России 14,5 миллиардов кубометров газа, а не 27, как раньше, и не 50, как десять лет тому назад. Но, тем не менее, сиюминутно найти такие же объемы газа на европейском рынке будет сложно. Тем более, когда "Газпром" прибегнул к стратегии минимизации поставок на европейский рынок, чтобы там не оставалось лишнего газа. Стратегически Президент дает правильный ориентир, но как это будет обеспечиваться на практике – вопрос. Мы видим, что действия президентской команды в энергетическом секторе по отношению к Крыму оказались неадекватными.

В прошлом году Украина большой объем газа купила у европейский партнеров. И количество этих партнеров увеличивается: если все начиналось с немецкой компании RWE, то сейчас их уже несколько, причем это серьезные компании. Так что есть партнеры, и создаются новые технические возможности. К тому же эти поставки более выгодны по сравнению с "газпромовскими" ценами. Ведь "Газпром" всегда применял два механизма относительно Украины: ценовой и долговой, то есть завышенные цены, которые формируют долги, и долговая зависимость, которая потом оборачивается необходимостью закупок все больших и больших объемов газа. Поэтому априори любые европейские поставки выгоднее для Украины. Так, разница в цене, по которой мы покупали российский газ и газ у европейских стран, иногда достигала почти 100 долларов.

Сотрудничество с европейскими странами основывается совершенно на других принципах, отличных от "газпромовских". В Европе заключаются краткосрочные контракты по принципу "заплатил – возьми", при котором сложно придумать какие-то злоупотребления. В Европе существует привязка к цене котировок на спотовых европейских рынках, то есть там не так срабатывает привязка к цене на нефть, как происходит в случае с "Газпромом". Ситуация для "Газпрома" сейчас оборачивается не очень хорошо, потому что падают цены на нефть. Но опять-таки в случае с "Газпромом", не он определяет свою газовую политику, а ему ее определяют из Кремля. Поэтому сейчас есть определенный конфликт интересов "Газпрома", как бизнес-структуры, и "Газпрома", как инструмента политических влияний Кремля на Украину и Европу. Похоже, что побеждает второй подход.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять